Josie, Seba, Mirajane, Katherine, Josephine, Lin Rosie Рози сжимает обеими руками кружку с кофе, наблюдая за тем, как мама ставит вторую. Кивает немного машинально на её ответы, задумавшись снова о том, как бы лучше задать этот чёртов вопрос. Она понимает головой, что это естественное желание узнать правду о себе и своём рождении, это совершенно нормально говорить о прошлом, её не осудят, не осмеют, примут в любом случае. Вампир, что принял маленькую ведьму, не станет осуждать за столь невинный вопрос. Розетта и не вспомнила бы на самом деле момента, когда её в этом доме осуждали и не понимали, она всегда была нужной, ценной, её мнение всегда спрашивали, будто в любой мелочи важно её участие. Mateo, Lewis, Everett, Moira, Herman, Cornelia, Thomas, Rickard when you're down


shadow souls

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » shadow souls » Партнерские узы » как б[ы] кросс


как б[ы] кросс

Сообщений 1 страница 39 из 39

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/4/685550.png
гостеваяролисамые нужныехотим видеть

0

2

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id=54&p=2#p9802

anubis

https://imgur.com/fhfCIA2.png https://imgur.com/Yi9uyjw.png https://imgur.com/Yx4so3Q.png
[oded fehr]

[indent] » egyptian mythology

«После миллионов лет упорядоченного сотворения мира
[indent]  [indent] вернется предшествующий сотворению хаос

Мистерии имеют много слоев, каждый из которых открывает новую плоскость знаний. Так же, как образ Анубиса имеет несколько смыслов, меняющихся в зависимости от контекста. Например, у Анубиса — два лика, черный и золотой. Чёрный Анубис связан с первым этапом алхимического процесса — «чёрным деланием», которое в психологическом плане означает вхождение в хаос, разъединение, распад. Золотой Анубис — путь созидательной трансформации личности.
Человек — существо многосложное, симбиоз сил. Вся жизнь человека, все события, которые ему предстоит пережить, все, в чем он будет участвовать или наблюдать, — это личная мистерия посвящения. И только от человека зависит, сможет ли он пройти этот путь и обретет ли в конце этого пути бессмертную душу.


может быть ты подумаешь, что я поехал. но. у меня есть  о ч е н ь  концептуальный сюжет кроссовера стар трека с египетской мифологией, где пантеон богов — это не идеализированная человеком сущность, а квинтэссенция космоса; где-то за пределами знакомого, открытого, обитаемого, — где-то на грани физического воплощения и философской идеи о «конечности» пространства-времени.

что-то сюжетное, что-то не очень;

дело в том, что мой лорка — знатно проебался по жизни, прыгая туда-сюда из прайм! и миррор! вселенных (а у нас еще и соприкосновение с ребутом будет, и еще черт знает сколько таких разломов). его время, с точки зрения столкновения двух вселенных, не просто остановилось; оно исчезло, — его отторгают обе вселенные, он стал ошибкой, пространственным и временным коллапсом. по идее, ему бы, конечно, подойти к той же точке невозврата, в которой в конце второго сезона оказалась филиппа — стать константой в определенном отрывке времени, чтобы «заземлиться» в нем. но. НО. (он слишком заебал всю вселенную своим существованием, чтобы она легко и просто выкинула его в безвоздушную среду, как биомусор). так что, если решишься — будь готов, что я накидаю тебе пару источников вдохновения и миллион своих мыслей о том, как в рамках этого кроссовера можно переобмозговать древний образ божества. (если что-то пойдет не так, и тебе покажется, что все это звучит слишком плохо и не_научно — ты всегда можешь сказать "стоп", и мы подумаем над чем-то попроще).

пример поста;

тут пост

0

3

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id=54#p606

adrien agreste
[студент, супергерой, модель]

https://i.pinimg.com/474x/94/23/6c/94236c4fcf391c62c1df1ad88aabb434.jpg
[original, arts, aesthetics]

[indent] » miraculous ladybug & cat noir
[WARNING! сразу два пункта: во-первых, хочется видеть его как Котволкера в плане поведения: в том самом костюме и с хвостиком, но не с зелёными волосами хд серьезного, собранного, иногда слишком ответственного и немного занудного... дабы раскрепостить его постепенно. Покажите Адриана, которого Габриэль довёл до состояния "маленького взрослого". Не Феликса с его вредностью и хитростью, нет, а именно ответственного героя в обоих его воплощениях. Во-вторых - заявка в пару, но не только для романтических сопелек.]
Адриан Агрест - особенный мальчик. Только давайте без теории о том, что он сентимонстр. Это дичь даже для такого любителя стекложорства как я. Послушный сын, скромный джентльмен и истинный рыцарь Парижа 21 века. Стоило тебе всего лишь подать старику трость, как он уже увидел в тебе огромный потенциал и подбросил камень чудес чёрного кота, с помощью которого сей очаровательный порой до скрипта зубов юноша может разрушить что угодно силой разрушения.


дополнительно: Как уже было сказано выше - я бы хотела забрать Адриана в пейринг. В конце концов, мы оба дети, которые толком не знают родительской любви. Иногда - а Адриан всегда - мы прячем настоящих себя, играем другие роли, чтобы родители нас приняли. Мы могли бы сойтись на этой почве сначала как друзья, а потом как пара. К тому же, по некоторой задумке у нас (пока что у меня и Хлои) Габриэль не такой... несамостоятельный, а гораздо более способный и изощренный, сообразительный злодей, которого отец Зои оставил, первым найдя некий артефакт, способный вернуть Эмили к жизни, поэтому Габриэль подослал убийц к мистеру Ли, а потом закономерно заподозрил, что артефакт мог попасть в руки Зои, дочери убитого соперника.  И теперь, когда девушка приехала в Париж, Агрест пригласил ее в качестве модели для женских образов его бренда, дабы проследить за ней и заставить отдать ему нужную вещь. В общем, на лицо потенциал для драмы а-ля "твой отец убил моего, могу ли я верить тебе?" И все такое. В остальное расскажу в лс.
Добавлю, что я не хейчу Маринетт, но уступать не буду. Поэтому если вы хотите играть каноничный пейринг адринетт... ну, это не совсем то место, простите-извините хд

пример поста;

...Зои растерянно смотрит в зеркало на свое веснушчатое лицо. В целом, кожа её бледновата, большие щеки, маленький рот с не выразительными губами. Серо-голубые глаза не особо яркие. В общем говоря, вроде и миленько, но... скучно, тускло, ничем не примечательно. И не то, чтоб она особо комплексовала из-за внешности. По правде говоря, иногда она даже радовалась, что её внешность вряд ли можно назвать по-настоящему привлекательной, так как она не любила излишнее внимание и не хотела бы, чтоб ей проходу не давали парни-фанаты. Ей такое вообще не интересно.
Но вот сейчас она попросту пыталась понять, с какой-такой радости Габриэль Агрест послал в отель Гранд-Пари свою помощницу с приглашением для нее, Зои, войти в ряды моделей его дизайнов. Она даже не понимала толком, откуда он в принципе узнал о её существовании. И почему не Хлоя? Она изящнее, знает, как себя подать, врождённая француженка. Красотка с ярко-голубыми льдистыми глазами. Никаких шрамов, никаких "нелепых" веснушек. Нет, самой Зои её веснушки нравились, но Одри и девчонки из её бывшей школы зачастую указывали ей на то, что веснушки делают девушку внешне деревенской дурочкой.
Зои было всё равно, как она выглядит, главное, чтоб чисто и аккуратно, а на титул и образ волшебной принцессы она никогда не претендовала. Так что сейчас она сидела перед туалетным столиком, держась за стул обеими руками, и с недоумением пялилась на свое отражение. Она странная, немного нескладная, как многие подростки в этот период, с её скучным лицом, с её неровной стрижкой, которую она до сих пор не подравняла, с этими розовыми прядями... Модель дизайнера, довольно известного в Париже.
Бред какой-то.
Зои щипает себя за предплечье, морщится и ловит эту гримасу в отражении. Но даже после лёгкого, быстро тающего неприятного ощущения все происходящее все равно не кажется ей реальным.
- Хлоя, ты уверена, что это нормально? Разве не ты хотела? Мне казалось, тебе нравится... как там его... Адриан, сын этого дизайнера. Я думала, это ты хотела с ним сниматься. Или... Маринетт вот тоже. Она всё время пищит от восторга, когда заходит речь об этом дизайнере.
- Глупости, детка! Адриан Агрест - красавчик, но абсолютный зануда-ботаник. С ним разве что подружиться я могла бы. А Маринетт творческая натура. Её именно талант его отца интересует. Адриан ей как брат. А влюблена без памяти она в Котогероя. Котволкера. Ну, влюбиться в супергероя это нормально для девчонки-пятнадцатилетки. Пусть. Хотя если он разобьёт ей сердце, я его уничтожу. В общем, перестань искать  отмазки. Послушай, Зои. Отставь ты эту свою лишнюю скромность! Ты очень даже симпатичная. Думаю, уж опытный дизайнер знает, кого в модели берет. У тебя все получится! - несколько вальяжно прощебетала Хлоя, приобняв сестру за плечи. - А теперь нам надо поспешить. А то мадам Менделеева не пустит нас на урок, если  мы опоздаем даже хоть на минутку!
Что ж, им обеим в голову не приходило, что цели у "опытного дизайнера" отнюдь не поднять самооценку приезжей девчонки, а кое-что совсем иное. Но до момента, когда они это узнает, еще очень далеко.
Уроки прошли спокойно и даже скучновато. Однако Зои была словно на иголках. Она боялась не оправдать возложенного на неё доверия и надежд. Быть лицом какой-то более или менее известной компании та еще ответственность. И морока.
Так что, переволновавшись, она стала рассеянной. Ей передали информацию о том, что после занятий ей стоит подойти к Адриану и поехать с ним в какую-то конкретную студию. Да, они уже пару недель проучились в одном классе. Да только пока нще особо не общались: только "привет-пока". Неуверенно приближаясь к нему, Зои споткнулась об свой развязавшийся шнурок на цветном коде и полетела вперед. Буквально навстречу Агресту.
Боже, как по-идиотски неловко! Наверняка подумает, что в свои пятнадцать она по развитию отстаёт лет на десять...

0

4

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p13533

fenris
[беглый раб
свободный эльф
лучший друг защитника киркволла]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/140/662238.jpg
[your choice]

[indent] » dragon age
[indent] Когда-то его звали Лето, но его собственное имя он узнает лишь от сестры, что предала его, обманула, приведя вновь к бывшему хозяину, заманив в ловушку, что была устроена в Висельнике.
[indent] Хоук и не думал отдавать Фенриса Данариусу — за то время, что они были знакомы, начиная с драки на пороге эльфинажа, маг уже успел проникнуться к эльфу неподдельным уважением, а сам Фенрис стал неотъемлемой, весьма важной частью его разношерстной, взбалмошной, известной уже почти на весь Киркволл компании.
[indent] Фенрис также был одним из немногих, к кому Хоук был способен чувствовать что-то вроде… жалости и сострадания. Он видел несчастных, с которыми Андерс возился в своей лечебнице, видел бедность Нижнего города, сумев вырваться из нее лишь благодаря стойкости, упрямости и удаче, но история беглого раба, что хлебнул горя и боли, упрямо продолжая терзать себя ненавистью и отчаянием, трогала скупого на эмоции Гаррета куда сильнее.
[indent] Для Хоука Фенрис — лучший друг, такой же верный, как и Варрик, хотя первое время их общение было весьма… напряженным. Гаррет — маг крови, с чем довольно долго не мог смириться эльф, да и водил дружбу с одержимым отступником, что так ратовал за свободу ненавистных Фенрису магов, но Хоук смог доказать эльфу, что достоин его доверия и верности.
[indent]  Они всегда довольно хорошо друг друга понимали — Хоук почти так же мрачен, как и эльф, и у него весьма похожие понятия о правосудии и мести, а еще порой жестокий, очень своеобразный юмор. Гаррет всегда поддерживал Фенриса в желании помочь несчастным невольникам, всегда был рад пойти с облавой на работорговцев, что вновь расположились на Рваном береге, совершенно не понимая и не принимая как ненависти к эльфам, так и рабство, неважно, является ли оно открытым, или же воплощалось в строгом контроле храмовников над магами в Кругах.
[indent] Преданность эльфа лишь немного пошатнулась, когда Хоук принял решение все же поддержать магов, когда вспыхнул уже давно назревающий в Киркволле конфликт, но Фенрис знал, что каждое решение мага тщательно взвешено, и что все его действия продиктованы лишь холодным расчетом.


Просто приходите.
Я играю любые сюжеты и альты, с ответами не тороплю и стараясь не задерживать посты сам.

пример поста;

[indent] Несмотря на яркое, жаркое пламя в очаге и множество свечей, воткнутых то тут, то там, оплывающих прямо на рассохшееся дерево столов, в помещении сохранялся прямо-таки неприятный, пробирающийся под одежду и пронизывающий буквально до костей холод. Они давали достаточно освещения, но никогда - тепла. Множество алхимических препаратов, останки тел животных и существ, расставленные по множеству полок вдоль стен, засушенные травы под потолком не терпели жара, сохраняясь только при неприятном любому живому существу холоде.
На алхимической лаборатории медленно, очень медленно закипало очередное зелье - темно-зеленое, им можно было обработать лезвие клинка или наконечник стрелы - плавно стекало в небольшую колбу уже пару часов как, но всё равно тягучая жидкость едва закрывала собой толстое дно.
В комнате на самом нижнем этаже подземелий было тихо, несмотря на кипящую в Темном Братстве последние пару месяцев жизнь.

[indent] Люсьен быстро, выверенно разделывал труп, лежащий на каменном столе, потеряв где-то привычную мантию Уведомителя и закатав рукава чёрной рубахи выше локтей, обнажая почти мертвенно-бледные запястья с ещё более белыми нитями шрамов и вымазавшись в крови.

[indent] - Слышащая в курсе? - Тихо спросил мужчина, впрочем, даже не посмотрев на стоящих у порога в его личные владения. Пока что весьма скромные, но лишённые от посягательства посторонних - тёмная, гнилая аура некроманта простиралась на добрую пару этажей, и даже едва ли живой Бабетте было немного неуютно, когда она забегала за реактивами или травами, которых у Люсьена всегда было в избытке.
Некромантам всегда было тяжело существовать рядом с живыми, а после возвращения из Пустоты Лашансу было и вовсе непросто, поэтому каждый день превращался для него в самую настоящую пытку. Но других вариантов на горизонте пока не наблюдалось.

[indent] - Я не думал, что всё… так, а она взяла, и… - Мямлит юноша, совсем ещё мальчишка у входа, перед этим бегло посмотрев на своего приятеля, что толкнул его слегка локтем в бок.

[indent] Лашанс подавил желание закатить глаза - слишком уж был занят. Резко дёрнул рукой, отсекая мягкие ткани от костей, тут же погружая их в миску с густым, едко пахнущим раствором - они ему ещё понадобятся, как и органы, которые можно будет пустить на зелья и сильнодействующие эликсиры. До его появления в числе живых подобным занималась Бабетта, но Люсьен знал себе цену еще тогда, двести лет тому назад. Его эликсиры, яды, настойки были на порядок сильнее. Он занимался этим и сейчас, восстанавливая навык, прекрасно понимая, что нестабильная пока магия не позволит ему выполнять контракты, как это было прежде.

[indent] - Громко. Чётко. Ещё раз, - тихо, совершенно спокойно отзывается мужчина, наконец поднимая взгляд на топчущихся на пороге убийц. Смотрит долго, пронизывая насквозь, заставляя ещё сильнее жаться друг другу, врастать в пол, чувствовать всю собственную бестолковость.

[indent] Когда-то под этим взглядом затихали даже его коллеги по Чёрной Руке, и рядовые убийцы не стали исключением, заговорив почти сразу:

[indent] - Мы пришли к ней сначала. Рассказали, что случилось, и про девчонку, и про...клинок. Она отправила к вам, - чуть более смело говорит юноша, судорожно сглатывает, вновь роняя взгляд в пол и добавляя уже куда как тише и менее смело. - Сказала, чтобы вы назначили нам наказание.

[indent] Лашанс всё-же тяжело выдохнул, не очень-то аккуратно, с громким шлепком плюхнув истекающее почти свежей кровью сердце на свободную миску.

[indent] - То есть, вы мало того, что упустили свою цель, указанную в контракте, но и позволили ей украсить клинок, дарованный вам из Пустоты самым Ситисом?

[indent] В помещении разом становится на пару градусов еще холоднее. Пламя свечей падает, мелькает на фитиле жалким голубоватым огоньком и пускает слабые искры, но мужчина быстро берёт себя в руки, щёлкает пальцами левой руки, и всё приходит в норму. Только пламя в очаге вьется беспокойно, облизывая чёрный котелок на вертеле.

[indent] Не хватало ему ещё сорваться на этих идиотов, которые продержатся в Братстве едва ли ещё полгода - Пустота, а ее зов Люсьен теперь ни с чем и никогда не спутает, заберёт их довольно скоро.

[indent] Вытерев влажной тряпкой наконец руки, оставляя на них всё равно бурые разводы крови, мужчина наконец разворачивается к убийцам. Его лицо всё ещё не выражает ни единой эмоции, как и чернильно-черные глаза, но голосом можно заморозить ещё пару городков в этой и без того холодной провинции. Лашанс складывает на груди руки, смотрит открыто, долго сохраняя молчание, подыскивая максимально подходящий вариант, который устроит всех.

[indent] - Ступайте. Не прикасайтесь к новым контрактам. По возвращении я найду вам… занятие.

[indent] Дверь с глухим, поспешным стуком закрывается с другой стороны, и мужчина всё же проводит по лицу ладонью, прикрывая глаза.

[indent] Всё было совсем не так, как он ожидал. Братство стало… другим. Лишь тень, жалкие слухи о той легенде, которым оно являлось двести лет тому назад. Ни системы, ни контроля, ни трепета перед Матерью и Ситисом, лишь жалкая жажда быстрых, лёгких денег, превращающая новых рекрутов в жалких наёмников.
Астрид, что пустила Тёмное Братство едва ли не по миру, нынешняя Слышащая, плохо понимающая, кем она теперь является, воспринимающая саркофаг Матери каким-то сюром, не более… пожалуй, из всего нынешнего Братства Люсьен мог открыто поговорить только с Цицероном, что много общался с Матерью в своё время, но вот именно с ним, как ни странно, и не хотелось.
Несмотря на схожесть взглядов, рыжий шут раздражал некроманта до дрожи.

[indent] У них и Чёрная Рука будто позаимствована у инвалида-бедняка из Виндхельма - только Слышащая и вернувшийся из числа мёртвых Уведомитель. Это даже не смешно.

[indent] Тяжело вздохнув ещё раз, Люсьен скользнул взглядом по трупу, которым занимался последние пару часов - ещё одна работа скампу под хвост. Он может наложить чары стазиса на останки, но какой от них толк, если в его комнаты регулярно вламываются все, кому не лень, а он понятия не имеет, когда вернется после того, как в очередной раз отправится подчищать за вверенными ему убийцами?

[indent] Все почти как раньше. Почти.

***
[indent] Снег сыпет, тучи тянутся всё ниже и ниже. Люсьен может посревноваться с ними в мрачности, хотя в этом нет особой необходимости - знает же, что выиграет с хорошим отрывом.
Дорога заканчивает петлять, и после одного из поворотов он наконец отпускает Тенегрива охотиться, погладив напоследок по длинному, гладкому черному носу - заставлять его дожидаться в общих конюшнях было почти что кощунством, а объясняться потом с конюхом за неожиданно откусанные пальцы не хотелось совершенно.

[indent] Город погружен в снег и тоску, как и двести лет тому назад. Лашанс ориентируется в улицах слабо, все-таки многое изменилось за двести с лишним лет, когда он был здесь последний раз, но это хоть что-то.
Карман греет записка контракта, который недоумки так и не смогли выполнить.

[indent] Исправлять чужие ошибки было его обязанностью. Заботится об убийцах в убежище было выбито у него на костях черепа, и Лашанс старался до последнего своего вздоха, Ситис свидетель.
Но как же его бесила чужая глупость!
К тому же, нынешние убийцы не шли ни в какое сравнение с теми, что подчинялись ему в Чейдинхоле, но…
Он был обязан.

[indent] Немного послонявшись по улицам, надвинув не слишком глубоко на лицо меховой капюшон зимнего плаща, чтобы примелькаться горожанам, он заходит в первую попавшуюся таверну, чтобы согреть руки и послушать местные сплетни - это тоже никогда не было лишним.

[indent] Заказывает горячий травяной отвар, занимает одно из свободных мест под не самым освящаемым столиком, скидывая с плеч плащ да скользя по местным лицам равнодушным, но цепким, внимательным взглядом.

0

5

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id=54#p9067

rosaria
[соборная сестра, пьяница, бэтгёрл монда, коллега по грязным делам]

https://c.tenor.com/611iagiBPgUAAAAd/rosaria.gif
[original]

[indent] » genshin impact
Если кто и повидал некоторого дерьма, так это сестра Розария; ещё до того, как стала сестрой. Отчасти потому сестрой и стала, что дерьмо повидала, но да это, наверное, не суть.

Её нельзя винить за равнодушие или циничность, за далёкую от нежности натуру и бытие, так сказать, немного мёртвой внутри - жизнь такая, очень располагает. У Розарии имеется список вещей и людей, которые ей важны и за которых она переживает, однако это не то, что будет озвучено ею вслух. Она вообще не из самых разговорчивых, но одна из наиболее ни то проницательных, ни то внимательных людей в вашем окружении. Потому что привычка, потому что это ей ничего не стоит, потому что жизнь многому научила; в конце-то концов, слушать и смотреть - это нередко залог предотвращения проблемы, чтобы говорили и не смотрели другие после. Человек как действия, так и бездействия, вполне понимающая, на что способна, на что нет, куда стоит влезать, и где будет полезна.

Меньше всего на свете ассоциируется с религиозной сестрой, и это, конечно же, вполне оправдано. Во что-то Розария, впрочем, да верит. Просто так сложилось, что чёрную работу кому-то выполнять надо, дабы остальное блестело да не бросало тень на что не следует. Если видит в том смысл и отдушину, то чем не служба богам? Даже если не во имя них как таковых. Пока люди, важные для неё, счастливы, Розария спокойна. Себя же можно выражать через едкие замечания, черновую работу и, конечно же, бутылку. И если с главным пьяницей Монда всё понятно, то главная пьяница, пожалуй, канонично причастна к церкви: есть в этом что-то традиционное, как на крути. А остальное... Что же, секреты, как и молчание, Розария хранить умеет, особенно собственные. Не зря, в конце-то концов, по духу она максимально близка Кэйе, несмотря на кардинально отличное внешне выражение. Нутро не изменишь.


Мне бы хотелось быть вполне себе едкими, но эффективными партнёрами: по чёрным делам, по борьбе с очень злачной стороной Монда и его врагами; полагаю, Розария - это один из тех немногих людей, кто может быть в курсе допросов с пристрастием, что устраивает Кэйя, не осуждает за них, и даже способна сопровождать по мере необходимости, потому что... ну, жизнь такая, не так ли? Кроме дерьма ничего не обещали, так пускай хоть с пользой. И нет, я конечно же не прошу быть капитанским психологом, но... ну... ладно?... Собутыльником, вот. Пожалуйста, умоляю. С Венти валяться под  дверями таверны, конечно, ок, но он же ветер - сегодня есть, завтра нет, а хочется стабильности в таких отношениях, дно бутылки дело требовательное. И вообще, мне кажется Розария и Кэйя прекрасны в плане вместе тусить, потому что черти, красота ненаглядная и ойвсёнупосмотрите. А ещё давайте Розария будет тоже заботиться о Джин, а? Это у нас тут хобби такое, не дать новоиспеченному магистру досрочно отойти в мир иной или в дурку. А за яд ни я, ни Дилюк не обидимся, потому что весело. Важно: будет круто, если вы захотите найти Барбару и развивать Мондовскую ветку, просто потому что.
Пишите от 3 лица не по посту в месяц, делайте это достаточно грамотно, цените чернуху и всё - большего не надо. По всем вопросам пишите, договоритмся.

Не буду шутить про тройнички, но какие вайбы, ай какие, грех не юзать.
пример поста;

Было ли страшно? Ху'ИнТау не знал; уже терялся различать страх и не-страх. Просто... просто сейчас всё было по-другому. Не так, как в повторявшейся из раза в раз бесконечности, и что делать... Если честно, мальчишка не знал. Пускай его и готовили как могли, пускай разумом и пережитым уже давно не был ребёнком, коим оставался из-за игры Бездны, будь она неладна.

Он не видел дождя; не то чтобы никогда, но когда видел - уже забыл. В сражениях и побегах таковой если и бывал, то принц не помнил: слишком занят был другими делами. Выживанием; своим и отцовским. Не упускать из виду и не терять последнее родное и знакомое, учиться и учить. Переживать из раза в раз. Переставать задаваться вопросом, кто был кем до того, как обернуться... этим; и не слушать, что они говорили, даже если со временем - на чёрт пойми каком кругу - начал понимать, что значили эти преображённые звуки когда-то родного языка.

Он не видел монстров. Если честно, вообще никого не видел, и это вызывало почти панику.

Ему хватило того, что воздух тут был иным; дышалось иначе. Ему хватило того, что даже несмотря на облака тут словно было бы светло, словно бы за ними что-то имелось. Ему хватило того, что сказал и как повёл себя отец, пораженный и начавший увядать здесь еще более заметно, чем в Бездне. С излишком стало того, что отец отсюда испарился, оставив мальчишку в мире, не переполненном ни магией, ни монстрами, ни тьмой, ни бесконечной, безостановочной борьбой за выживание. И сколько бы его, наследника того, что по словам Императора когда-то получит шанс благодаря своему уникальному, избранному наследнику, последней надежде, готовили к этой разлуке... Чёрт подери, это всё-таки являлось страхом, да?

Мальчишка совершенно растерян. Это не привычный ему мир, это слишком далёкие отголоски жизни, о которой успел подзабыть. Что делать, куда идти, с чего начать и... что вообще жалкий мальчишка способен сделать?

Он укрывался в каком-то старом сарае, периодически потирая перевязанный глаз: тот отчего-то пульсировал и вредничал сильнее обычного, вводя в ещё больший ступор и практически выступая панику. А может даже хуже того.

Ху'ИнТау был настолько растерян, настолько вне уюта и того, что для него стало нормой и привычкой, что все его рефлексы разом не сработали, когда оказался обнаружен неким статным рыжим мужчиной. Тот что-то спрашивал, говорил, уточнял, а мальчишка... Чёрт подери, едва ли что-то разбирал. В памяти невольно всплывали обрывки из речи матери, знакомыми вкраплениями, коих, впрочем, недостаточно для понимания; матери не стало слишком давно, ещё до вечности, и  Мокью не в состоянии вспомнить. Он слишком растерян и слишком поражен встретить человека.

Ч е л о в е к а .

Не стал отнекиваться или сопротивляться, когда ему предложили, кажется, помощь, сняв большую накидку и устроив поверх его - оказывается - промокших плеч, а после уведя в какую-то конструкцию на колёсах. У Ху'ИнТау не имелось причин не идти; у него, кажется, теперь не имелось вообще ничего во всём белом свете. Потому и пошёл. Это не монстр. Как отец и говорил. С остальным разберётся; теперь не имелось иного выбора. Мальчишке не привыкать, что иначе бывает он просто забыл.

Мужчина привёл его в какой-то особняк, окруженный витиеватыми растениями, и провёл вовнутрь, дав какие-то распоряжения разодетой женщине. Не монстр. Опять.

Принц молчал, разве что хлопая ярко-синим, словно бы заключавшим в себе целый калейдоскоп кристаллов глазом, внимая, наблюдая, слушая. Пытался разобраться, пытался успокоить часто и громко стучавшее сердце. Иногда кивал, а несколько раз даже что-то ответил: так и то, что знал на своём языке, на языке монстром, на остатках того, что осталось от матери и чьи слова пытался напоминать отец, говоря, что принцу надо запомнить, это пригодится.

Мужчина попытался вновь что-то расспросить, но в ответ получил очередное: "КаэЙа. Дрянс у... Я. КаэЙа. Я." После же куда-то удалился, то ли устав, то ли занявшись делами, то ли еще что. К тому моменту женщина принесла мальчишке сухую одежду, с откровенным любопытством его рассматривая (что взаимно). Привыкший же всё улавливать (иначе не выжить) слух обратил внимание на шум за дверью комнаты. Там сначала был голос того мужчины и кого-то ещё, а после шевеление за дверью. Ещё несколько минут и женщина ушла, а мальчишка так и остался сидеть на мягком диване, ещё не высохший и замотанный в покрывало. Мягкое.

0

6

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p32575

the fugitive doctor
[агент дивизии (в бегах)]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/189/336259.gif
[jo martin]

[indent] » doctor who
Доктор до Доктора, каким/какой мы привыкли его/её видеть; Доктор до начала истории, до этого цикла регенераций, до прошлого даже. Доктор до Мастера. Неизвестный целитель неизвестного времени. Всё, что мы знаем о ней, - это что она первая нагнула Сворм; что служила в Дивизии, а затем сбежала от них, прихватив с собой верного спутника и заключив свою сущность в часы; что долгое время скрывалась на Земле под личиной улыбчивого гида Рут. Мы знаем, что, в отличие от привычного нам Доктора, она не пользуется отвёрткой, а ещё не гнушается оружия и вполне способна договориться с совестью, если ситуация вынудит его использовать. Мы также знаем, что у неё отпадные очки и пиздатая рубашка, она любит покровительственно улыбаться и называть людей love - прямо как мой Мастер!


Почему же я ещу Беглого Доктора, если она не мой Доктор, а я для неё "Мастер? какой в жопу Мастер?".
Во-первых, за этим - мне было было интересно уничтожить самооценку Мастера окончательно поиграть с Доктором, для которого имя Мастера - пустой звук, и "главный враг" - совсем не он, а выскочка Сворм.
Во-вторых, я очень очень очень сильно хочу поиграть с ней за Гат - если вы смотрели серию Fugitive of the Judoon, вы, вероятно, её вспомните. Это абсолютный хэдканон, но мне нравится думать о Гат как о ком-то, кто имела потенциал стать для Беглого Доктора кем-то вроде Мастера - если бы Мастер когда-либо пёкся о правилах и порядках и превыше всего чтил службу на родное галлифрейское отечество. Мне нравится думать, что Гат и Доктор могли быть близки до бегства Доктора, по крайней мере - в какой-то степени друг к другу неравнодушны: иначе умница Гат не проморгала бы свою лазерную пушку, а затем - не выслеживала бы Доктора и Ли по всему известному и неизвестному космосу по хлебным крошкам. Иначе бы - Доктор, едва вернув себе воспоминания и поняв, что за ней пришли, не была бы так твёрдо уверена, что пришла за ней именно Гат. Я также хэдканоню, что среди тех спутников Беглого Доктора, что мы видели (под другими лицами) в одной из серий Флакса, была и Гат в том числе - рука об руку, так сказать, плечом к плечу.
Если вы думаете о них, представьте: верный солдатик Гат, вспыльчивая, ершистая, но хладнокровная убийца, незыблимо уверенная в правильности и неоспоримости приказов; и Доктор - самодостаточная, себе на уме, вынужденно скованная ненавистной работой и спокойно выходящая за рамки устава, но не терпящая лишней крови. Представьте This Is How You Lose the Time War Амаль Эль-Мохтар и Макса Гладстоуна, только немного иначе. Что-то такое. Мы можем играть флэшбэки онли. Мы можем решить, что Гат пережила их последнюю встречу и теперь вынуждена существовать, зная будущую судьбу Галлифрея, но не смея кому-либо о ней рассказать. Мы можем всё что угодно, так-то.

пример поста;

My skin is wearing thin
My heart has turned to black
A̷͚̲̳̹͔͐̓͆̇̆͌̕͝ṉ̴̨̖̥̺͎͔̻͕̹͑̕͝d̴̡̜̯̪̣̣͚͔͓̂̀̐ͅ ̸̞͖̺̬͓̣̜̪̪͇̈͛̔̽̔́̂̽̋͆̆͌̑̕͠I̵̧̒̓̈́̍̾̄̌͗̇͂̏̒͐͠ ̶̜̦̩̱͕́̓̄̎́͘ĉ̴̡̧͈̘̻͎̇͗͊̎̎͂̾͂a̷̜̮̭̗͆͌͒͌̑̀̈̓͂̏̉̈̚͝ǹ̴̟̯͗̿̂̓̎̏̄̈̕͠'̵̗̤̦̲̟̦̲̝̯̏̊͆̎t̸̢̛̘͓̟̮͙̟̘͂̀̈́̀̄͋̋̕ ̶̨̯̟͍̺̣͎̥́̍̔̈̕͝g̵̨̧̳̟̝͙̠̮͙͖͖͎̳̣͗̇́̉͆͐̽̓̃̒̿́͑͝ȅ̴̜̗̜̱̥̪͕̬̼̗͗̿͛̍t̸̢̢̞̘͈͚͖̟̮͚͕̼̠̒͝ ̷̧̣͎̘͓͍̠̼̮̠̪̀̔̆́́̐̌͒̂̈͆̊̾͝t̸̡̛͇͕͉̩ẖ̸̺̲̥̲̣͚͖̓̒̀́͜ê̶̡̡̮͈̥͖̔͆͑̃̎̕ ̷̢̯͕̦͕̹͇̈̂͂̈̈́d̵̝͎̻̞̊̈͋͋̿̉ḛ̸̭͖̹̳̝̞̾̍̽̏̀̐̇͋͘͝͝v̴̬̠̠̣̤̋͗̎į̵̡̢̼̞̜̖̗͇̥̮̳̦͗̓͂͛́̀̀́̄̕͜͝ļ̵̡̛̛͓̭̫̬̭̤͇̈́̈́ ̷̧̻͖͎͚̔ǫ̸̛̻͔̻͚͉̃͌͌̉͂̂̆̈́̊̚͠͝f̶̩̪̫̰̬͍̬̩̰̓͐͗̐͛̅͑̚͝f̸̰̯̐͌̇̀͝͝ ̴̧̨̭̥̖̤͎̙͉̙̯̀̏̕͜͝͠o̶͇̗̭͔̹̯̤̘̪̤̲̬̳̅̓͛̈́̿͊̒̈̆̇̋́͜͠ͅf̵̧̘̰̞͕̰̦̬̠̾͋̃̏̂ ̷̯͓̭̝̥̙̈́̓̚͜m̴͕͛͒ỷ̴̡̢̰͚̭͎̟̞̣̤̫̻̱͈̻̓͗̍̿̔͑̋̕͝͠ ̶̺̤̌͐̓̄̍͐b̷̨̫͎̺͍͎͇̦̫̤̾͐̊̏̈̐͌̀͋̐͐͒́̚͜͜ͅa̸͍̮̘̖̳͎̫̥̱̖͛̾͂̑͋͌̿͌͋ͅc̴̢̡̛͓̰̰̭̺͉̯̫͈̬͕̽̒̈̀̚͝͠ͅk̷͚͕̣̰̥̋̓͛́̿̅̚͘͝ͅ



Всё должно было закончиться этим. Это был лишь вопрос времени, и время не проблема, если в твоём распоряжении - ТАРДИС и её пилот. В распоряжении Сайбириума они были.

С чего Мастер взял, что Сайбириум проявит уважение к его личным границам и не попытается взять над ним контроль, он сейчас не в состоянии вспомнить и сам, и не только потому что с каждым днём ему всё сложнее мыслить ясно. Есть большая вероятность, что с ясным мышлением у него были проблемы уже тогда, просто иного толка - что ему так невыносимо было превосходство Доктора, что он готов был на что угодно - буквально, на что угодно, - только чтобы хоть немного склонить весы в свою сторону. Ему было плевать тогда на благородство или подлость нового союзника - он просто не рассчитывал, что их союз проживёт так долго. Что он сам - проживёт так долго. В конце концов, он сделал всё для этого. Новая раса киберменов, изготовленная им собственноручно из полуразложившихся трупов убитых им же Повелителей времени? Доктор не могла позволить ему - им - выжить после этого. Не имела права.

Но даже тут Мастер просчитался. Пришлось спасаться бегством, просто чтобы Доктор не восторжествовала хотя бы в этом. Именно тогда, пока он пытался смириться с новой - очередной - неудачей, его гамбит с Сайбириумом выстрелил прямо ему в лицо. Не буквально. А лучше бы так.

Как выяснилось, Сайбириуму пришлась крайне не по вкусу потеря перспективы мирового господства во главе новой киберрасы. Его новый бизнес-план? Провернуть то же самое, только путём многократного вмешательства в таймлайн и - руками Мастера. Мнения Мастера он об этом, разумеется, спрашивать не стал. Будь Сайбириум человеком - гуманоидом, - Мастер решил бы, что тот просто решил таким образом поквитаться за неудачу, но ничего человеческого в искусственном интеллекте не было. С тем же успехом он мог бы рассчитывать на человечность Матрицы. Так что - просто голый расчёт, ничего личного.

Ничего личного в том, что, стоит Мастеру на секунду потерять фокус, он обнаруживает себя на другом конце галактики, два века назад, три тысячелетия спустя, в проводах собственной ТАРДИС, саботирующим чужой корабль, по локоть в чьей-то крови.

Мастер не имеет ничего против саботажа или убийств. С чего бы? Что ему совершенно не по вкусу - это не быть у руля в собственной голове.

Так что он сопротивляется. Запихивает Сайбириум как можно дальше, как можно глубже, там, где ему до руля не добраться. Только вот не учитывает, что из глубин подсознания проклятому AI будет только проще взяться за его, Мастера, перепрошивку. Сны и реальность начинают мешаться друг с другом, даже когда Мастер перестаёт спать. Мастер окончательно перестаёт вести счёт, где и в каком времени он снова отключился и потерял несколько часов. Имеет ли это значение? Он не знает. Однажды Сайбириум добьётся своей цели, и, может, тогда Мастер станет ему не нужен. Может, тогда он вернёт ему контроль. Не стоит ли тогда просто дать ему делать то, что он хочет?..

Это - официальная версия. Это - то, что Мастер старательно думает, пока направляет ТАРДИС к определённому астероиду, где у одного конкретного хакера, говорят, можно за баснословные деньги купить био-вирус, способный убить любую операционку в твоём теле. Созданный для выведения из строя киборгов и так называемых "усовершенствованных людей", конечно, но для Мастера тоже - то, что Доктор прописал. Мастер продолжает думать мысли о смирении и принятии собственной участи, когда находит хакера, когда заставляет его отдать ему вирус, когда убивает его - на этот раз, осознанно. Когда залпом опрокидывает в себя пробирку - тоже. А потом его перемыкает, как компьютер, в который запустили вредоносное ПО, и он кричит от боли до забытия.

Долгая история вкратце - не стоило убивать того хакера, конечно. Стоило запереть его в какой-нибудь изолированной крепости на безлюдной планетке - у Мастера даже была на примете такая с давних времён, - чтобы сидел там и доводил свою игрушку до ума, а не торговал халтурой. Био-вирус помог лишь постольку-поскольку - по крайней мере, теперь в распоряжении Мастера были периоды ясности, в которые ему не нужно было держать себя в непрерывном фокусе, зная, что любое его слово, любая его мысль будет перехвачена врагом в его собственном теле. Обратная сторона медали - эти периоды конечны, и Мастер не всегда успевает отследить их конец. Не успевает собраться. И тогда - провал.

Поэтому он здесь, когда его находит Доктор - на Земле, в Англии начала XIX века, в лондонской кофейне, открытой век с лишним тому назад одним экцентричным греком. Мастер - здесь, пьёт третий кофе подряд, как будто не страдает от вынужденной бессонницы, как будто и так не отпугивает людей нервным неспокойствием и лихорадочным блеском в чёрных глазах. Его ТАРДИС - где-то на космической станции за пять миллионов лет отсюда. Манипулятор временной воронки, с помощью которого он добрался сюда - с наслаждением разбит в щепки сразу по прибытии. Мастер делает очередной глоток с мрачным отчаянием, с отчаянным торжеством: здесь ты ничего не сможешь сделать, думает он про себя, но не себе.

Моргает.

И обнаруживает себя в сумерках у незнакомого ему горящего - догорающего - дома.

Его лёгкие болят от угарного дыма, он надсадно кашляет - и только теперь понимает, что каким-то образом фирменная фарфоровая чашка из той кофейни всё ещё в его руках. Его снова окровавленных руках. Он отпускает её, и она разбивается на крупные осколки под его ногами.

Появление Доктора в тот же момент столь же неожиданно, сколь и абсолютно ожидаемо - по непостижимой логике кошмара, в котором он, видимо, прописался навечно. Мастер растерянно моргает в её разозлённое лицо. Он понятия не имеет, о чём она говорит, но дом в огне рядом наводит на некоторые подозрения. Он смотрит на пламя несколько долгих секунд, пытаясь вспомнить - хоть что-то. Тщетно.

- Я бы не возражал, - хрипло отвечает он ей в конце концов. Но даже сейчас - даже теперь, Рассилон, даже в своём положении - не в состоянии удержаться: - Давно надо было догадаться, что никакой ты не Повелитель времени. Снова слишком поздно, как и всегда.

0

7

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p33195

carver hawke
[рыцарь-командор храмовников киркволла]

https://64.media.tumblr.com/6b46319ada1615461894044ae9ef2d2f/d6e86748271bd742-a5/s640x960/6ed3efd0e6ecd932a8f57389e6ecb4c241ee25ba.gif
[ben barnes]

[indent] » dragon age
[indent] Младшему Хоуку сомнительно повезло не оказаться на Глубинных тропах, куда старший брат его не взял, довольно логично рассудив, что если с ним и Бетани что-то случится, то было бы неплохо, если в семье останется хоть один мужчина, который сможет позаботиться об увадяющей матери и скрасить ее горе. В свою очередь Карвер, устав от постоянного пребывания тени собственного брата, решил едва ли не первый раз в жизни сделать свой собственный выбор, который Гаррет вряд ли бы одобрил, если бы знал заранее. И уж точно никогда бы не признал, что и в этом был определенный смысл - при наличии в семье сразу двух магов-отступников, было бы неплохо иметь среди храмовников хотя бы одного своего человека, впрочем, спустя несколько лет это сыграет свой весьма немалый смысл.

[indent] Поступление на службу к Храмовникам, как ни странно, положительно повлияло на Карвера - тот наконец вырвался из-под влияния своего брата, начал добиваться чего-то сам, и вскоре в городе начали ходить слухи не только о Защитнике Хоуке, но и о справедливом и исполнительном Карвере Хоуке.

[indent] В 9.37, несмотря на то, что отношения между братьями Хоук все еще оставались напряженными, порой откровенно колючими из-за тех выборов, что каждый совершал на протяжении жизни, Карвер встает на сторону Гаррета, помогая повернуть разразившийся конфликт в удобную для них сторону. Старший брат, несмотря на то, что сам держит в руках посох и втайне (а порой и не очень) практикует запрещенные разделы магии, удерживает власть в городе благодаря Карверу, который, в свою очередь, занимает место рыцаря-командора Киркволла после смерти Мередит.


[indent] Тот же хитрый подлец, что и Гаррет Хоук, только помладше.

[indent] У братьев всегда были непростые отношения. Гаррет был первенцем, к тому же еще и магом, как сам Малькольм Хоук, и получал куда как больше внимания и ласки. Когда родились близнецы, то центром внимания в семье стала маленькая Бетани, девочка, что тоже начала довольно рано замораживать лужи в тонкий лед, и даже тут Карвер отошел на задний план.

[indent] Старший из братьев, впрочем, никогда не забывал про Карвера, но относился к нему порой снисходительно, даже во взрослом юноше продолжая видеть несмышленого мальчишку, что неуклюже махал тренировочным деревянным мечом в надежде отогнать яркие магические огоньки, что наколдовывал Гаррет, чтобы ослепить младшего брата. Вопреки мыслям Карвера, всегда считающего, что Гаррет слишком много на себя берет, слишком жаден до славы и влияния, старший Хоук всего-навсего пытался защитить свою семью. В том числе и младшего брата, которого всегда любил, но никогда в этом не признавался открыто.

[indent] И какие бы ссоры не случились между братьями, даже когда они оказались по разные стороны баррикад, никто из них не хотел признавать, что на самом деле они весьма... похожи. Больше, чем им самим кажется, больше, чем подмечала даже их собственная мать.
Получив желанную свободу, вырвавшись из-под плотной, порой даже жесткой опеки Гаррета, Карвер начал довольно быстро добиваться высот на службе у Храмовников. Ему верили, его уважали, его любили в городе, ведь фамилия Хоуков уже давно была у всех на слуху, да и у многих ассоциировалась с бесстрастностью и справедливостью благодаря старшему брату.

[indent] Карвер все же мягче своего брата, которому слишком рано пришлось стать главой семьи, а в Киркволе взвалить на себя роль местного героя, что и очистит улицы от кунари, и постарается хоть как-то урезонить разгорающийся конфликт магов и храмовников. И все же, чем старше Хоуки становились, тем все сильнее сглаживались их ссоры и недомолвки, тем больше младший брат учился у Гаррета изворотливости и принятию решений, когда кажется, что верного варианта решения проблемы нет и быть не может.

 

пример поста;

[indent] Посох с силой входит в песок, вязнет в нем до причудливого резного элемента, покрытого лаком - Гаррет не обладал ремеслом их изготовления, но добавить что-то от себя считал чем-то совершенно необходимым, после того как забрал свой заказ у одного из умельцев.

[indent] Старые, напитанные чужой мощью и энергией посохи, найденные в сокровищницах, древних руинах, передаваемые в Кругах по старшинству, в зависимости от послушания и благородства деяний  - самые сильные, самые могущественные?
Чушь. Полная. Любой инструмент, неважно, меч это или лук, а может быть и посох - своему владельцу должны подходить идеально и подбираться под параметры и запросы каждого.
За свой Гаррет отдал немалое состояние, на которое некоторые семьи могли бы прожить спокойно год, но он… стоил каждой уплаченной за него монеты.

[indent] Стремительно темнеющий в сумерках песок взорвался, высекая мелкие искры друг от друга, устраивая в низине небольшую, но самую настоящую пыльную бурю, что играло Хоуку только на руку - венатори стремились спрятаться, укрыться, переждать и напасть со спины на храмовников, звон мечей которых раздавался где-то там, уже далеко, но Гаррет преследовал их достаточно долго, чтобы в уме прикинуть собственные действия.

[indent] Теплое дерево посоха мягко легло в ладонь уже совершенно иначе, и мужчина резко, ни секунды не думая, полоснул по запястью левой руки лезвием, что было надежно прикреплено чуть ниже навершия и так удачно было повернуто к заклинателю.
Кровь стремительно заструилась по бледной коже, стекая к ладони, чуть дрожащей от перенапряжения, предвкушения и… чего-то совершенно темного, совершенно паскудного где-то в глубине души мага.
Гаррет мог поступить иначе. Его уже успели задеть там, где их отряд настиг лагерь венатори - он и сейчас чувствовал, как рана на боку пропитала тонкую кожу его одеяния, достаточно было лишь мазнуть по черному в полутьме пятну пальцами, да отпустить всю ту силу, что жгла сейчас его вены изнутри, но…
Он должен помнить.
Должен осознавать.

[indent] Он помнил, в каком ужасе был Андерс, когда впервые увидел у Гаррета пока что еще весьма скромную, едва различимую на бледной коже вереницу тонких шрамов-полос, которые наискось пересекали новые. Они не заживали полностью, как ты ни старайся, какой бы у тебя не был прекрасный, талантливый целитель под рукой, и как бы тот не бился, подбирая все новые и новые составы исцеляющих зелий.
Магия Крови не щадила. Магия Крови не исцелялась, только уничтожала и… приходила на помощь тогда, когда была необходима, когда других сил не было и в помине, и взяться им было неоткуда.
Хоук понимал, что он, вероятно, слишком далеко зашел в собственном самоконтроле, да и наставления более мудрого отца из далекого детства давали о себе знать. Только спустя долгие года Гаррет узнал, что Малькольм слишком хорошо знал, о чем он говорил, но… Его старший сын решил пойти дальше.

[indent] Каждая полоса была напоминанием. Доказательством его натуры, его могущества, силы и глубины падения. Шрамы, которых с годами становилось больше, Гаррета дисциплинировали. Держали на коротком поводке, не позволяя сорваться окончательно, как это было с большинством магов подобных ему. Они напоминали о той цене, что он заплатил, чтобы сохранить хрупкий, крошащийся прямо на глазах мир и покой его жизни, своих друзей, близких.
Немой укор.

[indent] Посмотри, посмотри, кем ты становишься. Чем ты становишься.

[indent] Каждый шрам - каждое обращение к Магии Крови. Бывало даже, что Гаррет их пересчитывал, и помнил каждый момент, когда находился на грани.

[indent] Широкая полоса у основания ладони - это Киркволл в ту ночь, когда Андерс все-таки взорвал церковь. Ослепленная ненавистью и пленительным шепотом Красного Лириума Меридит, стоящая посреди главной площади города и угрожавшая найти того отступника, что устроил в городе самый настоящий хаос.  Отметина чуть ниже груди, в опасной близости от сердца - Аришок все-таки загнал его в угол, пронзил своим клинком, и Гаррет, отчаянно не желая сдаваться вот так просто, из упрямства и Создатель знает чего еще, глубже насадил себя на его клинок, пока глаза вспыхивали нестерпимо-багровым.

[indent] Они вспыхнули и сейчас.
Маг медленно поднял левую руку, будто одно только это движение стоило ему невероятных усилий, и вся та кровь, что успела запятнать песок под ногами, превращая его в уродливое бордово-черное марево, медленно заструилась вверх, не втягиваясь обратно в рану, но обрастая вокруг нее рубиновыми осколками до самого локтя.

[indent] Гаррет поднял руку и резко сжал пальцы в кулак.

***

[indent] Неожиданный удар откуда-то сбоку сбивает его, отзывается жалящим звоном в голове, и маг лишается чувства равновесия и валится на колени, но не падает окончательно. Только чувствует, как рассеивается тяжело в воздухе его магия, как горчит на языке привкусом металла и гнилью воздух, как в легких его слишком мало, а голоса вокруг слишком злые, непозволительно громкие.
Они раздражают его, Хоук морщится, но еще и от резкой, тянущей боли в собственной руке - кровь теперь просто стекала по ладони и пальцам, оставляя на песке влажные камни.

[indent] - Я.

[indent] Ему хватает сил и гордости, чтобы поднять подбородок и открыто посмотреть на Кассандру.

[indent] Ясность мысли не то, чтобы возвращается к магу, нет, он ее все-таки не терял, не позволяя раствориться себе в собственной силе и поддаться жестокости и жажде власти окончательно, заглушая тихий шепот демонов из Тени собственными принципами и обещаниями, которые нарушать не имел привычки. Но дышать… все равно легче. Как легче и переносить чужие поползновения но собственную свободу и жизнь.

[indent] Они ему - не враги. Кассандра - не враг.

[indent] - Им придется смириться с этим фактом, - сухо и даже немного устало отзывается Хоук, когда их наконец оставляют наедине. Все-таки он уже не так молод, как десять лет назад, да и своими… скрытыми талантами тоже давно не пользовался.
Наивно думал, что больше не придется. Что может ограничиться лишь теорией, подчерпнутой им из тех книг, что были найдены для него наемниками за щедрые деньги.

[indent] Поднимается на ноги, смотрит Кассандре прямо в глаза. И ведь… не объяснишь и не расскажешь ей о том, что Лавеллан был в курсе того, что Хоук - маг крови, с самого начала. Пентагаст была из тех людей, которым жизненно важно во что-то верить. В Создателя, в Вестника Андрасте, в то, что каждый маг крови - потенциальная катастрофа, что утянет с собой в Пустоту половину Тедаса, купаясь в собственной и чужой крови.
Наверное, когда-то ей хотелось верить и в него. Гаррета Хоука, Чемпиона Киркволла, который поднялся в городе с самых низов, но добился небывалых высот, вылезая порой только на собственном упрямстве, принципах и непреодолимом желании просто выжить.
Теперь она должна верить в то, что он ее предал. Всех их. Что он то самое чудовище, с которым их отправляли сражаться вновь и вновь. Что ж… пусть думает, если так ей будет легче.

[indent] - Хорошо, - он даже не пытается с ней спорить, прекрасно понимая, что это бессмысленно, а у него и нет никакого желания кричать в стену. Добавляет только тихо после, но с железной уверенностью в тоне. - Я всегда знаю, что я делаю. И ради чего. Как и цену, что плачу за это.

[indent] Гаррет вытягивает из складок собственных одежд туго стянутые, уже заранее пропитанные зельем полоски ткани и быстро, туго бинтует собственное запястье, будто бы потеряв весь свой интерес к Искательнице.

[indent] - Я тебя услышал. И я подчинюсь, но исключительно тебе. Издевательств и попыток играть с огнем от твоих храмовников не потерплю. Веди.

0

8

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id=54#p9515

ash tyler [voq]
[офицер звёздного флота, агент секции 31]

https://64.media.tumblr.com/2ef8dab9e86f3347a07c15d668203234/ff8e5b423bc059a2-d4/s540x810/81fb77acc2bd4a131bc7735755fb21230c3687c1.gif
[shazad latif]

[indent] » star trek universe

Тебя все ещё мучают кошмары по ночам, да, Тайлер?

Было время, когда я знал тебя, как хорошего офицера, верного своей миссии; ни страха, ни сожаления, — ты делал то, что должно, даже если другим это было не под силу; ты хотел привести Звездный Флот — к победе. Ты отправился на ISS “Шэньчжоу” в поисках ответов, сам того не подозревая. Как верная псина, оберегая последнее дорогое, что у тебя осталось, ты полез на передовую перед Огненным Волком. (Что ты увидел там, в зеркале? Что клингоны сделали с тобой во время пыток? Ты ещё помнишь, как это — быть самим собой? Ты хотя бы помнишь, что значит — быть человеком?) Мне больно смотреть, во что ты превратился за эти годы. Солдатам нельзя проявлять слабость; если сейчас ты сдашься, очень скоро он сожрет тебя изнутри.

Хватит корчиться от бессилия и жалеть себя, так ты никому не поможешь, — ни себе, ни Дискавери. У нас здесь — идет война. Так собери волю в кулак и возвращайся к службе. Без тебя, им недолго осталось.


ключевое слово: секция 31. да, мне нравится идея, что помимо звездного флота, есть нечто иное, способное действовать за рамками устава; тайлер же — один из первопроходцев нового состава (ему абсолютно не понравится вмешательство лорки в деятельность секции, но когда они с тайлером договаривались обо всем мирно?). мне нравится мысль, что у тайлера впереди — долгий путь излечения, принятия, попыток договориться с самим собой; понадобится неслабая воля, чтобы сдержать в себе такого монстра. кроме того, тайлер — один из немногих людей, которые действительно нравятся лорке; он, как и другой, умеют принимать сложные решения, от которых зависит успешный исход дела. приходи, я втяну тебя в сюжет, и мы сможем развить историю секции 31 (а там еще черт знает сколько всего необследованного).

муд #дискавери
пример поста;

тут пост

0

9

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p33235

bethany hawke
[серый страж]

https://i.pinimg.com/originals/a9/3a/32/a93a323b1ec8f000936b53ec2ede1f6f.gif
[anya chalotra, но это вариативно]

[indent] » dragon age
[indent] Бетани была любимым ребенком в семье. Оно и очевидно - девочек всегда любят больше, а когда у малышки начали проявляться магические способности, Малькольм был рад, хотя еще одной головной болью стало больше - уже двоих детей было необходимо защищать от возможности быть насильно отнятым, чтобы провести всю оставшуюся жизнь в круге. К тому же, она была такой же одаренной, как и старший брат, хотя Гаррет никогда не боялся и не стеснялся собственных способностей, отчего преуспел куда сильнее.

[indent] Всей семьей они покидают Ферелден, и именно Бетани помогала Гаррету отработать семейный долг, чтобы попасть за ворота Кирквола - Карвер был довольно сильно ранен во время схватки с огром, и требовалось оплачивать еще и его лечение, а найти достойного целителя в городе, где так не любили магов, было весьма... непросто.

[indent] Именно ее, а не Карвера, Гаррет берет на Глубинные тропы. Во-первых, она и сама хотела, а во-вторых, было логичнее оставить с матерью хотя бы одного из мужчин семьи, и раз уж сам Хоук не мог отсиживаться в лачуге Гамлена, пока остальные набивают карманы ценностями, было решено, что Карвер будет приглядывать за Лиандрой. К сожалению, старший Хоук не углядел за Бетани, и только благодаря Андерсу, что смог отыскать отряд Серых Стражей, Бетани не погибла, а была принята в их Орден, что навсегда испортило отношения между братом и сестрой.


[indent] Слишком добра для этого мира, слишком чиста.

[indent] Даже удивительно, почему при наличии таких... братьев, которые и пытаются добиться в городе справедливости, безопасности и порядка, но все равно являющимися весьма жесткими и суровыми людьми, Бетани - олицетворение добра и милосердия.

[indent] О ней, как и о матери, Хоук заботился особенно ревностно, прекрасно помня об обещании, что дал когда-то отцу, и из-за чего постоянно корил себя, когда пошел на поводу младшей сестры, которой никогда не мог отказать, вследствие чего Бетани была заражена скверной и вынуждена присоединиться к Ордену Серых Стражей. Их отношения серьезно испортились, что в большей степени ударило именно по Гаррету - младший брат, в свою очередь, тоже решил покинуть семью, поступив на службу к Храмовникам, и Хоук остался совсем один.
И казалось Гаррету, что близнецы сохранили куда более крепкую связь, а ему доставались лишь краткие и сухие письма с почти чужим "я жива, со мной все в порядке", которые больно резали по сердцу.

[indent] Встречаются они на протяжении нескольких лет все пару-тройку раз. Во время нападения кунари, хотя нормального разговора так и не вышло - Гаррет был слишком занят тем хаосом, что царил в Киркволе, а Бетани все еще слишком сильно злилась на старшего брата; когда умерла Лиандра. Тогда лед между братом и сестрой наконец треснул. Хорошие отношения не вернулись по щелчку пальцев, но все-таки стали куда как теплее.

[indent] Впрочем, Бетани - едва ли не единственный человек (да, включая мать), который может хоть как-то влиять на старшего брата и обладает правом его отчитывать, порой иногда совсем не стесняясь в выражениях. Младшая сестра практически его совесть и милосердие, которых Гаррету всегда не хватало, и Хоук это весьма ценит, прекрасно понимая, что иногда его может заносить в собственных суждения и решениях.

пример поста;

[indent] За тяжелой, крепкой дверью раздавались какие-то громкие голоса, лишь отдаленно напоминающие спор - будто бы кто-то изо всех сил старался на переходить на крик и говорил куда тише, чем ему хотелось бы.
Гаррет упорно делал вид, что его это все не касается, продолжая вглядываться в ровные строчки на свитках, что скопились на его рабочем столе, и старался не думать о том, что примерно такой же ворох писем ждет его на тумбе прямо за спиной. И ведь это уже те, что прошли тщательную сортировку, и большая часть осела на рабочих столах помощника, начальника городской стражи и прочих чиновников, которых можно было найти в Крепости Наместника.

[indent] Мужчина потер слезящиеся от бесконечных строчек слезных просьб, деловых предложений и уже куда менее тактичных требований, почти угроз, и раздраженно нахмурился, понимая, что шум за дверью его отвлекал уже куда сильнее, чем несколько минут назад. Решив, что на сегодня с него хватит - солнце скрылось за горизонтом добрых полчаса назад, хотя крыши все еще удерживали нежно-золотое свечение, меняя облик города, Гаррет вышел за порог собственного кабинета с лицом, не обещающим ничего хорошего.
Оно оставалось спокойным, но приближенные к Хоуку уже успели научиться различать целую гамму “спокойствия” нового Наместника.

[indent] - Что здесь происходит? - Невозмутимо произнес маг, обводя внимательным взглядом каждого из присутствующих, чуть дольше задерживаясь на лицах храмовников. С ними он старался поддерживать шаткое, острожное перемирие, во многом благодаря младшему брату, но инстинкты, вбитые еще отцом, страхами и опасениями Андерса, подпитанные образом обезображенной гневом и дурманом Мередит, все-таки брали свое.

[indent] - Мы просим об аудиенции…

[indent] - Приемные часы Наместника окончены, - перебил Гаррет, резко останавливая жестом ладони подлетевшего к нему сенешаля, уже готового самому вступить в диалог. Вообще-то, это была именно его обязанность - тормозить особо жаждущих попасть в кабинет Наместника, но тот банально заработался сегодня. А может, не решался вступить в перепалку с храмовниками.

[indent] - Ваш брат просил, - пытался продолжить главный с пышными рыжими усами, но вновь был нагло перебит.

[indent] - Мой брат не лишен дара речи и возможности передвигаться, - отрезал Гаррет, едва заметно погано ухмыляясь. Шум и монотонная работа за целый день его порядком извели, доводя до желания с кем-нибудь поцапаться, чтобы сбросить скопившееся раздражение. - И его персоне всегда рады в Крепости Наместника.

[indent] Льда в тоне Хоука стало куда больше. Храмовник, которого маг несколько раз видел подле брата, неохотно кивнул, задержав внимательный взгляд на Наместнике, и нарочито медленно отступил вместе со своими людьми к лестнице, ведущей на первый ярус крепости.

[indent] С их уходом все, кто толпился в коридоре, едва заметно облегченно выдохнули - все эмоции, расположение и редкие тревоги Хоука причудливым каскадом расползались по его подчиненным, порой передаваясь от одного к другому как болезнь.

[indent] - Мне нужно в Нижний Город, - уже куда расслабленнее заявил мужчина, обращаясь к одному из стражей, просто ставя того в известность, чтобы Наместника не кинулись искать с мабари по всему Киркволлу.

[indent] - Нам вас сопроводить? - С легкой ноткой тревоги обратился к Хоуку один из стражей, тех, кто он набрал совсем недавно и лично, но Гаррет, все еще порядком раздраженный, лишь отмахнулся.

[indent] - Я в состоянии постоять за себя, иначе бы не носил титул Защитника. Или мне не стоит доверять даже тем патрулям, что ходят по улицам Нижнего Города?

[indent] Смерив всех фирменным нечитаемым взглядом, мужчина поправил складки длинного одеяния, и зашагал к выходу из крепости.

***

[indent] Гаррет решил полюбоваться звездами где-нибудь в районе Нижнего Города.

[indent] Не то, чтобы с приходом Хоука к власти, тот резко, всего за пару-тройку дней, стал выглядеть куда как лучше, спрятав всех пьянчуг в темные, тесные закутки между лачугами, а на рынке, полном всякой всячины, начиная с тех же ворованных ремней и амулетов и заканчивая тухлыми помидорами, резко перестали обсчитывать, в надежде содрать с жителей последние медяки.

[indent] Но чище все равно стало. Во всех смыслах. Даже ворье и головорезы, что раньше почти даже не скрывались, едва ли не гордо вышагивая по грязным, пыльным улочкам, пропахшим нечистотами и безнадежностью, сейчас не желали показывать носу из тех мрачных щелей, где предпочитали теперь прятаться и творить свои сомнительные дела, мстительно радуясь, что у Защитника, неожиданно ставшего еще и Наместником, просто не хватает времени.

[indent] Хоук резко повернул, чуть придерживая глубокий капюшон пальцами, чтобы не слетел - совсем недалеко здесь был один из лазов в Клоаку, замаскированный под целое нагромождение складских ящиков, пыльных настолько, что маг не рисковал до них дотрагиваться даже когда Нижний Город был его… не домом. Ночлегом. Не самым приятным периодом в жизни, который он вовсе не старался забыть, как это часто бывает, оставляя для себя как жестокое напоминание. Символ того, откуда он поднялся и чего мог достигнуть.

[indent] Огни “Висельника” замаячили впереди, и Хоук довольно улыбнулся, вовсе не удивившись наличию буквально за углом силуэту уже надравшегося до состояния зеленых соплей работяги из литейного квартала. Благо, он был всего один, но и день был будний. К концу недели местная флора и фауна была представлена куда большим количеством видов.
Как бы Варрик не боролся, поделать с этим у него до сих пор ничего не получалось, а ведь заведение внутри уже не было таким раздолбанным и обшарпанным, как во времена их бурной молодости.

[indent] Хоук уже дернул ручку входной двери на себя, надеясь, что его тут же крепко обнимет родное тепло “Висельника”, но царящий внутри хаос и шум скорее ударили мага наотмашь, на несколько мгновений заставляя пораженно замереть на пороге.

[indent] - Что здесь… происходит? - Уже не в первый раз за этот вечер поинтересовался Хоук совершенно спокойно своими тихим, низким голосом, широко оглядывая теплый зал “Висельника”, где в свое время было проведено немало звонких вечеров, большинство из которых заканчивалось паломничеством в лечебницу Андерса - за порцией зелья, помогающего справиться с жестоким похмельем.

[indent] Весь нестройный, беспокойный шум множества голосов, многие из которых уже призывали к радикальному разрешению конфликта, причин которых Гаррет до сих пор не мог понять, мгновенно стих, а взгляды, даже те, что были щедро наполнены хмелем, обратились к порогу таверны.

[indent] Пораженные, удивленные, где-то даже тронутые безотчетным страхом. Среди собравшейся здесь бескультурной публики хватало мелких преступников, которым было чего бояться, особенно Наместника, о котором за последние годы, не без помощи Варрика Тетраса, стало ходить все больше самых неожиданных слухов. Гаррет их даже не всегда пресекал - иногда они действительно играли на руку.

[indent] На кончиках пальцев, затянутых в крепкую кожаную перчатку, едва-едва заплясало бледно-лиловое сияние, готовое в любой момент оформиться в настоящий разряд, способный поразить цель за считанное мгновение, какой бы ловкой она не была.

[indent] Гаррет быстро определил зачинщика, зацепившись взглядом за верткую фигуру в стремительно редеющем круге почти в самом центре таверны, одновременно чувствуя, как все еще удерживаемое между пальцев заклинание уже начинает ощутимо покалывать кожу прямо через перчатку.
Он узнал и острые уши, и смуглую кожу, и пресловутые светлые волосы, которые надежно врезались в память еще тогда - видит Создатель, Гаррет всегда был падок на блондинов.

[indent] Появление Зеврана было неожиданным, отдающим дурнотой знаком, и запах крови, который отчетливо ощущал Гаррет, хищно раздувая ноздри, тут был вовсе не при чем.

[indent] - На выход. Немедленно.

[indent] Слова Гаррет буквально прорычал, лихорадочно перебирая в голове варианты, крайне сожалея, что верная Авелин, способная прикрыть все авантюры Хоука после многочасовых нотаций, сейчас находится не в городе.
Тревога оказалась излишней - все в таверне были напуганы достаточно, чтобы задавать лишних вопросов и требовать немедленного правосудия от Наместника здесь и сейчас, так что стоило эльфу сделать шаг по направлению к выходу, мигом протрезвевший люд бросился оказывать помощь идиоту, который, если честно, сам нарвался на клинок в горле.

[indent] Хоук лишь хмыкнул, в последнюю секунду меняя положение пальцев, набрасывая на просторный зал что-то наподобие легкого морока, младшего брата “энтропического ужаса”. Это вполне должно было хватить, чтобы произошедшее списали на горячечный бред, вызванный слишком большим количеством эля и медовухи.

[indent] - Какого хрена ты здесь делаешь? - Зашипел мужчина прямо на ухо эльфу, стоило им оказаться на улице. Для серьезности своего недовольства Гаррет еще и крепко сжал плечо, прижимая Ворона к стене.

0

10

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p48338

colombina
[третья предвестгница фатуи | певунья колыбельных ртом | сонное тело]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/293/116303.jpg
[prototype]
[indent] » genshin impact
Коломбина — милая девочка. С нежным голоском, хрупкой фигуркой и личиком, которое отражает ни единой дурной мысли. Она кивает, как болванка, в ответ на фразы, говорит сочувствующие слова и улыбается, обещая, что все будет хорошо.
Коломбина — умная и внимательная девочка. Она слышит даже самую незаметную дрожь в голосе, чувствует, как меняется настроение в комнате от неосторожного жеста, замечает привычки и вбивает их себе в память, пока они не становятся в ней творением вечности. Коломбина — добрая девочка. Ни чета большей части Предвестников: она прикроет слугу, который сделает ошибку, подскажет, как лучше поступить, вдохновить на свершения, научит приему и найдет ту самую книгу, о которой вы так долго мечтали.
Только узкий круг лиц знает, что на самом деле Коломбина — та еще лицемерка. За доброту она потребует плату, из разговора узнает о слабости, образом нежной голубки обведет вокруг пальца. За ее закрытыми глазами горит сила, способная сжечь города и армии. Своим голоском Коломбина раздает такие же жестокие, как и остальные Предвестники, приказы.
Коломбина опасна, Коломбина хитра, Коломбина жестока и коварна. Но среди Фатуи она нашла свое место — где же еще, как не с ними, делать мир таким, каким его хочется видеть?


О Коломбине известно очень много: аж целое нихуя. По этой причине я не вижу смысла вам диктовать, какие у нее могут быть способности, чего она хочет/не хочет, почему идет за Царицей и это все хоть в феи идите. Я, конечно, тут написала всякие хэды, но вы можете смело, решительно и очень красиво слать их куда подальше. К формату и стилю постов я отношусь спокойно, лишь бы не во втором лице и без ломающего глаза оформления.
В отношениях между Синьорой и Коломбиной я немного опираюсь на динамику комедии дель арте: Коломбина в ней является служанкой, а Синьора является женой хозяина, поэтому тут имеет место дисбаланс силы. Но вместе с тем номер предвестника Коломбины куда выше и сама по себе она дама внимательная и хитрая, поэтому здесь имеет место быть своеобразная дружба, в которой две змеи пытаются друг друга отравить и откусить друг другу головы чисто веселья ради. Да и кто бы еще стал петь колыбельные на моих похоронах, а? Так что приходите крысить, токсичить, воплощать все стереотипы про женскую дружбу, работать вместе и делать ноготочки.

пример поста;

[indent] Азула играет свою роль как по учебнику: смотрит пронзительным взглядом на того военачальника, которому дали слово, вежливо держит свои мнения о предложениях при себе, спрашивает разрешения у отца и брата перед критикой и не дергает ни единым мускулом в ответ на притворно-жалостливые выражения лиц.
[indent] Ей не надо уметь читать мысли, чтобы понять неширокий спектр эмоций этих стариков. Время Ее Высочества закончилось. Наследный принц занял свое законное место и теперь вторая дочь Хозяина может надеяться только на удачный брак. Какая досада для такой девушки, ведь она окончательно захватила Царство земли. Теперь ее ждет материнство и управление особняком, в котором поселят ее мужа, управителя вотчиной, министра, военачальника, далекого родственника, занявшего позицию при дворе другой страны.
[indent] От этого ей сводит скулы. Азула знает участь принцесс, но вместе с тем она знает свои таланты. Она носит при себе наточенные до болезненной остроты кинжалы, горит холодным белым огнем и режет словом сильнее, чем солдат любым оружием. В течение всей своей жизни она послушно выполняла приказы отца без каких-либо задержек, без причины на то, чтобы получить его неудовольствие. Она — сильный маг, хороший стратег, мастер манипуляций и знаток дворцовых игр. Такую не выбросят как кость первому попавшемуся политическому псу.
[indent] Но все-таки. Все-таки…
[indent] Эти взгляды скребут ее идеально отполированную броню, оставляя на ней следы от кошачьих когтей. Скребут ее кожу, на которой выступают мелкие капли крови. Заставляют зудеть пальцы от знакомого жара, что копится изнутри. Сводят мышцы лица маслом из сумок медиков, растертое перед тем, как сшит края глубокой раны.
[indent] Азулу хотят списать со счетов. Азуле собираются отказать в ее влиянии. Азулу готовятся задвинуть на второй план. И если она не хочет сжечь заживо на медленном огне каждого, кто строит такие планы, то она соврет в первую очередь самой себе.
[indent] В отличие от своего брата — его версии из далекого прошлого — она умеет держать себя в руках. Она играет свою роль по учебнику и выходит из зала совещаний спокойным шагом, словно ее пламя не рвется наружу. Азула не имеет права его выпустить, как и не имеет права на слабость, а потому лишь ждет того, когда настанет то самое время. Или когда она хотя бы доберется до своей спальни, чтобы изорвать черновики писем и приказов.
[indent] Азула не обращает внимания на торопящихся слух и ходящих в сборах придворных, пока не замечает знакомую фигуру у колонны. Зуко вышел из зала еще до нее, однако дойти до четырех безопасных — относительно — стен все равно не успел. Она хочет этому удивиться, но не находит в себе на это сил: пусть он и старший, но держать себя в руках, как полагается более взрослому, никогда не умел. Большой недостаток для будущего Хозяина Огня и большая помощь для тех, кто хочет использовать его в своих целях. Поэтому Азула не собирается жаловаться такому подарку.
[indent] - Переполняют эмоции от первого собрания? - спрашивает она. Ее тон выдает лишь часть той стали, которая обычно режет собеседников. Такой Азула бережет для Тай Ли, Мэй и тех, кого надо убедить в своей безобидности.
[indent] Теперь еще и для малыша Зузу. До чего же она докатилась?
[indent] - Не стоит их показывать здесь. Дворец небогат на тех, кто уважает чужую приватность. Идем. Ну же!
[indent] Их комнаты находятся в одном крыле. Отец решил, что его дети должны иметь близкие отношения. Отец ожидает, что каждый будет держать другого под контролем. Отец всего лишь чтит традиции, по которым дети королевских кровей всегда живут именно в этих комнатах, пока они не станут лордами и женами вельмож. Азула не думает о причинах: это никак не изменит ни их разрушенные связи, ни ее планы.
[indent] Она не оглядывается и не ждет реакции от Зуко. Он пойдет за ней хотя бы потому, что хочет знать ее коварный и жуткий замысел, которого не существует. У двери своих покоев Азула останавливается, открывая дверь и демонстративно отходя в сторону, чтобы пропустить драгоценного наследница внутрь и уже потом зайти самой. Хлопок за спиной в обставленной комнате звучит глухо.
[indent] - Садись, Зузу, не стой столбом. Я не кусаюсь, как ты уже успел убедиться. Даже напротив.
[indent] Она сама бесцеремонно падает на одно из кресел и перекидывает ногу на ногу. Пыльный сапог ложится на вышитую золотом ткань надутого пуфа.
[indent] - Ты хорошо проявил себя на собрании. Даже принес неплохие предложения. Отец будет доволен. Однако ты выглядишь так, словно хочешь сжечь весь дворец к чертям. В чем дело?

0

11

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p40544

tri bogatirya aka russian mafia
[воистину богатыри]

» slavic folklore
Ilya Muromec
https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/256/533521.png
[павел прилучный]

Основатель крупного благотворительного фонда «Богатырёфф & Ко» не особенно любит общаться с прессой. По официальным данным, получил наследство от дядюшки-бандоса, сколотившего состояние на чужой крови в лихие 90-е, и, дабы искупить грехи рода своего, решил пустить деньжата во благое дело. До кучи и братьев привлек, пускай тоже тяжелобольным помогают. История резкого взлета и широкого размаха фонда произвела фурор в СМИ: Илья оказался отличным управленцем, быстро наладившим контакты с крупными инвесторами не только по всей России, но и за пределами государства, и успешно собирающим баснословные суммы в короткие сроки. За последние пару-тройку лет на счету «Богатырёфф & Ко» оказались сотни спасенных жизней, из-за чего Муромцу разве что в ноги не кланяются, когда на улицах узнают. Илья только улыбается сдержанно, по-доброму, и головой качает, мол, не моя это заслуга, ребята. На самом же деле, за улыбкой своей Муромец скрывает намного больше. Молчит он про нелегальную торговлю оружием, наркотрафик, проституцию и — по слухам — даже подпольный рынок органов, к которым он тоже приложил свою твердую богатырскую руку. Грязный застенок его богодельни тщательно скрыт от глаз посторонних, хотя корни гнилые пустил уже глубоко. Кто же полезет ковыряться в недрах того, чей лик пора бы уже к святым причислять? Илья не понаслышке знает: хочешь спрятать что-то понадежнее, спрячь это у всех на виду.

Dobrinya Nikitich
https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/256/878266.png
[юра борисов]

Чернее тучи становится Добрыня с каждым днем. Он — правая рука Ильи во всех делах, как повелось у них издавна. Да тошно ему в грязи такой жить, не так он себе представлял те радужные перспективы, которые обсуждали все вместе. Деньги, безбедное существование, никаких больше помыканий сверху — все есть. Не хватает только сил глаза закрыть на души поломанные, коих все больше становится. И все это они делают своими руками, спонсируют своими средствами. Хитер оказался Муромец, предприимчив, только внезапно как-то богатыри переметнулись на темную сторону, с которой всю жизнь до этого боролись. Добрыня все еще помнит, кто ноги ему вернул, шанс на полноценную жизнь дал — и зачем, выходит, чтобы вот так он ее использовал? Молиться истово ему только остается, чтобы хоть как-то душу свою обелить. Напоминает себе постоянно, что и частичка светлого в них тоже есть, ведь помогают нуждающимся же, правда помогают? Ходит в думах ежечасно, но продолжает делать, что требуется, ведь не может наперекор братьям своим названным идти. Не раз уйти порывался, прекратить все, да некуда. Боится один в этом мире остаться. Сколько еще ты будешь на части рваться, Добрыня?

Alesha Popovich
https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/256/110053.png
[сергей новосад]

Алеша — правда теперь к нему обращаются Алексей или просто Лёха, не в ходу в Яви привычная форма имени оказалась — чувствует себя так, будто выиграл в лотерею. Попович носит дорогущие бренды, меняет тачки чаще, чем о них успевают написать жёлтые издания, и не отказывает себе вообще ни в чем. Самый младший в триаде и самый общительный, именно он отвечает за социальные коммуникации. Его лицо обычно светится во всех статьях, где пишут о заслугах фонда, на интервью он чувствует себя как рыба в воде. В запрещенной соцсети у него больше ляма подписчиков, Алеша то и дело мелькает в списках самых завидных холостяков России и не собирается с этим статусом прощаться. Он — завсегдатай всех более-менее звездных тусовок. А как иначе в нынешнее время? Хочешь продвигать бизнес — умей быть медийным. Илья очень правильно определил ему его место, Попович ни разу на это не жаловался. В теневом же секторе их семейного предприятия Попович отвечает за эскорт. Кому еще, как не ему, девчонок привлекать, которые за легкими деньгами охотятся, радости жизни им показывать. Справляется в целом успешно, осечек почти не бывает, да только умалчивает он перед барышнями с кукольной внешностью об обратной стороне медали. А потом все уже, поздно становится. Он чувствует наконец-то ту власть, которой ему не хватало раньше, статус, влияние. Быть мальчиком на побегушках ему больше не хочется, это в прошлом все. Алеша как будто родился заново и, черт возьми, в этот раз точно с золотой ложкой во рту.


Не знаю, какая славянка без этих товарищей, поэтому вот они здесь в нашей скромной интерпретации. Мы тут трое по цене одного, а именно: Леночка Прекрасная, Серый Волк и ваша покорная слуга. Каждый из нас со своим бэкграундом, характером и родом деятельности в Яви, а посему вариантов на игровое и неигровое взаимодействие — куча) С сюжетами и графикой поможем. Детали в заявке менябельны и обсуждаемы, из неизменного, пожалуй, только внешность Поповича — по идейным соображениям хихи Очень ждем, идеи для игры уже наготове.

пример поста;

— ... и я летела, и это было так высоко... и так... великолепно, – с придыханием вещает Злата, не в силах даже слов подобрать, чтобы описать то, что она чувствовала давно когда-то. Она обмахивает лицо ладонью, улыбается так широко, что улыбки этой хватило бы на весь мир, а может даже и на всю Москву, а на глазах блестят слезы. Реально слезы. Она так счастлива, и все вокруг кажется таким прекрасным, что она не выдерживает. Не могущие облечься в слова эмоции каплями сползают по веснушчатым щекам. Ей так хорошо, вот прямо здесь и сейчас. Голова ее покоится на чьем-то до безумия удобном плече, а пальцы левой руки методично перебирают чьи-то еще невероятно тактильно-приятные пряди волос. Злату просто распирает от этого всего. Может быть потому, что жизнь ее течет так, как она мечтала всегда. Но скорее всего виною тому маленькие цветные таблетки, которые полчаса назад путешествовали с одного языка на другой. Они все семья здесь, кажется, и каждому хочется делиться друг с другом этим бесконечным всепоглощающим счастьем. Плевать, что две трети присутствующих здесь ей не знакомы даже, они все равно все связаны, как-то духовно, что ли. МДМА всегда были ее любимым развлечением.

Телефон с десятком пропущенных и парой десятков непрослушанных голосовых валяется в сумке, возможно не в Златиной, но ей так все равно. Ее целует кто-то, она целует кого-то. Сплетения тел, языков, запахов заставляют ее чувствовать себя невероятно живой. Какое дело ей до тех, кто пытается связаться с нею через бездушный гаджет, когда все тепло – оно здесь вот. Она возможно мечтала бы о Питере так, как мечтает добрая часть окружающих ее. С его невообразимой архитектурой, душевными коммуналками и трехметровыми потолками. С его дождем, влагой и ветрами, пронизывающими даже кости насквозь. С его безудержными тусовками, пьяными и веселыми лицами, отсутствием любых запретов в голове и не в голове. Мечтала бы, если бы не успела там пожить. Там, и много где еще. Ее впечатлений о разных местах хватило бы на несколько суток рассказов, но зачем оно все, если каждый раз она начинает с чистого листа. Новый город, новая история, новые люди, новое все. Неизменным остается лишь имя, ее имя, к которому она так прикипела. Злата думает, что оно у нее было всегда, она просто не знала раньше, как не знала раньше еще много всего о себе и об этом большом необъятном мире. Ее имя и Ваня, который всегда просто Ваня, и больше она его никаким помнить не желает. Он переходит с нею от страницы к странице, от главы к главе, но все, что было до, остается там. К тому же, если бы не он, где бы была она сейчас. Уж точно не здесь, не среди этих прекрасных людей. Где бы был он, если бы не она – это вообще отдельная тема. Он не любит ее обсуждать, Злата – любит.

С тех пор, как у нее появились ноги, она уходила от него сотни раз, и столько же возвращалась обратно, жалея. Ей нравится думать, что без нее он пропадет, ведь наверняка пропадет. Она его ангел-хранитель, и пусть крылья ее теперь эфемерны, этого достаточно для того, чтобы сберечь его. Для себя или для чего-то большего – это неважно. Важно, чтобы он просто был, и она об этом знала. Сейчас она знает, хоть и не думает о нем за последние сутки ни разу, и это дает ей силы побыть собой, побыть для себя, ведь слишком долго она была для него.

Злата проходит на кухню чьей-то большой квартиры, продираясь через завесу дыма. Наливает себе шампанского в кружку с чайными разводами, берет со стола яблоко – не молодильное, а пластиково-безвкусное из ближайшей Пятерочки, она их ненавидит, но ничего не может с собой поделать – обтирает его о юбку длиною по самое не балуй («Злат, а че вообще не без?» – закатил бы глаза сейчас Ваня), кусает. В эту минуту оно – самое вкусное в ее жизни. Все нервы, все струны ее души оголены на максимум. Ей не больно, ей безумно приятно. В тысячи раз сильнее ее ощущения, разве может быть такое на трезвую? Злата не любит быть трезвой. Допивает залпом, огрызок бросает в мусорное ведро, возвращается. Садится на чьи-то колени бесстыдно, потому что стыд – это социальный конструкт, а конструкты – единственное, что ей претит в социальности этой. Если бы у слова «социальный» в словаре была иллюстрация, ею точно стала бы Златина фотка.

Из чужих объятий ее грубо выдергивают сильные руки. Еще не обернувшись она чувствует на себе хмурый взгляд. Оборачивается таки, тянет губы в счастливой улыбке.

— Вааааань, а ты чего здесь? – не строит из себя дурочку, действительно не понимает, как он сюда затесался. Ему не нравится, как она растягивает слова, но она над собою не властна. Ни над языком своим, ни над действиями, ни над мыслями даже. Она полностью отдалась эйфории и возвращаться из этого состояния абсолютно не хочется. Руки ее обвивают его шею. Она как будто бы даже рада, наверное, видеть его. Она вообще всему сейчас рада. Жесткая ткань рубашки приятно царапает хожу, Злата вдыхает судорожно, прижимается к груди его на секунду, и делает шаг назад. Обухом по голове приходит понимание: он ее сейчас заберет.

— Не пойду никуда, – бурчит, забивается в угол дивана, обхватывая колени руками. Так по-детски. Детства у нее никогда не было, поэтому расхлебывать сейчас приходится обоим. Инфантильные, не способные стать друг для друга ни матерью, ни отцом.

0

12

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p53165

matthias helvar
[дрюскель, член банды воронов]

https://forumupload.ru/uploads/001b/4b/a6/4/737001.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/4b/a6/4/773563.gif
[calahan skogman]

[indent] » the grishaverse
– Знакомство с тобой было настоящей катастрофой. Но я каждый день благодарю Джеля за эту катастрофу. Мне нужен был катаклизм, чтобы встряхнуться от жизни, которую я знал. Ты была землетрясением, обвалом в горах.
– Я нежный цветочек.
– Ты не цветочек, ты каждое соцветие в лесу, распускающееся одновременно. Ты – цунами. Ты – панический приступ. Ты потрясаешь.

Я твое проклятье, Матиас. Как только я появилась в твоей жизни, у тебя начались проблемы. Кто бы мог подумать, что корабль пойдет ко дну, а ты решишь спасти нахальную сердцебитку, которую вообще следовало бы отдать под суд. Но оказалось, что только так, только вдвоем мы справимся с угрозой нашей жизни. Сколько раз ты мог бы от меня избавиться по пути, ты считал? И сколько раз ты протягивал мне свою руку? Помнишь ты тот домик посреди ледяных степей и то, какими обнаженными были мои плечи, руки и ноги? Я помню все, и то, как стойко ты держался, не поддаваясь на все мои провокации.
А потом я тебя предала. Я не хотела этого, но никакой друге идеи в тот момент в мою голову не пришло, чтобы тебя спасти. Я понимала, на что обрекаю тебя, может быть именно поэтому я никогда не злилась на твои попытки меня придушить при нашей следующей встрече. Хотя мне и было больно, в том числе от твоего желания вернуться во Фьерду. Но я обещала тебе свободу и шанс вернуться домой, так почему ты им не воспользовался, Матиас? Влюбился? Бывает и так, что палач влюбляется в свою жертву и становится самым верным защитником. Это о нас, Матиас. Ты мой щит, ты тот, кому я верю, с кем бы я хотела провести остаток жизни. Ты терпел мою паремную горячку, в которой я была к тебе несправедлива, ты был готов вернуться со мной в Равку.
А потом погиб. И никакие мои способности были не в состоянии тебя вернуть. Скажи мне, Матиас, твой голос в моей голове, это выдумка? И ты правда думаешь, что я оставлю тебя в объятиях Джеля? Нет, мой дорогой дрюскель, я верну тебя. Потому, что имею на то права. Потому, что слишком кратким было время, отведенное нам, и я не хочу оставаться одна. Так что не располагайся на том свете надолго, Матиас, все равно придется все бросить.


Не хочу Ханну, не хочу корону Фьерды, хочу вернуть Матиаса и у меня есть план. Поэтому приходите. У меня есть безумные идеи, есть идеи попроще, но все они предусматривают наше воссоединение, не без стеклышка, но разве это повод отказываться от будущего?

пример поста;

От Жениной улыбки, от ее объятий становится теплее. А еще Нина подсознательно ждет, что ее начнут отговаривать. И ей снова придется отстаивать свое решение, а она устала, она не хочет. Потому, что все ее аргументы сводятся к одному – «что вы знаете об утрате и есть ли жизнь после любви?». На этот вопрос не многие ответили. И слава всем святым, Нина бы ни за что и никогда никому не пожелала бы столкнуться с тем, как умирает та часть сердца, что навеки была отдана любимому. Это ужасное чувство, особенно, когда ты все еще живешь, а не умираешь следом. Словно в тебе, медленно, клетка за клеткой, отмирают все лучшие и прекрасные чувства, а ты уже и ничего сделать не можешь.
Меньше всего Нине хочется спрашивать Женю, как бы она пережила смерть своего мужа, и как же хорошо, что Сафина не пытается отговорить Нину с порога. Это словно дает шанс на то, что ни словом, ни мыслью они не будут рисовать картину ужасающей по своей силе боли, которая могла бы достаться Жене. Она, конечно, стойкая, она сильная, сильнее, чем Нина, но все равно, даже думать не стоит о том, что с Давидом что-то случится. Смерть никогда не была для Нины чем-то таким, чем-то священным – она могла как убить, так и дать жизнь, а потому никогда не играла этими вещами, не бравировала и не шантажировала, но и без трепета относилась к подобным чувствам. И все же, лишний раз упоминать ее всуе кажется богопротивным.
— Надеюсь, тебе никогда не придется меня понять в полном смысле этого чувства, Женя, — шепчет Нина в плечо портной, наставницы, члена Триумвирата, женщины, ставшей для многих символом того, как можно пасть, а потом встать и стоять, не сгорбившись перед жестокостью.
Нина устраивается на стуле, поднимает глаза на Женю, позволяет ей изучить объект, который следует изменить. Краем глаза отмечает все то, что может пригодиться ей, все, что лежит на рабочих столах Жени в избытке и щедрости, что станет основой для новой Нины.
Нет. Не Нины. У фьерданки будет другое имя, которое она все еще не придумала. И будет другая история, которое тоже следует еще подумать. Ведь изменить следует не только внешность, изменить следует себя, чтобы никто, ни на одну секунду, не усомнился, что перед ним стоит истинная фьерданка, иначе она опять поговорит на собственной глупости, и в этот раз на ее пути уж точно не попадется никакой дрюскель, чтобы случайно спасти ее.
Да и она больше не хочет ничего подобного.
— Да, Уайлен. Но это было под дозой парема, с тех пор я ничего не могу, я даже себя не могу ни капли подправить. Мои способности изменились, и я до сих пор только учусь их контролировать.
Раньше она властвовала над живым.
Теперь над мертвым.
И даже не знает, пугает ли ее это. Кажется, Нина привыкла к этому. Кажется, она даже смирилась с этим. В конце концов, это просто жизнь со своими сюрпризами, и это плата за парем, даром пока Нина никак не может назвать новые способности. Иногда она радуется переменам. Чаще пока скучает по тому, что было. Все слишком сложно, и свое место заново трудно отыскать, если не понимаешь, кто ты теперь.
— Я заставила тебя похлопотать, правда? – Немного гордости в голосе трудно скрыть, да и Зеник не пытается, воистину Уайлен был ее маленьким шедевром. Эх, как они там с Джеспером? Вместе? А Каз? А Инеж? Мысли вяло тянутся к городу в серебряных нитях дождя – в Кеттердаме и другая погода бывала, но память почему-то хранит образы моросящего дождя, косыми лучами разрезающие картину нескольких мазков безымянного художника.
Нина чуть скашивает глаза, смотрит на собственное отражение, перемены пока незначительные, но уже заметные глазу. Она жалеет, что приходится расставаться с привычным зеркальным отражением, но удовлетворенно хмыкает, давая понять, что они выбрали правильное направление. Снова поднимает взгляд пока еще зеленых глаз на Женю. И замирает от вопроса. Приоткрывает губы в нерешительности, то ли попросить не затрагивать эту тему, то ли позволить запертым в сердце воспоминания сегодня совершить прогулку хороводом вокруг, они ведь имеют на то свое право.
Она тянет с ответом, решает собственную дилемму. Выдыхает с некоторой неохотой, сжимает пальцами ткань юбки, а потом решается:
— Да. – И голос звучит твердо. – Он был достоин многого. Лучшего. Он был достоин прожить долгую и счастливую жизнь с какой-нибудь милой фьерданкой, носить ей цветы и делать ей детей, а не погибнуть по глупости какой-то там Нины Зеник потому, что она не сумела все сделать вовремя и правильно. Я ошиблась задолго до того, как его забрала смерть. Ошиблась непоправимо.
Ей хочется привычно заплакать, но, наверное, все слезы закончились в ее теле. Сейчас Нина не чувствует никакой влаги в глазах, их обжигает сухостью реальности. Ну, может, и хорошо, не будет усложнять работу Жене, а то поди-ка попробуй перекроить плачущую девчонку с распухшим носом.
— Я не знала, что такое любовь. До него не знала. Все, что было раньше, глупые увлечения. А он… он мое все. Даже сейчас. Даже там, на холодном столе в мастерской фабрикаторов. И всегда будет моим всем.

0

13

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p54284

jace herondale
[сумеречный охотник, первый парень на деревне, любитель макарон]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/319/714958.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/319/399918.png
https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/319/75628.png https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/319/658563.gif
[oliver wiksater]

[indent] » shadowhunters
Иногда посылает нам "ангелов" жизнь. С человеческим ликом,
Не за тем, чтоб поднять в благоденствия высь, Дав успеха, и шика.
А затем, чтобы в сердце настроить струну
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] На любовь и на нежность,
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] И закончить невыигрышную войну,
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] Обрести безмятежность.
[indent] У Джейса поцелованные солнцем золотистые кудри, да янтарем, сверкающим отлитые глаза с таким едким прищуром лисьего разбойника, что не сразу становится ясно, говорит он с тобой серьезно или же просто выводит из себя, а как известно, только юноша с незримыми ангельскими крыльями за спиной мог вывести из себя даже самого спокойного человека на всем белом свете. Храбрости ему не занимать, здесь бы точно убавить немного, чтобы лишний раз не прыгал в темнеющую бездну, потому что в один прекрасный день все может обернуться не так идеально, как он сам считает, и сердец, разбитых руками юноши, станет ещё больше. Наглости и высокомерия отсыпали в двойном размере, а уверенности в себе ещё больше. Джейс ведь всегда привык быть лучшим. Папа так учил. Папа поставил все на него. Как же огорчить отца? Нельзя. Ни в коем случае. Поэтому Джейс – лучший во всем. Он всегда прикроет спину Алека, он всегда подаст руку Изабель, прокатит на спине маленького Макса. Это его семья, его самое родное и сокровенное.
[indent]  [indent] А сам что?
[indent] Личность сложная для чужого понимания. С виду такой открытый, яркий, блестящий, как лучи слепящего солнца ранним утром воскресного дня, а на деле оказывается все куда глубже, стены с железными дверями, где на каждой висит титановый замок. Его не разрушить без особого умения, не проникнуть внутрь, не узнать, пока он сам того не пожелает. Джейс такой не от рождения, его этому научили. Его учили всему, что может понадобиться дальше – боевые искусства, языки, музыкальные инструменты, бесчисленное количество книг, и все то, что Валентин старался впихнуть в маленького мальчика за тот долгий, для взросления маленького мальчика, период времени, где в отце он души не чает. Именно поэтому так больно от осознания смерти самого родного человека, именно из-за этого в груди вспыхивает алое зарево жгучей ненависти к тем, кто его убил, именно после всего ярким алым цветком, распускается месть.
[indent]  [indent]  [indent] [- любовь разрушает]
[indent] Сколько раз эту сложную истину вдалбливали в совсем юную и такую невинную голову мальчика, раз за разом разрушая его самовозводящиеся стены внутренних границ души? Бесчисленное множество раз, вновь и вновь, доказывая, что любить нельзя. Жестокость, неописуемая, вязкая и холодная. Именно так описала бы Кларисса отношение Валентина к Джейсу, однако же, сколько бы не пытался сам отец убить в нем то сокровенное и искреннее – не вышло. План раскололся на тысячу прозрачных осколков старинной вазы, одной из немногих, стоявших в старом поместье Вейландов в ту пору. Любить ему Лайтвуды не запрещают, и даже фальшивая история с Клэри, которая ломает их двоих, но отчего-то не заставляет чувствовать что-то постыдное, словно они внутренне и без того все сами понимали.
[indent] А кто Джейс сам? Как его зовут? Джейс ли? Джонатан Кристофер? В какой-то момент он сам не знает. Тайна покрытая мраком с судьбой играет, поднося ему фамилии на золотом блюдце. Вейланд ли? Приемный Лайтвуд? Или может Моргенштерн? Нет. Правда умирает в предсмертном вдохе Инквизитора, которая лишь под конец жизнь поняла, насколько ошибалась, насколько же слепа была она, считая, что род Эрондейлов прервался навсегда.


[indent] Здравствуйте, доброго вечера, доброго утра, с новым годом, молодой человек. Знать канон книг - обязательно. Сериал можно даже не смотреть, сериальный Джейс это худшее разочарование человечества, поэтому видеть его я категорически отказываюсь, хоть режьте меня, хоть убивайте меня, хоть делайте что хотите. Хочется видеть активность, я не прошу в неделю выдавать по тридцать постов, но хотя бы пару раз в месяц точно. Все понимаю, очень терпеливая, очень добрая (СЛИШКОМ). Уходить по английски тоже не надо, это не красиво. Мы все тут люди взрослые, сказали, попрощались, пожелали друг другу любви. Мы милые, в общем-то, любим курить сюжет с одного неадекватного шага и ломать вселенные всякими хаосами. У вас куча идей без возможности реализоваться? Приходите к нам. С внешностью предлагаю подумать вместе, [давайте обойдемся без Шервуда]я честно столетие выбирала внешность, и пока лучше ничего не нашла - взгляд хитрого лиса, сущность льва, он на тебя смотрит и уже хочется дать по зубам или просто дать)) золотистые локоны, глаза янтарные я нарисую, и руны нарисую, я в фотошопе вроде как кудесница с: просто загуглите его и посмотрите, ну какова красота, а???

пример поста;

[indent] Затылок все ещё болит от удара, а ощущение плавного головокружение, которое тянет все тело на землю переходит уже все границы. Безусловно хочется просто лечь на пол и пролежать так часов двенадцать, чтобы никто не трогал, никто не звал, и ничего от нее не требовал.
Только вот одно желание перекрывается другим, тем самым жгучим и ненавистным, где её тонкие пальцы с обломанными ногтями вцепляются в морду предателя и расцарапывают её до мяса – другими методами борьбы, Кларисса, к сожалению, не владела, а сбить самодовольную рожу Верлока хотелось уж очень сильно.
[indent] Дрожь от увиденного в зале ещё не прошла, а гнев воцарившейся в сердце улечься не успел. Куда там. Ей бы быть такой же сильной как Джейс и невероятно ловкой как Изабель, тогда, быть может, справиться со странным парнем с чересчур выкрашенным в черные волосы получилось бы в сотню раз быстрее. Хотя. В глазах все ещё застыла картина, как брата, словно тряпичную куклу, легко и не прилагая особых усилий, отбрасывают в стену. Сколько силы в этом парне? От этого на плечах выступают темные синяки? Оттого, что он с ужасающей силой вцепился в нее?
[indent] По итогу у нее новый виток концертной деятельности прямо перед глазами, едва удерживаемая дрожь в плечах, мама перед носом, и отец, в каких-то паре шагов от нее.
Клэри угрюмо сверлит умиротворенное лицо матери взглядом, и пытается понять, как же так вышло… Ах да, там же никого не было, её так легко было украсть.
[indent] - Какой семьи? Ты хотя бы понимаешь значение этого слово? – устало цедит Клэри, практически не смотря на так называемого «отца», - Знаешь, прочитать в гугле понятие слова – ещё не значит правильно понять его, - теперь же она позволяет себе выпрямиться и очень гордо озарить своим ликом Валентина.
Он словно издевался, словно игрался с собственными детьми, устраивая подобное каждый раз. Правда сейчас Кларисса посчитала себя несчастными хомячком, исполняющим трюки раз за разом, когда ему скажут заветные слова. Что ей нужно сделать? Изрисовать маму рунами досмерти? Какими рунами? Это словно так просто сделать.
[indent] Руны приходили на ум совершенно внезапно, так, словно именно сейчас было то время, когда им стоило появиться у нее в голове. Но разве необходимая руна не могла прийти ещё раньше, чтобы Фрэй не изобретала велосипед, не кидалась в порталы, и не искала старинные кулинарные книги в поисках необходимого?
[indent] - Я просто поражаюсь, как можно быть таким… таким… ничего не чувствующим! Тебе ведь абсолютно плевать – на меня, на маму, на Джейса, - она не выдерживает выдает все, что в голове, отгоняя от нее очередную глупую попытку что-то исправить и сделать. У нее все равно не выйдет помочь маме, так к чему все эти попытки её заставить? Чтобы в очередной раз уколоть, разбить сердце, сделать ещё больнее?
[indent] - Мы для тебя средство достижения целей – все, какая разница что я умею? Я даже не была предметом эксперимента, я ведь получилась – с-л-у-ч-а-й-н-о, - тихо, совсем тихо произносит она, почти не думая опускаясь рядом с мамой, и проводя пальцами по бледной коже руки. Она словно стала ещё бледнее, это отчетливо заметно контрастом между кожей самой Клэри и её. Солнышко все-таки тронуло, отчего и веснушки повыскакивали везде, где только можно.
[indent] Здесь тихо, очень тихо. Едва странные скрипы за дверью, чьи-то шаги все там же, дыхание двух человек, и Джослин, которую совсем не слышно. Сколько раз Клэри представляла, что она больше не дышит? Сколько раз вскакивала в холодном поту на скомканных простынях?
Пять? Двенадцать? Сто пятьдесят?
Клэри смотрит на тонкие пальцы матери, которые в кой-то веки не испачканы краской, смотрит на тонкие линии едва проглядывающихся вен, смотрит внимательно, так плавно движется вверх, словно пытается в уме что-то нарисовать.
Только не выходит. Не так это работает, да и работает ли вообще? В древних рунах есть такая, что исцеляет от любого яда? От любого проклятия? Это звучит слишком прекрасно, но разве можно обладать такой информацией? Не в мире, в котором они живут. Такая руна станет причиной многих бедствий, конфликтов и войн. Но может стоит? Стоит взять стило и попробовать? Ради мамы… и ради попытки сбежать, Клэри бы только заполучить стило и все.
[indent] - И как ты себе это представляешь? Я сейчас изрисую её, и она пробудится, словно принцесса? – сама не верит, точнее не хочет в это верить, потому что сразу же становится досадно, дома она даже не пыталась, точнее боялась причинить куда больший вред. Руны работали непонятно – мысли одни, но эффекты настолько отличающиеся от желания.. А если у мамы будет шок? Или зелье, под которым она находится имеет настолько сильный эффект, что не потерпит никакого вмешательства, - Это опасно, я могу навредить, а твои эксперименты не стоят того, чтобы жертвовать жизнью мамы, - Клэри выпрямляется, поднимается на ноги и встает прямо перед ней спиной, словно закрывая её от всех зол этого мира.

0

14

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p48227

discovery!Spock
[офицер по науке]

https://64.media.tumblr.com/cee39840e8bdccf8e7a99fefb13bc9bc/cbdf517685a87245-a0/s540x810/8d4c8c3a03987e7c119abe03498e98b91610d0bf.gifv
[ethan peck]

[indent] » star trek universe

— Хотите кофе, Спок?
— Я не пью кофе, только чай.
— Хотите чаю?
— Нет. Благодарю, капитан.
— ????

Кристофер видит в Споке — мальчишку. Он закладывает, по флотской привычке, руки за спину, расправляет плечи, слушает, как никогда не дрожит его ровный голос. Он думает: “Со Споком будет сложно,” — и не обманывается.
Со Споком сложно, это задачка под звездочкой, только для слишком умных и упрямых. Со Споком сложно, и у Кристофера разливается тепло под ребрами, когда Спок неловко, непривычно улыбается. Когда приходит на их совместные с командой ужины. Когда не понимает нюансов, или, наоборот, понимает слишком много. Когда пытается шутить (это выходит чудовищно), когда шутит совершенно случайно (это выходит до того блестяще смешно, что Кристофер раз за разом роняет свое строгое капитанское лицо, хохоча во все легкие).

Кристофер видит в Споке — мальчишку. И ему все хочется протянуть ему руку: тихо, сынок, тихо, здесь, на “Энтерпрайз”, ты не будешь один. Я понимаю, что тебе самому сложно с собой, но мы все научим тебя справляться.

Кристофер видит в Споке — мальчишку, но он знает, что вселенная может опереться на его спокойную строгую руку. Отменить парочку войн и катастроф, просто заглянув в его внимательные глаза и согласившись с логикой его доводов.


Тебя чудовищно не хватает в команде, лейтенант Спок. Мы тут все еще не вляпались в понятие контактного телепата, не совершили, относительно тебя, всех человеческих глупостей, которые мы только можем придумать. Мы тут еще не привыкли к твоему: “Приемлимо”. И это абсолютно никуда не годится.

пример поста;

пост

0

15

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id=54#p28836

pierro
[лидер, предвестник, чёрное солнце (император) каэнри’ах]

https://c.tenor.com/gdywWT431lYAAAAM/genshin-impact-genshin.gif
[indent] » genshin impact
Огонь из Ада хлынул снова
Бескрайней демонов ордой
И сокрушить она готова
Людей вступивших с нею в бой

В последней схватке обреченных
Уже победа не важна
Все кто предстал пред бездной темной
Шепчут последние в жизни слова:

"Аве Император! Защити меня,
Через пламя битвы, я пройду свет веры сохраня.
Аве Император! Я чист перед тобой,
Уйми пламя боли и даруй душе покой."


МНЕ НУЖНО ПОНИМАЕШЬ КАК ТЫ НЕ ПОНИМАЕШЬ ЭТА ИСТОРИЯ ПУШКА БОМБА ДУРКА ЗАВОД? аааАААОООаааА. Недостаточно конструктивно? Ок, сделаю вид, что в Городе Свободы не деградировал, как и велено.
Отмечаю сразу: мы игнорируем часть канона, которая с ивента Дилюка и далее, т.к. уже начали играть своё. С другими участниками каста можете играть что угодно, единого cюжета нет (он есть только у делегации Каэнри'ах).

Нет, дело не в том, что ожидать от пацана 7-ми лет шпионажа и влияния на ключевую отрасль - это немного фантастика. У нас на эту тему ответ уже найден, весь лор неплохо прикрыт добротным подорожником. И про мать с фамилией Олберич, что мулаточка из Разлома, когда-то захваченного Империей, и про Глаз Порчи (вроде того, что был у Крепуса), и про всё-всё-всё. Правда, по моему канону мы почти 500 лет провели в Бездне, но тут тоже всё покроем-сделаем, будет красиво, НЕ ПЕРЕЖИВАЙ, Я УМНЫЙ, ВЕСЬ В ТЕБЯ. Уже придумал, где находятся уцелевшие остатки Империи, и в каких отношениях она со Снежной, и на каких правах, и что там осталось и аоаооа ГОСПОДИ ЕСЛИ ТЫ ПОНЯЛ, ЧТО Я ГОВОРЮ, ТО ТЫ УЖЕ ПОНИМАЕШЬ ОФИГЕННОСТЬ ЭТОГО ВСЕГО!

Ты тоже проклят. Не как я, ибо я чуть особенный, но как связанный с Древом Жизни (Имперский Род), потому у тебя есть сила как у Дайна, только "естественная" и юзаешь ты её немногим иначе (как скоро вы Древо сожжете-с?), а не искусственная. И вообще много чего есть. (включая сына спивающегося, НО ТО ПУСТЯКИ ПАП)
Здесь же можно такуууууууууууую драму, такоооое стеклище, что... ладно ок у меня просто трясутся руки и слюни текут, я не в кондиции. У меня есть, что рассказать и что предложить, может даже не в одной вариации.

Просто приходи, тащись, играй, и получишь одни из лучших постов в своей жизни я действительно смогу дать тебе это. И невероятно вкусную тему отцов-детей, долга, предательства и мести, как и трагедии целого народа (богов тоже ненавижу, если что, будем вместе рэп на эту тему зачитывать). Я обожаю отце-сынов, давай и ты тоже.

У у тут и Дайн, и Альбедо, и вся их шайка - не заскучаешь.

А для традиционной каноничной части обязан сказать, что тебя будут обожать и бояться прочие Предвестники, ссаться да ходить под себя вся Снежная, враги, Фатуи и оаоао HOW COOL IS THAT.

Я. СДОХ.
пример поста;

У тебя может быть какая угодно репутация, тебе могут сколько угодно доверять или не доверять, но когда информацию по факту доносят всё-таки именно тебе — это, наверное, и есть прагматичное определение того самого результативного обаяния. Детали не важны.

Следить за путешественником — это вообще-то не цель Кэйя; не изначально и до сих пор не. Просто временами эффективный метод, позволявший обходить пустые траты времени. Слежка также методами альтернативными и, как умудрялся проворачивать капитан, не своими глазами вовсе, почти добровольная, но... Суть не в том.

В Тейвате что-то намечалось. Происходить-то уже происходило, жизнь на месте никогда не стояла, но сейчас речь шла о чём-то серьёзном; масштабном; по-настоящему. Кэйя не брался судить, равносильно ли это тому_событию, связано ли с ним, являлось ли последствием или чем-то отдельным, однако что-то намечалось — точно знал. Вообще знал много, но теперь, когда слишком много не случайностей посыпались то тут, то там, это "знал много" приобретало настолько большое разнообразие смыслов, что хоть зубы стирай от попыток разобраться. Или от ужаса выводов, когда всё-таки удаётся разобраться.

Бард, архоны, путешественник, Шторм, происходящее в Ли Юэ, опять-таки, снова путешественник, опять архонты, везде чёртовы боги, везде что-то глобальное, везде такое... взаимосвязанное и дурное по сути. Разумеется, занимательно; разумеется, Кэйе нравилось; разумеется, он ради чего-то подобного может и жил. А всё-таки. Лиц на сцене слишком мало, а игра их едва ли была честной, ведя к последствиям сомнительным. И если против нечестной игры Олберич, в общем-то, ничего не имел и даже поощрял, ибо не скучно, то к остальному имелись вопросы. Особенно на фоне того, что впервые за долгие годы общая ситуация стала отдавать чем-то очень личным.

Конечно же, Джин в курсе. Путешественник был правда полезным, правда вносил интерес, правда представлял из себя что-то новое, не-случайностью вписанное в его мир, и, наверное, Кэйя был по-своему ему за это благодарен. Как стоило быть благодарным рыцарям Ордена. За то, к примеру, что их капитан щедро позаботился о том, чтобы они всё пропустили; и вернулись домой. Не по частям.

Конечно же, Джин в курсе, и это было хорошо и плохо одновременно. Олберич не слишком загонялся на эту тему, но ради какой-то формальности, что стала привычкой, словно бы нужным якорем, значение оно всё-таи имело. Вот только судя по тому, что та назначила капитану взять с собой "кого-то ещё" — ни черта не понимала, или понимала слишком мало, или понимала не так. Естественно. Потому что Кэйя, увы, понимал не всё, но достаточно, чтобы считать это глупым, непредусмотрительным и поспешным решением. И именно потому, единственно владеющий полученной информацией ака часть верхушки Ордена, совершенно случайно завёл рыцарей на полмили от предполагаемой точки наблюдения; случайно произошёл обвал, разделивший его и рыцарей; случайно самостоятельно оттуда не выбраться, пускай воздуха и хватило бы на несколько суток. Надо доложить, пускай подождут подмоги. Случайности случайны, а две вещи в них точны: никто не умрёт и мешать не будет также — никто.

Следить за путешественником — это вообще-то не цель Кэйя; но одно из средств, что на этот раз вкупе с прежним диалогом дало результат. Путешественник как минимум не соврал, неизменно не имея некоторых мотивов. А значит, дальше Кэйя сам. Тем более что по дороге ему попались монстры, зараженные до одурения, до скрипа зубов знакомыми мотивами. Теми, что прежде Кэйя, стоило попасть в принявший его дом, он встречал так редко, и те, что стали куда более частым явлением с появлением... Да, в общем-то, всего ранее озвученного: бард, путешественник, дракон. Хотя их самих капитан с Орденом Бездны, с Бездной, да даже с Фатуи — не связывал. У него имелись свои теории, куда менее простые, совсем не радужные и путавшие даже его самого. И то знакомое-забытое ощущение, что преследовало Олберича, когда он теперь приближался к месту, оставив рыцарей за "завалом", стоило только увидеть знакомый берет, видимый в ночи и при свете дня... То ощущение, что отдавалось неприятной, раздражавшей и беспокойной пульсацией в глазу, чего не ощущалось бы словно целую вечность; то ощущение, что Кэйя ненавидел, но наяву и в кошмарах не мог отделать от себя, словно оно какой-то едкой точкой застыло в нём и... То самое ощущение, что не давало сомневаться: что-то приближается. И кто-то более чем активно работает над этим. Не суть даже важно кто, а вот возможности... нет, способы воплощать эти возможности — впечатляли. От эстетики пагубности до ужаса перевёрнутого вверх дном мира, лишающего его себя.

Какое-то время Олберич выждал, отсчитывая что-то в голове беззвучными постукиваниями пальцев, а после и сам двинулся в пещеру: Венти непременно успел продвинуться на достаточное расстояние. И, раз пещера не обрушилась ни после нахождения в ней Итэра, ни сейчас, когда бард там, то мужчине также можно последовать примеру. Он готов чем угодно поклясться и сделать ставку на сколько угодно долгую трезвость, что там будет нечто, способное его удивить. Приятно или нет — понятие всегда относительное, как посмотреть. И если бы не то, чем прежде поделился путешественник, Кэйя быть может даже оказался бы выбит их колеи. Если бы перед тем, конечно, смог успешно оказаться не выбитым ловушками (одно удовольствие пробираться, хотя и надоедливо, если честно; упс, даже рухнул не с концами).

Про себя капитан даже присвистнул, уставив взгляд на статую и не отводя его до тех самых пор, пока внимание не привлёк Венти. Если честно, не казавшийся сейчас опасным. Это не самоуверенность Кэйя, просто... посмотрите на него. На его позу, на его на руки. Достаточно увидеть Венти лишь единожды в его "обычном" расположении, чтобы сходу уловить разницу.

Потому, когда взгляд морозного глаза оценил барда, вновь вернулся к статуе. Это правда выглядело серьёзно и даже дико, несмотря на личное отношение к проявлению божественного в мире. Некая грань и... технология? Магия? Что за чары? Подобных установок Кэйя не припоминал. Нет, кто это сделал — то что не первоочередное, даже то, зачем — не настолько важно, как гипотетическая вероятность того, что раз подобное провернули с одной статуей, то могут повторить это с другими. Со всеми другими. И тогда вся эти энергия... оу... оу-у-у. Всё-таки Венти выглядел очень погано, а скелеты внутри капитана назойливо вытанцовывали, желая раскрыться.
Ладно.

- Кэйа? – удивленно пробормотал Венти и осторожно опустил лук. – Что... что ты здесь делаешь?

Поднял руки, улыбаясь. Мол, я не вооружен, о, что вы, с оружием на тех, кто с миром, без паники.

— Заблудился в поисках головной боли, — чуть растянуто и едва играючи, в своей обычной манере выдал Кэйя, приближаясь и к Венти, и к этой штуке соответственно. Богатое же у кого-то воображение, однако; и завидные ресурсы на их воплощение. У его Ордена таких, если честно, едва ли нашлось бы, увы. — Похоже, удачно заблудился, — едва наклонив голову, когда взгляд наконец опустился на Венти так, чтобы застыть на нём. Где-то по краям радужки отражалось то подобие анти-света, что источала статуя.

— Что-то мне подсказывает, что это так не задумано? — изначально, разумеется. Впрочем, по тому, как сие прозвучало, можно было догадаться, что капитан вполне серьёзен в своих намерениях и вести себя будет соответственно.

— Что ты намерен с этим делать? — у Кэйи сотня вопросов, и он не знает, имелись ли ответы у Венти хоть на половину из них. Внешний вид барда не обнадёживал на веру в подобное ни на йоту, вот совсем нет, ну никак, и тем не менее... если объединить их все, то получится один вопрос, что и озвучил. Как хотите, так трактуйте. Тоже тактика.

Забавно: путешественник, бард, Бездна, скверна, Орден, может быть Фатуи. Всё то, за чем следил, что объединял и в чём копался Олберич, снова сошлось воедино, словно магнитом притягивалось. Что же, чёрт подери, должно было произойти? Одну катастрофу Кэйя уже видел. Если честно, второй — даже в половину от прежней — было бы здорово избежать. Крайне желательно. Критически необходимо. Спасибо, кэп.

0

16

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p56048

james carstairs
[сумеречный охотник, безмолвный брат]

https://i.imgur.com/03knkGK.png https://i.imgur.com/YfxuvAW.gif
https://i.imgur.com/sRM4fs5.gif https://i.imgur.com/d4svoTi.png
[aaron bernard]

[indent] » shadowhunters
[indent] Помнишь тот вечер, Джем? Ты играл на скрипке, а в твою комната ворвалась безумная девушка в халате с желанием тебя спасти. Это была я. Вообще мне не везло, мои знакомства что с Уиллом, что с тобой отличались непрошенной оригинальностью. Но большей оригинальностью отличались мои отношения с каждым из вас, мой страх, что я стану проблемой для вас, что я разрушу вашу дружбу, то, что больше дружбы.
[indent] Ты умирал. Серебряный мальчик, тонкий и изящный, ты умирал, и все это знали. Не скрыл ты это и от меня. Я никогда не знала, какого цвета твои волосы, глаза, я не видела тебя настоящего, но ты был самым настоящим, когда играл на скрипке, когда стягивал с меня рубашку, целовал и шептал слова о любви. Я ответила на эти слова, ответила искренне, не делая тебя заменой своей неудаче с Уиллом. Мои чувств тогда только приобретали форму, но поверь, я хотела сделать тебя счастливым, сколько бы ни осталось времени на твою долю.
[indent] Мое свадебное платье ты видел. Воистину это к несчастью. Ты пытался меня спасти из рук Мортмейна, но увы. Я ведь даже не предполагала, что моя любовь тебя убивает, Джем. А поняла это слишком поздно. Там, в Кадэр Идрисе, я верила, что ты мертв, корила себя, что не почувствовала этого, сожалела, что не верила, что спасусь и поддалась чувствам к Уиллу. Мы оба тебя подвели, Джем, и оправданий тому нет, даже тот факт, что ты стал Безмолвным Братом, отрезая себя от нас, меня ни капли не оправдывает. Но ты был жив, и я металась в горячке, так и не отпущенная на свободу твоим словом. Почему ты не позволил нашей связи разорваться, Джем? Почему ты предложил ежегодные встречи на мосту Блэкфрайерс?
[indent] Почему, Джем?
[indent] Ты дал мне прожить долгую и счастливую жизнь с Уиллом, крадя меня на один день в году. Я не понимала, осталось ли что-то в тебе, есть ли в тебе яркое чувство, что я читала в твоих глазах. Ты изменился, тебя больше не убивал наркотик и демоническое проклятье. Но теперь все то, чего я хотела, было под запретом, и если бы не та жуткая ночь во время бомбежки Лондона, когда ты раненый лежал на моей кровати в маленькой квартирке, которую я снимала вместе с Катариной, я бы и не знала, что ты все еще меня любишь.
[indent] Тогда ты ушел.
[indent] И уходил каждый раз.
[indent] А потом ты пришел на мост Блэкфрайерс, совсем другим. Таким я тебя не видела, но таким я полюбила тебя еще больше. На твоих скулах бледнели ритуальные руны Безмолвных Братьев, но ты был свободен от своего обета. И теперь я могу надеяться, что ты все еще меня любишь. И что не зря я сохранила тот нефритовый кулон, подаренный тобой на помолвку, и твою скрипку.
[indent] Джем, ты веришь в то, что любовь может пережить полтора века? Ты веришь, что все было не зря?


Итак: жениться сразу не обязательно, с детьми спешить не будем, можем усыновить двух Эрондейлов, один из которых слишком похож на Уилла. Приключения будут обеспечены, сюжет у нас точно есть, что-то после шестой книги Орудий смерти. Накуриваем по ходу без смс, но с регистрацией на форуме. Люблю, целую, жду.

пример поста;

[indent] Квартира Магнуса в Нью-Йорке была больше той, в какой они с ним жили в Париже. Но почему-то именно сейчас Тесса остро ощущает глухую тоску по тому времени, хотя тогда все было гораздо больнее. Тогда она решительно собрала все самое необходимое и села на паром через Ла-Манш, сбегая от боли. Вослед ей смотрели ее уже взрослые дети, сами ставшие родителями, а она не оглядывалась, ведь утратила часть самой себя. Теперь о Уилле напоминал лишь браслет на руке, рядом его не было, он стал прахом, как водится в обществе Сумеречных охотников. Лондонский Институт и особняк Эрондейлов в Идрисе перестали быть домом, и туда ей тоже не хотелось возвращаться.
[indent] Все это было давно. Слишком давно, чтобы иметь яркие цвета воспоминаний и вкус горечи, и все же, имело. Впрочем, сейчас у Тессы были иные причины для размышлений. Магнус позвал ее к себе, но не сказал, зачем. И теперь она бесцельно бродит по его лофту в ожидании, когда сам Великолепный соизволит что-то пояснить, а для начала, появиться перед ее очами. Кто бы мог подумать, что их дружба переживет годы. Впрочем, удивительного в том ничего не было - Уилл без особого желания рассказывал ей историю своих отношений с чародеем, Магнус подробностями делился весьма щедро. Порой Тессе казалось, что Магнус испытывал к Уиллу весьма интересные эмоции, но она вопросов об этом не задавала. Они не виделись с того момента, как он явился в гости в начале двадцатого века, и до того момента, когда Тесса пришла к нему на порог в Париже.
[indent] Те времена в ее жизни были самыми спокойными, ни до, ни после она не могла сказать, чтобы ей было так спокойно на душе.
[indent] И так одиноко.
[indent] Впрочем, когда вам одиноко вместе, то уже лучше себя чувствуешь.
[indent] Тесса замирает у окна точеным изваянием. Нью-Йорк был не лучшим городом в ее жизни. Хотя он был городом, где она родилась и прожила первые семнадцать лет своей жизни. Той самой, сотканной из лжи. Тесса сюда не возвращалась до недавних пор, а теперь испытывала смутное желание пройтись по местам своей юности. Вместо этого она торчала у Магнуса в ожидании, что он так задумал, предавалась отнюдь не радужным мыслям на тему того, можно было ли спасти Нейта, вместе с ним Джессамину. Не познакомь она их, и Джесси выжила бы.
Не будь Нейт так потерян, он бы не приехал в Лондон, и тогда бы Тесса не отправилась за ним вслед. Но тогда бы она не узнала, кем была, не встретила бы Уилла с Джемом, не прожила бы такую жизнь. Была бы другая жизнь, и не факт, что такая, о которой хотелось вспоминать.
[indent] Шаги позади заставляют обернуться со словами:
[indent] - Магнус, еще чуть-чуть, и я просто уйду по своим делам, я устала... - Тесса замолкает, а затем констатирует: - Ты не Магнус.
[indent] Перед Тессой стоит хрупкая рыжая девица. Рыжая - совсем рыжая, как морковка. Тесса даже находит в прошлом столь знакомый облик обладателя морковных волос, и в глазах ее читается удивление. Она никак не рассчитывала на встречу с дочерью Джослин, ведь та должна была ничего о себе не знать... но судя по всему, слишком много перемен происходит в Скрытом мире, раз сейчас они стоят друг напротив друга, изучая внимательно. Тесса впервые за долгое время ловит себя на мысли, что настолько отдалилась от дел нефилимов, лишь изредка заглядывая в этот мир, что сейчас не понимает, что происходит.
[indent] Она могла бы сделать вид, что Клэри ей незнакома. Но это было бы ложью. Они встречались один-единственный раз, когда вместе с братом Захарией проводили ритуал нанесения рун на совсем еще маленькой девочке. И вот теперь новая встреча, такая неожиданная, что хочется добраться до Магнуса и всыпать ему хорошенько за подставу.
[indent] - Клэри, - Тесса первой заговаривает, - как ты выросла.
[indent] Перед глазами снова встает образ Джослин со свертком из одеял, в котором прячется совсем уж маленькая Клэри.
[indent] Не сравнить.

0

17

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p52593

arlecchino
[Предвестница Фатуи | глава детского приюта | собирает сироток как Бэтмен ]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/293/443962.jpg
[prototype]

[indent] » genshin impact

Тяжелое детство, лишенное витаминов, игрушки, прибитые к полу, волосатые руки няни — все это Арлекино сожрала сполна. Богам все равно на жизни простых смертных и семья девочки стала всего лишь разменным материалом. Сиротская жизнь после сказки счастливых дней с мамой и папой кажется наказанием, но на самом деле проявление самого страшного греха: равнодушия.
Перспектив во взрослой жизни почти нет, желаний прожить светлую жизнь — тоже. Арлекино идет в Фатуи бороться с несправедливостью и служить Царице. Продирается сквозь звания, сложные карьерные тропы и служит, служит, служит. Жесткость и суровость въедаются в ее плоть и кровь, задания становятся жизнью, а во взгляде появляется все больше одержимости. Арлекино работает до тех пор, пока не оказывается среди лучших.
Чтобы не повторялись больше детские страдания — и чтобы принести пользу Царице — Арлекино открывает детский дом, куда забирает всех сирот и готовит их служению во имя великих целей Архонта. Чтобы не пришлось возвращаться на самое дно, не жалеет себя и рвется все выше. Как и все в Фатуи, Арлекино голодна. Но утолит ли она свой голод?


Об Арлекино известно не то, чтобы мало, но свободы для творчества достаточно, чтобы создать что-то свое. В заявке расписаны мои хеды, а это значит, что можно как их использовать, так и вообще вычеркнуть и расписать что-то свое.
С Синьорой же я хочу отношения в стиле «сучка ты крашена — вообще-то это мой натуральный цвет». Да, у нас достаточно много взаимодействий в силу того, что Арлекино поставляет солдат Фатуи в целом и шпионов в частности, на которых Синьора опирается в работе. И казалось бы, дружите, девочки, но…
Синьора относится к своим подчиненным весьма жестоко, что может злить Арлекино. К тому же, сладенькое местечко Восьмой предвестницы стало свободно и очень хочется его занять (смотрите квест «Особая гадальная бирка»)… Однако реплика на похоронах намекает, что помимо злости может быть что-то еще: понятие чести, скрытые теплые чувства — оставлю на ваш откуп. Синьора же какой-то своей частью положительно оценивает Арлекино из-за открытия приюта, но в остальном же воспринимает ее как и остальных. То есть, смотрит как-то недовольно, но в то же время грустно и недоуменно ну вы поняли
Словом, приглашаю на посраться и немножко в глубине души друг друга поуважать, но только это жуткая и страшная тайна, никому ни слова

пример поста;

[indent] Азула играет свою роль как по учебнику: смотрит пронзительным взглядом на того военачальника, которому дали слово, вежливо держит свои мнения о предложениях при себе, спрашивает разрешения у отца и брата перед критикой и не дергает ни единым мускулом в ответ на притворно-жалостливые выражения лиц.
[indent] Ей не надо уметь читать мысли, чтобы понять неширокий спектр эмоций этих стариков. Время Ее Высочества закончилось. Наследный принц занял свое законное место и теперь вторая дочь Хозяина может надеяться только на удачный брак. Какая досада для такой девушки, ведь она окончательно захватила Царство земли. Теперь ее ждет материнство и управление особняком, в котором поселят ее мужа, управителя вотчиной, министра, военачальника, далекого родственника, занявшего позицию при дворе другой страны.
[indent] От этого ей сводит скулы. Азула знает участь принцесс, но вместе с тем она знает свои таланты. Она носит при себе наточенные до болезненной остроты кинжалы, горит холодным белым огнем и режет словом сильнее, чем солдат любым оружием. В течение всей своей жизни она послушно выполняла приказы отца без каких-либо задержек, без причины на то, чтобы получить его неудовольствие. Она — сильный маг, хороший стратег, мастер манипуляций и знаток дворцовых игр. Такую не выбросят как кость первому попавшемуся политическому псу.
[indent] Но все-таки. Все-таки…
[indent] Эти взгляды скребут ее идеально отполированную броню, оставляя на ней следы от кошачьих когтей. Скребут ее кожу, на которой выступают мелкие капли крови. Заставляют зудеть пальцы от знакомого жара, что копится изнутри. Сводят мышцы лица маслом из сумок медиков, растертое перед тем, как сшит края глубокой раны.
[indent] Азулу хотят списать со счетов. Азуле собираются отказать в ее влиянии. Азулу готовятся задвинуть на второй план. И если она не хочет сжечь заживо на медленном огне каждого, кто строит такие планы, то она соврет в первую очередь самой себе.
[indent] В отличие от своего брата — его версии из далекого прошлого — она умеет держать себя в руках. Она играет свою роль по учебнику и выходит из зала совещаний спокойным шагом, словно ее пламя не рвется наружу. Азула не имеет права его выпустить, как и не имеет права на слабость, а потому лишь ждет того, когда настанет то самое время. Или когда она хотя бы доберется до своей спальни, чтобы изорвать черновики писем и приказов.
[indent] Азула не обращает внимания на торопящихся слух и ходящих в сборах придворных, пока не замечает знакомую фигуру у колонны. Зуко вышел из зала еще до нее, однако дойти до четырех безопасных — относительно — стен все равно не успел. Она хочет этому удивиться, но не находит в себе на это сил: пусть он и старший, но держать себя в руках, как полагается более взрослому, никогда не умел. Большой недостаток для будущего Хозяина Огня и большая помощь для тех, кто хочет использовать его в своих целях. Поэтому Азула не собирается жаловаться такому подарку.
[indent] - Переполняют эмоции от первого собрания? - спрашивает она. Ее тон выдает лишь часть той стали, которая обычно режет собеседников. Такой Азула бережет для Тай Ли, Мэй и тех, кого надо убедить в своей безобидности.
[indent] Теперь еще и для малыша Зузу. До чего же она докатилась?
[indent] - Не стоит их показывать здесь. Дворец небогат на тех, кто уважает чужую приватность. Идем. Ну же!
[indent] Их комнаты находятся в одном крыле. Отец решил, что его дети должны иметь близкие отношения. Отец ожидает, что каждый будет держать другого под контролем. Отец всего лишь чтит традиции, по которым дети королевских кровей всегда живут именно в этих комнатах, пока они не станут лордами и женами вельмож. Азула не думает о причинах: это никак не изменит ни их разрушенные связи, ни ее планы.
[indent] Она не оглядывается и не ждет реакции от Зуко. Он пойдет за ней хотя бы потому, что хочет знать ее коварный и жуткий замысел, которого не существует. У двери своих покоев Азула останавливается, открывая дверь и демонстративно отходя в сторону, чтобы пропустить драгоценного наследница внутрь и уже потом зайти самой. Хлопок за спиной в обставленной комнате звучит глухо.
[indent] - Садись, Зузу, не стой столбом. Я не кусаюсь, как ты уже успел убедиться. Даже напротив.
[indent] Она сама бесцеремонно падает на одно из кресел и перекидывает ногу на ногу. Пыльный сапог ложится на вышитую золотом ткань надутого пуфа.
[indent] - Ты хорошо проявил себя на собрании. Даже принес неплохие предложения. Отец будет доволен. Однако ты выглядишь так, словно хочешь сжечь весь дворец к чертям. В чем дело?

0

18

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p59045

tsaritsa
[архонт любви; (не)лучшая королева снежной]

https://64.media.tumblr.com/bfbb426109b52529ec6fbd715a09cb12/49047e904cd4a1f6-57/s250x400/12006a86caa0d1c3e3ac02f943192e691ffd6ec4.gif https://64.media.tumblr.com/87a0235e80dd0e2590c31f259a9a3a52/49047e904cd4a1f6-d7/s250x400/eede8380d03c563a8fef941dc0621aa163a9a851.gif https://64.media.tumblr.com/fe1679de5762fb11e1d01410f17c054a/49047e904cd4a1f6-f7/s250x400/38ad8e0fe8159e899d4e26e9fcb369c9b3effb54.gif https://64.media.tumblr.com/be4678c695d7cdbcc9d514ed1ba53fb1/49047e904cd4a1f6-78/s250x400/b535471a35cbf28b30c2adf5afd1a44e5e4cb7e6.gif
[что захочешь]

[indent] » genshin impact
внутри царицы горит огонь — холодный, обжигающий своей жестокостью, своими желаниями и стремлениями к немыслимым идеалам; внутри царицы горит огонь — он разливается по ее телу, наполняет ее, дарит умиротворение. но царица — королева своего маленького мира, где ей подчиняются, где ей повинуются, где жизни для нее — едва ли такие же скоротечные, как жизнь бабочки, которую она когда-то давным-давно видела; царица не смотрит в глаза — она усмехается уголками губ, взмахивает рукой и отправляет на войну — перед ней шахматная партия, которая никак не закончится, у которой нет проигравших и выигравших; царица сама на себя надевает корону, коронует, просит себя так называть и ей подчиняются. не могут не.

у нее здесь, в замке, не приют благодетелей, но она позволяет приблизиться к себе панталоне — синьора приводит мальчишку, у которого не была детства и она лишь кивает благосклонно. ребенок может многое, в нем можно открыть потенциал; в дотторе она видит то, что никогда не сделала бы сама — она не хочет марать руки и потому потакает буквально каждому его шагу; а синьора становится той бабочкой, которую она видела, которая напоминает о том что за холодом всегда приходит тепло.

но царица — обманщица. она не добрая, не сострадательная — она решительная, она за свои идеалы пойдет так далеко, как сможет, и выстелит ковровые дорожки из трупов чужими руками; царица себя в замок заточает — следит за каждым, избавляется, если они не приносят ползу и именно с ее легкой руки панталоне узнаете, что такое ад. именно она приказывает ( царица никогда не просит ) дотторе провести эксперимент над порчей; именно от нее исходят и другие приказы — собрать сердца богов, разрушить, уничтожить чужие идеалы, стереть и подавить. и все ей подчиняются, потому что нельзя не подчиняться царице.

и только панталоне на нее волком смотрит, когда в руках сжимает глаз бога; только панталоне напрягается, когда понимает — царица еще тот еще лжец.


дополнительно: пожелания, отношения, хэдканоны, идеи для сюжета и т.п.

пример поста;

агония. именно так он мог бы описать то, что с ним творилось тогда — он чувствовал, как все тело сковывала боль, которой не было конца и края. он чувствовал, как ему хотелось сбежать оттуда — почти позорно, если считать то, что он теперь предвестник. он тот, кто должен нести глас архонта, кто должен был делать ровно то, что ему приказали — быть собачкой, руководить деньгами, сверять сметы и никогда не рыпаться.

но жизнь жестока, а снежная не терпит слез — панталоне запоминает это сразу же, как оказывается в ней. запоминает морозы, которые щеки кусают и не видит больше того теплого, почти что обжигающего солнца ли юэ, которое целовало его, когда он подставлял лицо. в снежной свои законы — кровавые, жестокие, и в них панталоне растворяется. так же, как и в безумии дотторе, с которым у него всего лишь секс и ничего более, но. он думает о том, а сколько можно было бы себе врать? то, что было между ними только дурак не увидит. не заметит связи эмоциональной, не заметит то, как у обоих клинит крышу, если тянутся к тому, что принадлежит им.

вот только панталоне давно запомнил — с детства уяснил — в этом мире ничего тебе не принадлежит. и знает это он настолько хорошо, что иногда становится больно.

ему снятся кошмары — он не уверен, что это не по настоящему. он ни в чем не уверен — здесь, в этом месте, совершенно меняется линия времени и когда он закрывает глаза, лишь мгновение не испытывая боль, он слышит чужой голос. он что-то кричит на таких знакомых нотках, что панталоне не хочется терять эту связь. но он ее теряет — его сознание уползает туда, где он был маленьким, где он шнырял по ли юэ, городу богачей, и пытался выжить. здесь он тоже это пытается сделать, но даже когда он спрашивал у этих людей — почему именно я? — ему даже не отвечали. они не могли.

а потом панталоне ощутил, как его сознание начало раскалываться. боль начала притупляться, агония начала казаться лишь щекоткой, а сам он едва слышно смеялся. смеялся, потому что он не чувствовал больше ничего, но лишь то мгновение, пока кто-то внутри не переключал механизмы. и снова боль — затапливающая, утягивающая с собой на самое дно.

панталоне чувствует дотторе совершенно на другом уровне — никому не понятному, но все же. и он открывает глаза — заплаканные, ничего не видящие, — и смотрит на того, кто теперь будет его мучителем.

— это все... твоих рук... дело?, — и он знает: вряд ли. но голос его хриплый, срывающийся на кашель с кровью, которую он сплевывает — не хочет в это верить. он смотрит в потолок, пока его не переворачивают обратно и тело его обвисает под гравитацией — он буквально чувствует, как суставы выходят с собственной орбиты и ему, если честно, снова больно. но к этому — привыкаешь. гораздо быстрее, нежели к тому, что твое тело внутри кажется сломанным; к ощущению, что органы поменялись местами; к ощущению практически загробного холода.

и тело, исколотое, подвергшееся пыткам соединения с порчей — ничего уже не может. и он кажется себе сломанным, роняет голову на грудь и лишь едва заметно дышит — грудь поднимается и опускается, губы обескровленные едва заметно шевелятся и панталоне впервые шепчет:

пожалуйста, не нужно больше. лучше просто убей.

и это слабость, которую позволяет себе он, но не то расколотое внутри, что шепчет ему ты не сдашься. но панталоне уже проиграл.

0

19

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p61050

captain jack harkness
[мошенник, убийца, бывший агент времени, глава торчвуд]

https://imgur.com/MvZR7am.gif https://imgur.com/SnWJPdm.gif https://imgur.com/ptU9a8u.gif
[john barrowman]

[indent] » doctor who [torchwood]

Джек — это красивая, обаятельная улыбка под тяжелой, военной шинелью; это искренний смех, неиссякаемая хаотичная энергия и потрясающее умение зажигать каждого рядом с собой. Даже когда все рухнет, ты будешь продолжать пробовать снова и снова; в тебе этого упрямства — горстями черпай. Ты уверенно движешься вперед, утягивая своих людей — вслед за собой; ты постоянно совершаешь одни и те же ошибки, потому что обладаешь какой-то неистовой, почти безумной верой в людей.

Джек — это одна яркая, мерцающая вспышка в небе; с каждым годом тебе все сложнее натягивать на себя обычную человечность, — сильные эмоции выгорают, потому что, в конечном счете, ты от них уже очень устал. Люди умирают, корабли разбиваются, вселенные сжимаются, а ты — остаешься на месте, потому что стал ошибкой всей этой безвоздушной среды. Торчвуд разрывает на части, и тебе приходится строить все заново, раз за разом, раз за разом. Люди не спрашивают тебя: эй, Джек, ты в порядке? — ты еще протянешь? Люди говорят только: черт возьми, сукин сын, да ты хренов бессмертный фрик, — как у тебя вышло, а?

А тебе вся эта блядская жизнь — уже давно где-то поперек глотки.


дополнительно: никакого секса, джек. (с) вообще, совсем, никогда (пусть это будет нашей фишкой, смекаешь?); будем считать, что искра-буря-пламя у нас мелькнуло, но красиво перешло в противостояние, а потом, чем черт не шутит, и в дружескую близость. мне хочется им чего-то чокнутого, отбитого, совершенно ненормального; дружбы, которая строилась бы на игре в догонялки, принципах — кто кого виртуознее обманет, кто кого быстрее достанет, кто кого догонит и опередит. в них обоих мало чего-то светлого и доброго; они оба пережили слишком много потерь, оба учились вертеться, подстраиваться под незнакомую среду, мимикрировать в новом времени, в новых вселенных; оба, в конечном итоге, зашли слишком далеко. джек — бессмертный, константа во времени; гейб — смертный, который умудрился уничтожить все свои отражения в других вселенных, устроив межпространственный коллапс. на деле, они оба — случайные ошибки; два смертельно уставших человека, которые, зачастую, понятия не имеют, что им вообще делать с собственной жизнью. так почему бы, как-нибудь, нам не пропустить по стаканчику друг за друга? ты будешь рассказывать мне, что все мулатки в постели любят надевать на тебя наручники, а я — как-нибудь украду у тебя твой манипулятор временной воронки; мы обязательно развяжем драку, когда встретимся в следующий раз (и не одну). но, черт возьми, джек, с кем тебе последний раз было также приятно изливать душу, как не со мной, а?

пример поста;

тут пост

0

20

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p64529

rick flag
[полковник армии сша]

https://64.media.tumblr.com/ccd352c09d4cd0aa77b8d022f79d6ac9/ee1d15b3ee4cba9d-e0/s540x810/db18a8361fd81adc1fa9c7c16b7798c466973747.gif
[joel kinnaman]

[indent] » dc comics
Жизнь рушится обломками//осколками, и вдохнуть не выходит. Флэг ошибается в стремлении стать лучше, у него лишь остатки души болят с каждой минутой, что к трибуналу его приближает. Но он справляется со всем, даже когда приходится делать выбор во имя свободы, играть в игры, влюбляя в себя хрупкую девчонку-антрополога. И все же Аманда Уоллер дно пробивает с болью от ужаса, когда смотрит на сердце Чародейки во власти безумной бабы. Но в конечном счете принимает решение, от тошноты сводит скулы - он бы весь этот сброд расстрелял к херам, но они его пропуск к Джун.
В дождливо Мидвей-Сити, в занюханном баре Рик смотрит на всю эту разношёрстую компанию психов и убийц и отчетливо понимает, что сам недалеко ушел от них - раскрашенная девица с классной задницей его уже и почти не бесит, а стрелок вполне себе приемлем. С ними можно и в ад, и туда Флэг и направляется, когда они принимают решение спасти этот сраный мир даже в ущерб себе и своей свободе.
Джун уходит, когда все заканчивается, Рик не может выкинуть из головы выбеленную кожу, ясные голубы глаза и соблазнительные изгибы фигуры. Его снова и снова бросает в отчаяние//у свободы привкус полыни, и Флэг от нее отказывается, оставаясь в пропахших дождями болотах Луизианы. Возвращает обратно и чокнутую клоунессу, чувствуя облегчение в солнечном сплетении: она бесит его, возбуждает его на грани безотчетного, так и хочется порой насрать на камеры, вломиться к Харли в камеру и опробовать на ней все свои фантазии, тем более, она явно не против.
Он тащится на новое задание, он тихо ненавидит Уоллер за подставу, и зачем-то решает отыскать Харли, оказавшуюся в плену. Старается не думать о том, что с ней там происходи, обнимая на богом забытой улице в Корто-Мальтезе, испытывая странное чувство счастья. И все проебывает, решая сдохнуть.
Но упс, Рикки, на тот свет я тебя не отпускаю, так что у меня есть план твоего выживания.


дополнительно: думаю, тут все понятно и так, а если непонятно, то поясняю - вам предлагается разнообразие развлечений в компании Харли, в частности неуставные отношения с чокнутым психиатром, самые дивные фантазии, ну и так далее. Для Харли Флэг поразительный мужик, он не обижает ее, не использует, его чувства не только выглядят настоящими, они и есть настоящие, и она в них верит. И хотя в их отношениях ничего не безоблачно, и порой Рику хочется ее не то перегнуть через колено и отлупить, не то прижать к стенке и трахнуть там же, ему и в самом деле нравится то, как сейчас складывается его жизнь.
А про урода-команданте в Корте-Мальтезе она не расскажет потому, что потому.

пример поста;

После того задания в Готэме {странного и непонятного} Харли получила несколько бонусов, одним из которых было общение с кем-то помимо охраны и Рика. Социализация Харли в районе общения достигала потолка, она радостно бросалась на новых людей со своим желанием говорить и рассказывать, задавать вопросы, болтать без умолку. Ее голос разбивался о дальние уголки коридоров, столовой, собственной камеры и, хотя она точно знала, что ее никто не слушает, продолжала болтать, иногда удивляясь, что Флэг слышал две трети того, что она несла.
Поразительно просто.

Рик где-то отсутствовал несколько дней, а потом в столовой появилась новенькая. Харли, уже успевшая достать своего охранника {паренька, доведенного до стояка, в самом деле заменили, но легче им не стало}, чуть ли не вприпрыжку забегает в помещение. Быстро изучает его, но не видит Бумера. Опять этот долбодятел напросился на карцер и личное обслуживание.
— Доброе утро! Солнце встало, птички поют, это же круто!

Звонкий голос клоунессы облетает каждого, кто-то морщится, кто-то втягивает головы в плечи, кто-то улыбается Харли. Квинн фыркает, наблюдая за недовольной миной большого {необъятного} мужика, на котором не застегивалась оранжевая рубашка. Имени его Харли не запомнила, но это не особо ее расстраивало. Послав ему воздушный поцелуй, девушка побежала вперед к столу раздачи, и разноцветные хвостики радостно запрыгали вместе с ней. Можно, конечно, сменить имидж на более агрессивный в черно-красной цветовой гамме, но нельзя вытравить из арлекина его внутреннее веселье, способное снести все на своем пути.

— А что тут у нас… ооо, сырники с клубникой, — Харли хлопает в ладоши. В Белль Рив кормили неплохо, но все же, она выдавала желаемое за действительное. Парень на раздаче сочувственно смотрит на девушку, качая головой: сырники были неплохими, но клубники там и близко не имелось. Он ставит перед ней тарелку на поднос, затем и чашку с кофе. И получает воздушный поцелуй. — Если будешь так добр еще пару раз, то можем сходить покурить на крышу, возможно, я даже поцелую тебя по-настоящему.
Нет, конечно. Впрочем, и это было не точно: бомба в голове Квинн делала ее чуть сговорчивее, и уж точно более безопасной, а выторгованные поблажки вполне допускали чуть более свободное передвижение по тюрьме. Наверное, следующее, что следует попросить у Мэнди, это собственную камеру. Не то чтобы Харли не нравилась ее клетка, но почему-то, стоит только начать мастурбировать, как все сразу начинают нервничать, а больше всех Рик — он сердится и напоминает, что она не должна так себя вести. Почему — непонятно, но Харли уже усвоила, что в некоторых случаях его лучше не бесить, а помимо него всем остальным нужно отвернуться.

Квинн оборачивается и лучезарным взглядом изучает столы. Ни один не заполнен полностью, но лишь за одним сидит белобрысая девица с явно новенькой тюремной форме и в плохом настроении. Такие обычно бывают после того, как их сюда привозят и держат в карантине несколько дней, отчетливо объясняя, что тут можно, чего нельзя, и кто они теперь. Все они были отбросами, от которых отказалось общество, и Харли могла разложить все это на психологический анализ, достойного упоминания в любой научной работе. Если бы это нужно было. Но вместо этого Квинн подсаживается к новенькой. Интересно, бомба уже у нее в голове? Или пока Мэнди до нее не добралась?

— Ты чего такая грустная? — Харли наклоняет голову, заглядывает девушке в лицо. — Да, тут, конечно, так себе свобода, но на самом деле не все так плохо. Тебе уже приходило письмо счастья от Аманды Уоллер? Ну знаешь, мы приветствуем вас в Бель Рив, располагайтесь максимально удобно, у вас пожизненный срок. И все, что вы можете получить, это бомбу в голове и компанию таких же психов как вы. Хотя нет, это не столько письмо, сколько контракт с дьяволом. Так скажи, подружка, ты уже заключила с ним сделку?
Харли подается вперед, подпирает щеку рукой, всматривается в почти бесцветное лицо. Интересно, кто она такая? Логика быстро сворачивается в схему элементарности: Рика не было, а теперь появилась эта девица. Не за Джун же он ездил, правда? Наверное, за этой дамочкой. А если так, то значит на нее был конкретный заказ от Мэнди. Ух ты. Правда, немного обидно, будет тут кто-то круче самой Харли, но да ладно, королевой Бель Рив все равно тут остается Уоллер, с той никому не тягаться.

0

21

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p68357

ryan sinclair
[путешественник во времени]

https://i.imgur.com/8q8Js8T.jpg https://i.imgur.com/P9ef6Dr.jpg https://i.imgur.com/XE8lkTC.jpg https://i.imgur.com/x7gwusf.jpg
[tosin cole]

[indent] » doctor who
arctic monkeys — this house is a circus
Он так уверен, что в этой жизни, в общем-то, никому особо не нужен, что живет с этой уверенностью до сих пор. Не жалуясь и не рассказывая об этом другим: ну такова жизнь, что здесь поделать, приходится работать с тем, что есть. Райан никто в своих глазах, болезнь это только усугубляет, бывают времена, когда он даже по лестнице нормально не может пройти. Никто никогда не осуждал его, он и сам себя не осуждает, окруженный облаком поддержки от бабушки и Грэма, имеющий друзей, способных поддержать в трудную минуту. Это, в общем-то, даже помогает: Синклер ввиду своего характера довольно открыт, он с легкостью заводит новые знакомства и, за неумением высказаться самостоятельно, слушает.

Мать умерла, отец бросил его на пороге бабушкиного дома. Райан головой может и осознает, почему все так произошло, но сердце голову не слушает, продолжает спрашивать "почему?" и все еще уверено, что это он во всем виноват. Ему тяжело принять Грэма в семью именно из-за этого, из-за мысли что он снова окажется лишним, из-за мысли, что его снова бросят. И требуется много времени (и много событий), чтобы он обрел в Грэме уверенность.

Найти свое место в жизни? Сложно, когда тебя мотает по разным временам и планетам. Понять, кто ты такой на самом деле? Эта опция кажется уже попроще. В ТАРДИС с очень инопланетной и очень далекой Доктором он сближается с Грэмом и Яз; в приключениях обретает уверенность, которой ему часто не хватало, и тот налет взрослеющей серьезности, который появляется у каждого, кто столкнулся с трудностями. В отличие от Яз, которая горит и живет этими путешествиями, он все чаще задумывается о том, хочет ли он проводить время и дальше так — болтаясь то там, то там. Все чаще задумывается, каково это, иметь отношение к чему-то куда большему, чем ты сам? Возможно, сейчас настало время искать свое место в жизни.


Все как обычно, Доктор, ТАРДИС и the Fam. Несмотря на такое дурашливое название, Доктор — ох, бесконечно далека от своих спутников. У нее часто не находится слов поддержки, поэтому они учатся этому сами. Райан — куда более эмпатичный, чем остальные, постепенно осознает, что с Доктором творится что-то не то, и с шоком понимает, что сам подходить к ней не то, чтобы боится, но... да, боится. Поэтому приходится делать это сплошной стеной, в компании Грэма и Яз. Возможно, ему нашлось бы, что сказать Доктору — в отличие от Доктора, которая всегда понятия не имеет, какие слова подобрать для своей the Fam (и поэтому раз за разом сбегает — от них, от разговора, от всего, угрожающего стать по-настоящему важным).

пример поста;

Это должно было стать веселым приключением. Интересным, ни к чему не обязывающим, даже больше прогулкой чем путешествием, если честно. Хотелось разрядиться и ни о чем не думать, показать Яз будущее, избегая войны с далеками и ту историю с телешоу, конечно. Просто будущее, с их летающими автомобилями, антропоморфными андроидами и путешествиями сквозь космос туда, куда не ступала нога человека. Что-то в этом роде. Что-то, где мне не придется сталкиваться со сложными проблемами и решать их в ущерб себе.
Конечно, этого было слишком много. Не стоило и надеяться. Может быть, именно поэтому я выжидаю, когда ТАРДИС останавливается, и не открываю дверь первой. Пускай Яз посмотрит, что там. Пускай вдохнет свежий воздух одной из земных колоний далеко в космосе и удивится, как же глубоко ее народ умудрился пролезть. Я закрываю глаза, и -
- Доктор? Тут ничего нет...
Ее голос обеспокоен, но она думает, что это старушка ТАРДИС опять занесла нас не туда. Любительница подурачиться. Ясмин понятия не имеет, что это может означать, что это означает, потому что я загривком чувствую, что что-то не то. И первое, что я ощущаю в связи с этим - усталость.
Это чувство преследует меня еще с Флюкса, со всего, что... со всего, что он под собой хранил. С Тектеюн, с часов, которые лежат глубоко в ТАРДИС, так глубоко, что я н найду их, если не захочу. А я не хочу. Но даже несмотря на это, все произошедшее давит невидимым грузом, и я чувствую себя бесконечно уставшим. Бесконечно - примерно столько, сколько длится моя настоящая жизнь.
- Что? Нет-нет-нет, не может быть! Мы точно попали куда надо, - я подскакиваю и подбегаю к Яз, чтобы удостовериться своими глазами, что действительно ничего, просто голый осколок камня, никакого терраформирования, никакого поселения. Ничего. - Не может быть. Она должна быть здесь! Что-то не так.
Что-то не так, и очень серьезно, и, кажется, это касается всего таймлайна и всей истории человеческой расы - я хватаю руку Яз, когда она пытается выйти, и затаскиваю обратно в консольную. Несколько прыжков назад во времени и пространстве под напуганные вопросы Ясмин и мои собственные суматошные ответы - ответы, призванные уменьшить ее панику, но с этим я, кажется, не справилась. Каждый раз за дверью - пустота, тишина. До тех пор, пока я не добираюсь до Земли, а там...
Там нас ждет неприятный сюрприз. Земля больше похожа на Модас, сплошь кибермены, и это выбивает из меня дух. Мы стоим на пороге ТАРДИС, растерянно вглядываясь в толпы марширующих киберменов, и я как будто знаю, откуда это взялось. Как будто еще не мозгом, но подсознанием понимаю, кто этому виной.
- Нам надо что-то с этим делать? Найти, откуда все это началось, устранить то, что помешало истории развиваться как надо, - неуверенно подает голос Ясмин, и я взмахиваю руками.
- Да. Надо. Именно этим я и занимаюсь. Надо найти точку расхождения, но Яз, тебе нельзя со мной идти. История затронула события до твоего рождения, а это значит, что ты можешь существовать только в пределах ТАРДИС. Ты - парадокс, но она защитит тебя, пока я со всем не разберусь.
- Я не оставлю тебя одну!
- Ты меня слышала? - меньшее, что мне сейчас нужно, это препирательства, но как же она упряма! Как и большинство из них, да, но голос разума все больше затеняется в ней... тем, о чем я не хочу думать. - Выйдешь за эти двери - и перестанешь существовать, выйдешь за эти двери - и я не смогу тебя найти! А если даже у меня получится все исправить, я и не буду тебя искать. Если ты меня не послушаешь.
Это жестоко, но это срабатывает. Яз замолкает и уходит вглубь ТАРДИС, оставляя меня наедине с консолью и колотящимися сердцами.
И, когда я нахожу виновника торжества, я ни капли не удивлена.
- Что ты натворил, - зло прошипела я, подходя к Мастеру. - Это была очередная попытка привлечь внимание? Думаешь, я не остановлю тебя?

0

22

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p68706

castiel
[ангел на /полу/свободном выпасе]

https://i.ibb.co/TMRQPns/image.gif
[Misha Collins]

[indent] »supernatural
Мне бы хотелось иметь идеальный рецепт или инструкцию, где было написано о способах взаимодействия с небесами и тамошними обитателями так, чтобы никто не остался внакладе. Жаль, что ни одна канцелярия ума не врезала выпустить подобную ксиву. Жаль, потому что я все равно прочитал бы ее по диагонали, подтерся а после сложил кораблик и спустил в ближайшую канаву, как и любое другое мудацкое правило /кроме карточных долгов, конечно, они священны/. Почти тридцать лет я жил с полной уверенностью в том, что под звездным куполом нет ничего, кроме галактики, небесных тел и стриптиз-бара «Ангельские пороки» /ну или как-то еще, большой фантазией я никогда не блистал/; что кое-кто, не будем показывать пальцем, вполне объективно давно всех оставил, и в чем-то был прав. Скажем так: вера – не совсем то слово, которое сопровождает человека, ежедневно сталкивающегося с тьмой, зияющей черными оскаленными пастями из темных подвалов, забытых городов и кладбищ, а иногда вопреки всему из окон роскошных авто на пятой авеню. Даже будучи в самой глубокой заднице этого мира, именуемой адом, мне в голову не приходило молиться. Звать тех, кто дорог – да, но не пытаться строчить умственные послания на небеса ради спасения мимолетной человеческой жизни, до которой им раньше они клали с прибором. Как и до всех остальных.
Но все хорошее и не очень когда-то заканчивается. И в этот момент мир делает поворот вокруг оси, и оп! ты на другой стороне сознания, смотришь пустым взглядом в пространство, откуда тебе светит не схлопотать в рожу, а крылом по ней. Разница небольшая, но, как говорится в одном похабном анекдоте, есть один нюанс. Встреча с нуменозным – не совсем то, чего жаждешь принять после утреннего кофе. К этому вообще невозможно подготовиться, особенно, если всю сознательную жизнь считал небесное воинство сказочкой из одной весьма популярной книжки, считающейся макулатурой даже среди демонов, хотя куда дальше. Мне нравилось то состояние блаженного неведения, откуда меня попросту внаглую вытолкнули, сунув в лицо индульгенцию на подпись в качестве поздравительной открытки с днем второго рождения.
К чему вся эта преамбула с претензией на глубокомысленность? Наверное к тому, что писать банальные факты ради их самих я считаю как минимум оскорблением Кастиэля, который и без того прекрасно осведомлен о своем месте в каноне нашей реальности. Ну и еще продемонстрировать гений своего эпистолярного жанра, куда без этого, помериться одним местом – это одно из наших редких охотничьих развлечений, и подтекста там достаточно /смысл потом тебе объясню, не все там однозначно/. Так получилось, что у меня осталось множество вопросов к нашему взаимодействию и окончательному положению дел во вселенной, которые до сих пор остались неразрешенными. Пониманием ангельского мировоззрения и логики похвастаться не могу из-за своей чересчур приземленной натуры, поэтому расхлёбывать это упущение и пытаться каким-то образом приобщить нас к возвышенному и святому придется тебе самому. Если будет желание. Если же нет, мы вполне можем остановиться на более человечных параметрах в рамках канона, оставив ангельские делишки до лучших времен. У нас изначально так повелось, что основой для будущих поколений безбожников будем брать в качестве точки отсчета пятый сезон. Соглашаться с этим, или нет, твое право, всегда в наличии есть остальной канон, альтернатива и прочие извращения смертного разума, в которые тебе, словно в грех, придется слетать потехи ради и нырнуть с потрохами. Я это дело весьма люблю и уважаю /в смысле не грех, но и его тоже/, поэтому лучше заранее запастись попкорном и благодатью, чтобы кидаться в случае экстренной необходимости, тормозя оголтелое желание лезть на рожон. Или составлять компанию, это как получится.


А теперь к вопросам условностей, без которых в нашем деле никуда. Мы с братом не особенно требовательные натуры, поэтому расписывать стопицотыщ издевательств не собираемся, хватит краткого списка. Капслок в постах, возможность махать крылышками там же, согласно правилам форума, флуд и все остальное по желанию. Все наши взаимодействия вижу в качестве изначально разведывательной операции под название «чего это за хрень тут происходит?», с последующим ростом в дружеские отношения. Однако для варианта и для затравки могу предложить и обратное: хоть воинственное разделение баррикад, хоть единорогов под радугой и приходом, коли сможем тебя накурить -) Я человек простой, вижу ангела, делаю ручкой /нет, не крестное знамение, а предложение скрашиться всем вместе/

пример поста;

Отъезд из Колорадо встретил весенний дождь и отвратительное настроение, которое Дин прятал под Rock and Roll Remaster и свое завывание в тон, поскольку прервать его было некому. Сидение справа демонстрировало болезненную пустоту, сзади тоже не намечалось внезапного шелеста крыльев, и даже дюжина бутылок Будвайзера, погруженных в походный холодильник в багажнике не могли сменить его состояние на более созидательное. Происходящее могло показаться дурным сном или фантазией, но за свои тридцать лет Винчестер успел убедить себя в иллюзорности данной материи и необходимости цепляться за реальность, буквально вгрызаясь в нее зубами и вспарывая охотничьим ножом. Остальное осталось прерогативой брата и в эту епархию он предпочитал не лезть не смотря на то, что год назад получил прямое подтверждение порицаемой им слабости и следовало бы ощущать неловкость, но она тоже отсутствовала. Где, спрашивается, был тот самый всевышний, когда все потоки дерьма слились им на голову, сконцентрировавшись настолько целенаправленно, что иногда Дину действительно очень хотелось найти родоначальника всего, набрать полный ушат и вернуть ему это самое благоденствие в зад? Пусть обтекает, чего уж. В ушах продолжали стоять крики раненых, которых они оставили в Ривер Пас на попечении Эллен, и злорадная морда Войны, который умело спрятался под внешностью воинствующего интеллигента. И все остальное про конец света, что он предпочитал не подпускать ближе к тему не смотря на явные признаки сопутствующего заражения. Апокалипсис начался и строить из незаинтересованную рожу было настолько глупо, что Дин погромче врубил групповой баритон, словно пытаясь выбить из головы все то лишнее, что там осело за последние несколько недель.
На одной из остановок возле старого кемпинга Бобби сбросил ему новые координаты по северу, и это было как нельзя кстати. Занять голову и руки, заставить себя снова вернуться в дело в одиночку было отчасти привычным, отчасти нервировало, но мозг ко всему привыкал по мнению того же старого друга. Ждать очередного звонка или сидеть с кислой миной Дин не привык, поэтому при въезде в штат потратил двое суток на выслеживание очередного обнаглевшего кровососа, который решил сделать здешний поселок своими личными охотничьими угодьями и распоясался настолько, что люди откровенно бежали из этих мест в страхе перед серийным маньяком. Невероятно непредусмотрительное поведение, и как следовало ожидать, вампир оказался недавно обращенной тварью, решившей под шумок захапать себе территорию и совершенно не озаботившийся об осторожности. Возможно просто не знал об охотниках, посему процедура обезвреживания прошла настолько легко и быстро, что Дин немного разочаровался. Он ждал эпичного сражения, а после жестоких схваток, спровоцированных Всадником, вполне мог надеяться на очередной массовый психоз, но все оказалось простым и банальным донельзя. В итоге контакт с властями прошел на ура, трупы зарыли, а Дин порулил дальше на север, пробираясь в центр штата. Его настроение продолжало снижать градус, а молчащий мобильный лишь подстегивал желание вжать газ в пол и схватить руль до побелевших пальцев. Он никогда не был поборником фрик-контроля в отличии от отца или Сэма, но сейчас ситуация настолько плавно ускользала через сжатые ладони, чтобы казалась молекулами воздуха, который невозможно удержать в принципе. В происходящем накатывающем безумии странные сведения из города неподалеку казались прохладным бризом в жаркий летний день, поэтому Дин свернул, подъезжая к потертым линиям парковочных мест у мотеля - ему следовало немного отдохнуть и привести в порядок голову. Старое одноэтажное здание оставшееся тут наверняка со времен первых колонистов встретило блаженной прохладой и питьевым фонтанчиком: забытый анахронизм с детских времен, к которому Винчестер с удовольствием приложился и умыл лицо. Дело осталось за одеждой, упырь успел измазать любимую куртку, а нахождение пусть и в теплое время года, но на севере страны требовало наличие теплой одежды. Особенно сейчас, когда чересчур умный брат улепетал подальше, и Дину оставалось обходиться имеющейся таящей наличкой и подумывать о том, как вернуться к корням и обобрать кого в ближайшем супермаркете. Его родимый холодильник опустел после вампира, а пить все же хотелось и отнюдь не паршивый дешевый лимонад из автомата. Пришлось умостить свое тело в номер и взять тамошнее мыло, которое явно не предназначалось для сокрытия следов преступления. Дина это не остановило и он осатанело тер проклятую ткань в бесполезной попытке ее очистить и забыв обо всем на свете, пока за спиной не раздался знакомый шорох и зеркало напротив не отразило ангельское повествование во плоти.
Да твою же! - от неожиданности Винчестер выпустил куртку и стукнул по крану, заставляя течь кипяток. Тот мгновенно сварил остатки белка. Безнадежный вид верхней одежды заставил Дина глубже втянуть воздух и собрать волю в кулак, чтобы не начать ругаться и вести себя как придурок по мнению некоторых. Кас. Личное пространство. Л-и-ч-н-о-е  п-р-о-с-т-р-а-н-с-т-в-о. Мне показалось, мы это несколько раз проходили, или ты снова выправил мою память для того, чтобы совершать этот трюк без напряга для окружающих? - ругаться на ангела или с ним было как-то... не очень правильно и объективно. Тот не до конца понимал особенности жизнедеятельности смертных и временами вел себя забавно или жутко. Или как сейчас, нарушая зону комфорта и приближаясь на чересчур близкое расстояние. Не то, чтобы Дина серьезно волновали такие фокусы: их жизнь вообще не предполагала наличия свободной зоны или чего-то такого, что можно прятать от окружающих. Поэтому данная тирада была сказана скорее для острастки и просто от эмоциональной нестабильности, терзавшей его последние несколько суток. Вытирая руки и лицо, Дин отошел от умывальника и тяжело выдохнул. Кастиэль появился тут не случайно, и можно было не ломать голову о дальнейших планах, а просто спросить его напрямую, дабы не тянуть резину. Что, завершил свой квест с поиском бога, или тебе требуется высококлассная охотничья помощь? - не самое время для бахвальства, и все же немного разрядки не помешает. И предупреждая дальнейшие расспросы - да, я один. Сэма нет. У нас с ним семейные разногласия, поэтому он прогуливает занятие по практике и получит неуд в зачетку, - со злостью швырнув мокрое полотенце на кровать, Дин обернулся к ангелу.
Кас выглядел... растерянно? Недоуменно? Необычно? Во имя чего так угодно, но то же был Кас, поэтому строить подходящие теории Дин счел неуместным. К тому же присутствие ангела создавало ощущение робкой надежды, что поднимала голову из тщательно скрываемой боли, словно само присутствие воли небесной влияло на состояние Винчестера. На какие-то легкие мгновения Дину показалось, что в комнате стало светлее, а на душе легче. Забытое ощущение, но он схватился за него, словно утопающий за соломинку и крепко сжал, не желая отпускать. Я что-то не слишком приветлив. Могу предложить э... вкусной воды из-под крана? Прости, сегодня я на мели, пива нет. Настроения тоже. И вряд ли ты сможешь помочь мне отжимать кошельки на ближайшей заправке.

0

23

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p68907

luke garroway
[бывший сумеречный охотник, владелец книжного магазина, член Совета]

https://64.media.tumblr.com/2e4195174a145e2bb6b18e8439d83977/tumblr_mxs7d7kELT1s3u5lno2_r1_250.gifv https://64.media.tumblr.com/8b35b103f877ec94d34f710088effa57/tumblr_mxs7d7kELT1s3u5lno5_250.gifv
[aidan turner]

[indent] » shadowhunters
[indent] Люку как-то не везет с самого детства: сначала мать удаляется в Железным сестрам, оставляя его на попечение старшей сестры Аматис, затем в Академии начинаются сложности. Люк отстает, Люк считает себя неудачником, Люк на грани отчисления. Люку показалось, что он вытащил счастливый билет в лице Валентина Моргенштерна, но он еще не понимал, чем ему платить придется.
[indent] Сначала пришлось подарить Валентину ту, в кого был влюблен. Затем встать бок о бок с Валентином в Круге. Когда именно Люк понял, что это все бедой обернется - да когда бы ни понял, все равно поздно было. Валентин всех переиграл, и Люка, не искушенного в интригах, в том числе. Он бы умер в том бою с оборотнями, умер бы, на мерзлой земле, если бы не Джослин, нашедшая его вовремя. Она тоже опоздала - их история сплошные опоздания - чтобы предупредить Люка, но успела, чтобы сохранить ему жизнь.
[indent] Люк потерял все. Всю свою жизнь. Он стал изгоем, ведь больше он не Сумеречный охотник. Он ненавидел Валентина, он даже Джослин ненавидел, у которой под сердцем новая жизнь была. Но больше всего он ненавидел себя.
[indent] Люк помог Джослин сбежать. Но оставаться рядом не рискнул, наведывался изредка, чтобы просто посмотреть на нее, побыть рядом с ее теплом, поддержать ее в новом мире - им обоим было не легко, но проблемы Джослин и ее маленькой дочери Люк всегда ставил вышел своих. Круг был распущен, Валентин не то погиб, не то исчез. Конклав говорил, что погиб, но ни Люк, ни Джослин в это не верили.
[indent] Годы спустя они в Нью-Йорке встретились. Джослин тут задержалась на долгие годы, и теперь Люк мог смотреть, как растет Клэри, мог быть опорой и другой Джослин, хотя другом быть не хотел. Но даже в мире примитивных Гэрроуэй не забывал, что он инфицирован, он оборотень, и он проблемы для Джослин и ее дочери.
[indent] Многое меняет воскрешение Валентина, возвращение Валентина. Многое, да практически все. Люку приходится воевать против Валентина в надежде победить, а не погибнуть. Осталось только спящую красавицу поцеловать, но в их случае - дождаться, когда Джослин оклемается, чтобы решить сложные вопросы непростых взаимоотношений.


Сериалу нет, как минимум в образе Люка. Книгам да, в общем-то практически во всем.
Тернер прекрасен, но могу обменять его на Айзека.
Играем много, со вкусом, большими постами, мелкопостами, иногда спидпостом, но не обязательно.
Иногда ломаем канон. Иногда основательно. Иногда не очень.
Люблю, целую, жду, мы не страшные, мы просто немного не в себе, но таковы все нефилимы.

пример поста;

[indent] Когда на протяжении долгих пятнадцати лет ты пытаешься спрятаться от прошлой жизни, а еще лучше - спрятать от нее дочь, ты привыкаешь к этому. И почти веришь в то, что все удалось.
[indent] Джослин ведь поверила. Позволила себе расслабиться. Не проследить. Не обновить заклинание. Нужно было не ждать предельной даты, нужно было действовать на упреждение. Вот только приходится признать, что невозможно убежать от того, кем ты была когда-то, невозможно украсть что-то у прошлого, оно обязательно придет требовать свои проценты. И теперь им с Клэри придется отдавать за все те годы, что удалось прожить в дали от Идриса и проблем нефилимов.
[indent] Зато была другая проблема. Какая-то дыра, из которой предстояло выбраться. Комната с заколоченными окнами, из которой не выйти, как минимум, без стило, а его у Джослин не было. Как не было и плана, что делать и как сбежать от Валентина. Тот, словно, кошмар из пепла восстает, и стоит перед ней, требуя... да что там от нее можно требовать? Снова сойтись в семейную жизнь, давно раздавленную всей реальностью? Валентин сам уничтожил все, что у них было, он переплавил любовь Джослин в страх перед ним, и отправная точка полета в никуда все еще слишком отчетливо виделась ей.
[indent] Сидеть на месте Джослин не может. Она срывается в осмотр комнаты в надежду найти лазейку к свободе. Пристальный взгляд дочери ощущает спиной, прекрасно понимая, что сейчас та потребует от нее ответов. А потом бросает ровным голосом:
[indent] - Давай ты утроишь свои подростковый бунт с нежеланием слушать мать позже.
[indent] В словах явно слышен упрек, что Клэри уже поиграла в юную бунтовщицу, а вот если бы слушала мать...
[indent] То, что мать и сама дров наломала с пять поленниц, это, конечно, не должно волновать Клэри на фоне авторитета Джослин. Она не родилась такой жесткой и неуступчивой, она была когда-то другой. Но оказавшись в мире примитивных, была вынуждена действовать совсем иными методами. Должна была воспитывать дочь так, чтобы сохранить ее, должна была лгать ей относительно ее отца, должна была посадить Клэри в кокон из мягкой веры в то, что все это правильно. И не важно, чем Джослин сама жертвовала в процессе. О жертвах ей говорил взгляд Люка, оставшегося рядом, но так и не допущенного к уютному счастью теплых объятий. Долгое объяснение, что проблема не в том, что он оборотень, дало скомканный результат. Люк же остался рядом, но был каким-то визуальным укором собственной неприступности Джослин. Ради чего? Ну вот ради дочери, видимо.
[indent] - Если это не план побега, то все слова можешь пока оставить при себе.
[indent] Джослин примерно представляет, что ей скажет Клэри. Но у нее тоже есть, что сказать. Вот только воспитывать сейчас дочь не самое подходящее место, хотя у нее есть вопросы к логическим процессам в ее голове - какого дьявола она решила попасться Валентину? Желание познакомиться с отцом? Нет, это немыслимо. Она ведь должна была доверять матери, невзирая ни на что, и если та ее прятала, значит не просто так. Почему они вообще здесь? Джослин выпила зелье в надежде, что отключится на долго, и Валентин не добьется от нее того, что ищет. А Клэри вот, Клэри тут, и все пошло совсем не по плану. Сейчас бы сюда Люка. Стало бы, наверное, проще дышать. Он всегда уравновешивал Джослин и Клэри, хотя первая не раз напоминала ему, что Клэри не его дочь. Тогда в глазах старого друга боли становилось в разы больше, наводя Джослин на мысль, что ей следовало обращать внимания на детали. Что ее любовь к Валентину была настолько слепа, что она ни во что не ставила чувства Люка, списав все на его желание с ней дружить, на их детство по соседству.
[indent] Как глупо. Но что уж там, вряд ли им суждено сохранить в своих отношениях хоть что-то.
[indent] Нет. Хорошо, что Люка здесь нет. Он бы стоял рядом с Клэри, говоря, что просил рассказать ей правду, ибо ложь ни к чему хорошему не приведет. Взять хотя бы Валентина. Он всем лгал. И что со всеми ними случилось?

0

24

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id= … p=2#p70218

remy lebeau
[вор и не только]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/379/830807.png
[original + обсуждаемо]

[indent] » marvel х-men
[indent] Кто-то скажет, что ты:

Смерть — сильнейший мутант;
Белый Дьявол — профессиональный вор;
Креол — искусный любовник;

[indent] Но для Роуг ты просто Каджун mon cher — и пускай порой нам с тобой бывает нелегко, важно то, что мы не соперники и не притворщики. И мы не говорим друг другу: «мне тебя жаль», мы говорим друг другу: «иди за мной, я всё решу» я без тебя не я.


[indent] Дополнительно: много не пишу, так как персонаж каноничный и довольно известный хочу в это верить. От себя скажу лишь то, что мне всё равно, что будет между нами ну почти, ты только приходи. Захочешь любовь — супер ну не зря же мы одна из самых интересных пар, захочешь дружбу — тоже супер сарказма и иронии нам не занимать. Будем ругаться, мириться и... Я согласна абсолютно на всё, как я уже сказала — ты только приходи.
[indent] В спидпостинг не играю и от соигрока ничего не требую. Просто люби персонажа, будь где-то тут и пиши по возможности, а если ещё будем обмениваться артами и шуточками за триста в старом добром тг, так вообще в самое сердечко.

всё, что тебе нужно знать;

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/379/71039.png

пример поста;

[indent] Анна-Мари отправляет в рот очередную дольку жаренного картофеля и думает о том, к чему давно пришла. О том, что она бесконечно может наблюдать за тремя вещами: за тем, как горит огонь, течёт вода, и за тем, с каким счастливым и восторженным упоением Реми Лебо рассказывает про своих котят. Непременно излишне живо жестикулируя. И это никогда не оставляет Анну равнодушной, это заставляет её широко улыбаться и звонко смеяться.
[indent] — Ты прав! Таких совпадений не бывает, — с самым участливым видом кивает, соглашаясь с догадкой. Реми уже давно стал что-то подозревать, а Анна стала внимательно наблюдать за Логаном. И несмотря на его внешне специально напущенную холодность, она не могла не заметить того, насколько Логан неравнодушен к котятам. Чёртов шифровальщик.
[indent] И так, за лёгкой ненавязчивой беседой и калорийной едой, они проводят приятный вечер пока не гаснет свет.
[indent] — Не думаю, что нас выгонят. Это торговый центр в самом центре Нью-Йорка, — демонстративно обводит указательным пальцем пространство, как бы вырисовывая в воздухе невидимый круг. — Клиенты для них всё. Едва ли владельцы поскупились купить и установить парочку генераторов. Ведь включив их, они продолжат набивать карманы шуршащими купюрами.
[indent] — И что скажешь, отдадим им ещё немного из своего кармана? Я бы зашла в Тиффани на первом этаже, — Анна кидает взгляд на Реми и улыбается совсем не так как прежде. Эта игривая улыбка касается не только её губ, но и глаз, заставляя те блестеть. — Каждый раз как я прохожу мимо витрины, то как будто заново влюбляюсь.
[indent] — А одно колечко… — вытягивает перед собой руку и рассматривает «голую» ладонь», будто мысленно примеряет что-то. — Белое золото с россыпью крошечных бриллиантов по кругу… Думаешь оно бы мне пошло?
[indent] И зачем она только спрашивает, ведь Анна сама прекрасно понимает, что никогда не сможет позволить себе что-то подобное. Но тут же ловит себя на интересной мысли, что Реми как раз может. И что дело не в том, что на его банковском счету, в отличии от её, лежит не одна сотня тысяч долларов. Нет. Дело в том, что он может позволить себе всё благодаря своему «таланту» вора и беспринципности.
[indent] Может предложить ему авантюру? Спуститься и зайти в магазин? Он бы мог включить свои чары, перед которыми просто невозможно устоять. Природное обаяние, а ещё эту свою естественную сексуальность, которая будит внутри какое-то первобытное чувство непреодолимого влечения к нему... Нет. Анна никогда так не поступит, зная, что за её украшения кому-то всё-таки придётся заплатить. И этим кем-то окажется несчастная консультанша, которой придётся выложить за блестящее колечко свои честно заработанные.
[indent] — Забудь, — в рот отправляется ещё одна долька, беседа продолжается, но в один момент радостная улыбка сходит с лица Анны, а сама она бледнеет. Замирает и чувствует, как пересыхает во рту и пропадает голос. Ею завладевает чувство страха и невидимая опасность, которая предстаёт перед ней, пугает её не хуже приставленного к горлу лезвия.
[indent] Так, мир, что только что был полон красок — исчезает. Всё вокруг поглощает не просто темнота, а беспросветная тьма, внутри которой не остаётся ничего кроме неё самой и Реми, на лбу которого «красуется» появившаяся словно из неоткуда ярко-красная точка. Есть ли у неё на лбу точно такая же, ей остаётся только догадываться.
[indent] — Не двигайся, — едва переставляя ноги под столом и пытаясь шевелить руками, Анна слышит биение собственного сердца. Слышит каждый удар, и он кажется ей таким невыносимо громким, будто может спровоцировать неизвестных и вызвать выстрел. И эта мысль заставляет её вздрогнуть и почувствовать, как тревога отдаётся болью в висках.
[indent] Но продолжать бездействовать нельзя. Каждая в пустую потраченная секунда может оказаться последней и тогда им двоим из тьмы уже будет не выбраться. А потому, нужно взять себя в руки и не дать страху победить. Нужно вспомнить, что они не обычные люди, а мутанты — сильнейшие представители своего вида, кто бы что ни говорил и не утверждал.
[indent] Так что нужно трезво оценить ситуацию и работать с тем, что есть. Информации, конечно, мало, или если точнее — совсем никакой, но абсолютно ясно одно: что это заранее хорошо спланированная «акция». Против кого вопрос остаётся открытым. Является ли это актом терроризма против мирного населения, спецоперацией по уничтожению мутантов или сведение личных счетов с Лебо… И если не исключать последнее, то Анна может надеяться на то, что сам Реми может что-то знать об этом всём или по крайней мере догадываться о чём-то.
[indent] — Насчёт три, — шепчет одними губами, но вместо счёта сразу же произносит: три. И делает она это потому что, во-первых, у них нет на лишнего времени, а во-вторых, Анна не может быть уверена в том, что кто-то кто не должен сейчас не подслушивает их. Потому лучше быть на шаг впереди и действовать неожиданно даже для самих себя.
[indent] — Прости, — резко дёргает предплечьем, подаётся корпусом вперёд и хватает мужчину за руку, причиняя боль. Не прикладывая особых усилий Анна толкает Реми в грудь, заставляя «отъехать» от стола прямо на стуле к стеклянным перилам позади него. Она слышит, как разбивается стекло, видит, как разлетаются осколки и как Реми падает куда-то назад и вниз. Одна женщина при этом вскакивает со своего места и не понимая, что тут происходит, начинает громко визжать. Так пронзительно, что режет слух.
[indent] Сама же Анна, что в мгновение ока оказывается у самой дальней от неё стены в тени, не волнуется за Реми. Он ловкий, а его навыкам акробатики может позавидовать любой, не говоря уже о том, что она знает наверняка: падать с высоты второго-третьего этажа ему не впервой.
[indent] Так, если сегодня жертв не избежать, этими несчастными точно не окажутся эти двое.

0

25

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=p85891#p85891

butch
[криминальная морда, собутыльник, best кореш ever]

https://forumupload.ru/uploads/001a/73/d5/3/894259.png
[joseph gilgun, noel fisher, jonathan tucker (?)]

[indent] » tom & jerry
вечно подбитая (и подпитая) рожа, шебутной нрав и громкие похабные шуточки. бутч – это эмоционально нестабильный фейерверк эмоций. но никогда не стоит обманываться его открытой улыбкой – в ней кроется оскал, и обман этот может обернуться бабочкой в подреберье – он ничего не делает просто так. он вырос на улицах этого города. бутч и есть улица.

незабвенный лидер криминальной группировки «коты» и по совместительству букмекер, принимающий ставки в тотализаторе на подпольных боях, где дерётся том. раньше и сам том был в банде, но завязал, а связи с авторитетными, нужными людьми, остались, да и выход в клетку среди мусорных баков — никуда не делся. только он и остался напоминанием о былых нечистых деяниях томаса. весёленьких временах. что не мешает бутчу при каждой совместной пьянке заводить шарманку в духе «а помнишь...» и звать его обратно, к себе под крыло. том – один из немногих, кто не опасается перечить бутчу и влезать с ним в споры, когда тот не прав (будто он послушает, впрочем, может, к тому он и прислушивается, доверяя).

бутч — настоящий оболтус, истинный представитель задир и гоповатой шпаны. что совсем не мешает ему быть донжуаном и обаятельным гадом. на деле — тот ещё жулик, карточный шулер, прохвост и мошенник. хозяин судьбы. своенравный, гуляющий сам по себе. человек-болтун. человек-вечеринка. человек-вне-закона. что по жизни косячит, косячит, косячит. очередная неверно выбранная ступень под ногой его гнильем прогибается – падает, ломает ребра, зубы, надежды – и снова за старое. ведь за его косяки обычно головой отвечают другие. и то, как он ещё ходит живой и на свободе – остается неведомым даже ему самому. офицеру спайку, наверняка, вместо электроовец снится то, как он засадит бутча и всю его шайку за решётку, но пусть мечты остаются мечтами.

бутч - вечный бездомный скиталец, пытающийся если не отжать заслуженное место джерри в съемном доме тома, то напиться с самим томом в такой хлам, что можно будет остаться в отключке и задрыхнуть на напольном ковре. бутч, в целом, джерри недолюбливает, зачастую пренебрежительно насмехаясь над ним (мышка, вероятно, отвечает тем же). может быть, джерри перешёл ему дорогу в прошлом, это он мог, тут уж разбирайтесь между собой сами.

может быть, где-то там, на стороне, у бутча есть дети, ради которых он и горбатится, и рискует всем, что есть, но знать об этом совершенно не обязательно посторонним.

потому что всё, что вам вообще необходимо знать – так это то, что бутч – дикий драный «кот», с которым шутить не стоит. и если вы придетесь ему не по нраву, то он выцарапает вам глаза и запросто нассыт в бокал, заставив его следом выпить.


да, мы упоролись [2] присоединяйся! очень бы хотелось, чтобы остался гилган, имхо, он идеален под образ. что касается игры, неизменно - птица-тройка — на твой вкус; люблю лапс, но ровно так же могу и держать зажатым шифт, неназойливо кидаться хэдами и смишнявками тоже люблю, как и делать графику своим ребятам. посты пишу от 4к и выше, по настроению; не столь часто, как хотелось бы, потому что реал в приоритете.
ты главное - приходи, вваливайся к нам с ноги и не пропадай.

пример поста;

пока что не за тома http://vk.com/images/emoji/D83DDE48.png

[indent] он бежит. и бежит. и бежит. и бежит. прячется в пыльным углах закусочных. там, где когтистые лапы с голосом родным не достанут. где не станут выедать мозг ложкой, чтобы добраться до главного. прячется в гробовом молчании. никаких, блять, больше замкнутых пространств. скрывается в шумных водопадах вечеринок. закидывается чем-нибудь, что посильнее разжижает разум. и снова бежит. не помогло. покоя попросту нет. остался лишь страх. ему никто не поможет. его ничто не спасет. от себя спасения нет. неодобрительные взгляды за спиной множатся. сонм голосящих ретроспектив-воспоминаний обращается в собственный вой. ещё поворот, нога дергается в судороге - пикап заносит влево, тормоза свистят, едва не сбитый путник посылает его нахуй. нейт ничего не видит, в его глазах синтетические блики mdma пляшут свой дэнс, в ушах мириады слов, за которыми не слышно китов. в сообщениях мессенджера десятки непрочитанных, и пропущенные звонки от вик. он едва ли заметит, если разобьется сам. он едва ли способен уберечь себя от этого. да и зачем? бег от себя. куда так спешить, если точка невозврата неизменна? вон, её глаза горят с каждого облезлого столба. зацикленная дорожка. увы, не белая. нейт застрял на репите. и выбраться самостоятельно не в силах.

[indent] ничего не меняется. нейт выбрасывает себя на свалке. там ему и место. чёрный полиэтилен звучит привлекательно. как он сюда попал? красной вспышкой мелькающий, рваным неоном среди серости. потерянный. и бешеный. уже не успевающий в этом беге сам за собой. злость среди гор разномастного мусора. злость на блеклом покрывале почвы. она разрывает нейта на лоскуты в порыве расхерачить всё вокруг. и он ломает, другого не дано: хилые стволы молодых деревцев, какие-то раскисшие под проливными упаковки, груды покореженного металла, себя. лишь больнее делает. никому легче не станет. уже никогда.

[indent] но хочется только одного - пусть разговоры о рейчел заткнутся, замолкнут навсегда (как она сама). хватит, их слишком много на одного нейтана, это заживо полосует. рейчел настолько особенная, что кругом лишь она одна. осталось ли хоть что-то от него самого? оставила ли она хоть что-то другим? что она о себе возомнила?! пропав без вести решила, что ей дозволено всё? стрёмная пиар-акция, рейч.

[indent] мир искусства — змеиная яма. ядом преисполнена, что через край переливается по чужим гортаням. адов котёл, где то, что ты лучший (и насколько) зависит лишь от пары звонких щелчков и твоего видения мира. розовые очки станут помехой. прогибайся. гни свою линию. выстраивай стиль по золотому сечению. отрезай лишнее. убивай неугодных. нет, не надо буквально. но... желательно чтобы камера тоже была подороже, получше, желательно лучше тебя самого. отливай корону из злата себе, переплавляя на то неудачников, у кого руки растут из неположенного места; а если ничего не получается - лучше отлей в ближайшем блядюжнике и уебывай с глаз долой. будь собой. будь кем-то, кто в разы тебя смелее, амбициознее, оригинальнее. и бросая вызов вселенной, бросай его себе самому. наступай на горло гордости. мни её и ломай. и это лидерство в прогнившем насквозь мирке безумцев необходимо доказывать постоянно. двадцать четыре на семь. себе. им. всем. уроборос, что пожрет каждого с заглотом и не поморщится.

[indent] говорят, рейчел эмбер он тоже уничтожил.

[indent] переварил. даже не заметил в общей массе таких же. вовсе-не-таких. сквозь жернова-зубья популярности. на самом пике. наверняка, оставив её рот кривиться в крике экстаза. наверняка, понравилось не только ей.

[indent] переварил и обратно не выплюнул.

[indent] а это тогда, мать её, кто?

[indent] прескотт смотрит ей прямо в глаза. она его заколебала. только отчего-то здесь вокруг неё не светится чёрно-белая рамка объявления о пропаже. совсем как на надгробном фото. но нет, никто не поминал и не отпевал её. как ни натирай веки, рейч никуда не девается. и не моргает в ответ. это насмешка. над ним. над всем ебаным миром. как обычно. кожа девчонки отдает синевой или это плод его воображения?

[indent] — да пошла ты, рейчел! тупая сука! это ты сделала со мной. ты во всём виновата.

[indent] нейтан кричит так громко, что пугает сам себя, кулем оседает отчаянно и царапает землю так, что забивается под ногти. не понимает, что вслух произносит, а что - лишь слепой поток мыслей. но ведь ей - уже - всё равно? верно? или нет? кругом так тихо, что кажется даже воронье прислушивается к ним всем своим лесным нутром.

[indent] голос отца говорит в голове с привычным усталым пренебрежением, что всегда виноват лишь один человек, лишь он сам. и не человек вовсе, а выродок. нейтан уже не просит его заткнуться, это - бесполезная затея. отца из его жизни не выгонит даже могила. и уж точно не под силу ему самому. ведь он, цитируя прескотта старшего, всё так же жалок.

[indent] рейчел эмбер — это вымоленная гордость нейта (разочарование) в глазах джефферсона. он стоял на коленях перед своим богом так долго, что острые углы стерты в кровь. извини, дальше - только ползком, на брюхе, пока не сотрется и оно, пока собственные кишки не затянутся тугим узлом вокруг шеи, петлёй в один конец. нейт со временем понимает одну истину. рейчел всегда была слишком живой птицей. крылья её под нужным углом не выворачивались, шея хрустко не гнулась как надо. а теперь? что теперь? выходит, что дышащая полной грудью рейч была куда лучше сотни мёртвых птиц. у нейтана руки кровоточат так сильно, и так давно, что не понять теперь, чья это кровь теплится и стекает к подошвам кед. он почти ничего не помнит о том вечере. том самом, когда она растворилась, исчезнув из жизни каждого, кто хотя бы чуточку дорожил ей.

[indent] — что мы натворили? расскажи, как раньше. (заткнись). что я наделал? (не смей).

[indent] руки дрожат, попытка словить сигаретой пляшущий огонёк удается раза с пятого. нейт судорожно вдыхает сигаретный дым, выдыхает - трагедию. прямо в лицо дрожащей на грани сознания рейчел эмбер. всё как раньше. всё по старому, да? только мир давно уже after рейчел. r.i.p. рэст ин шит. на свалке нейт чувствует себя вдвойне уязвимым. беззащитным. словно присоединяясь к той заброшенной, ненужной никому компании, что минутами ранее запинывал в щепки. зачем он здесь?

[indent] что он рассчитывал найти? уж не прощение ли?

0

26

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=84856#p84856

clark kent
[супермен]

https://i.imgur.com/Hk8qaYT.gif
[henry cavill or original]

[indent] » dc comics
в честь того, что генри кавилл вернулся к роли супермена, не могу не написать эту заявку. может быть, она сделает диси грэйт эгейн? бэтмен есть, чудо-женщина есть, но 99% силы лиги справедливости потерялась в космосе, когда срочно нужна тут.
я не буду расписывать супермена только ради того, чтоб было многобукв, потому как тут вообще все очевидно. все важное будет ниже.


это не обязательно заявка в пару, но я был бы рад. пусть кларк хотя бы просто будет, а я буду тихонечко любоваться. сюжетов у меня полная пещера на любой вкус и цвет. вообще хотелось бы что-то в антураже снайдерверса, но и с комиксами я хорошо знаком, так что могу и в ту сторону поиграть. пристрастий к какому-то особенному оформлению тексов не имеется, подстроюсь под твой. но мне хотелось бы обения вне игры, это вдохновляет и сближает. приходи.

пример поста;

пустая могила - это давно уже не то, что может удивить брюса.
пустая могила скорее признак того, что в будущем случится нечто неприятное, но никак не причина для шокированного недоумения, с которым марта кент врывается в его ночь телефонным звонком. но ее можно понять - она мать, а не держащий в страхе целый город мужик в костюме летучей мыши, к которому так и липнут неприятности в виде воскресших близких.
[indent] [брюс не был против воскрешения тодда. и не то чтобы брюс был против воскрешения супермена. но исходя из прошлого опыта...]

он воскрес. совершенно точно. самостоятельно выбрался из могилы и пропал. брюсу оставалось только надеяться на то, что кларк кент не нашел какую-нибудь из ям лазаря и не принял ее за подходящее для купания место. судя по тому, сколько прошло времени после опустения могилы, это было маловероятно, но бэтмен готов к худшему.
когда брюс появился на кладбище, чтоб осмотреть могилу, он уже отставал на пару месяцев. марта кент была на могиле глубокой осенью, в день годовщины смерти сына, и могила была цела; брюс появился там в середине зимы и земля, вытолканная из глубины и завалившаяся внутрь, а никак не выкопанная третьим лицом, уже прибилась осадками и была скорее похожа на огромную кротовую горку. почему этого не заметили сразу? - брюс огляделся. могилы джозефа и кларка кента были в некотором отдалении от остальных и, вероятно, их редко кто навещал. марта давно уже жила в метрополисе, отказываясь принять помощь от уэйна и выкупить ферму. но это не остановило брюса от того, чтоб зарезервировать ее и держать для себя. на всякий случай.

бэтмен искал супермена почти три месяца. с самого момента воскрешения прошло не больше шести месяцев. ему не за что было зацепиться. возможно, кларк покинул планету давным-давно. возможно, его перехватил кто-то и держит в заточении. возможно, криптонец просто не хочет, чтоб его нашли. в последнее брюс не хотел верить: кларк кент не мог бы поступить так со своей матерью. она значила для него больше, чем собственная жизнь, - он непременно вышел бы с ней на связь.
хотя... с чего брюсу быть в этом уверенным? он вообще не знает этого кента. видел один раз на приеме у лютора, а после сталкивался лишь с суперменом. нет, он совершено не знает его, но отчего-то верит, что этот пришелец образчик всех благородных человеческих качеств.
[indent] [как может измениться мнение благодаря одному лишь жертвенному поступку, удивительно]

определенно, брюс хотел бы, чтоб супермен был жив. его вклад в лигу справедливости был бы неоценим. но эта тишина, нависшая неизвестностью над миром, уэйна напрягала. чем дольше от криптонца не было вестей, тем тревожнее брюсу виделось будущее. невольно в его утвержденный план кошмаров стал возвращаться позабытый. тот, где трудно дышится желтым воздухом. где бэтмен уже безжалостно убивает, чтобы противостоять супермену, которого что-то изменило. брюс думал, что лоис лейн - ключ к этой загадке, но даже рядом с ней не появлялся оживший кларк кент. теперь бэтмен ставил под сомнение важность журналистки. впрочем наблюдению, которое он установил за лейн, могли бы позавидовать самые именитые и публичные персоны мира.
и ничего. пустота. молчание. ноль.

он заметно расширил свои способы поиска. заметно расширил сеть. написал программу, которая искала хотя бы шестидесятипятипроцентное совпадение внешности по всем камерам наружного наблюдения. все видеозаписи, что как-то попадали в сеть, обрабатывались бэт-компьютером и нагрузка была такая, что даже он перегревался. бесконечный поток совпадений после приходилось просматривать лично, поэтому у брюса в принципе не стало свободного времени и лишнего часа сна. зато сам он стал злой как черт - любой из тех, кто попал за решетку благодаря бэтмену в последние месяцы, отмечал, что летучая мышь ожесточилась.
еще одна программа собирала информацию с новостей, в которых фигурировали помимо прочих слова «чудо», «необычное», «происшествие», «катастрофа», «спасение» - их брюс тоже просматривал лично. столько сил и времени он не выделял на поиски металюдей после смерти супермена, а зря. около пятнадцати подростков и взрослых, обладающих какой-то силой, были найдены и переданы в лигу на дальнейшую разработку.
но кларка не было. брюс щелкал тысячами терабайтов фото и видео, отставал от сбора данных на месяц, но не отпускал руки.
он должен был найти супермена. это вопрос принципа.
и он нашел.

это был коротенький ролик из инстаграма какой-то девушки, собравший около пятидесяти лайков. видео было паршивого качества, снятое в темном помещении. девушка снимала издалека и приближение давало еще более нечеткую картинку, но тем не менее поисковая программа уцепилась за лицо мужчины. «вы только посмотрите, какой красавчик работает в этом захолустье, девочки! если бы не мои предки, ждущие в машине, я бы уже прыгнула на него и уехала куда-нибудь на седьмое небо, а не в канаду!» - хихикающая аудиодорожка не заставила бэтмена улыбнуться ни разу за те пятнадцать просмотров, что он сделал, прежде чем решить проверить все лично.

видео было снято месяц назад. локация - у черта на рогах, в каком-то захудалом баре недалеко от канадской границы. совпадение с лицом кларка кента - на семьдесят семь процентов. но брюсу впервые за несколько недель показалось, что это действительно мог быть он. какой это уже случай по счету? восьмой? когда он срывается из готэма, ведомый долбаной надеждой, что в этот раз он действительно нашел.

- привет. не найдется кофе? - бар, забегаловка, придорожный отель - три в одном. по ту сторону стойки, между брюсом и бутылками выпивки сомнительного производства, стоит крупногабаритный мужчина лет тридцати пяти. брюс уже точно знает, что это кларк кент, хотя все называют бармена джоном. он живет недалеко отсюда один уже несколько месяцев. документов нет, есть только глаза, в которых никто не может найти повода сомневаться в этом человеке. ему верят - брюс понял это, изучив свою цель.
в этом месте он второй день. машина сломалась, а запчасть на эту дорогую громадину не так просто найти в глубинке, поэтому он ждет, почти весь день проводя за дальним столиком в компании ноутбука. то, что на его дисплее брюса интересует мало - все время он наблюдает за Джоном, делая это по-бэтменовски виртуозно незаметно.
несколько раз он ловит на себе взгляд джона, но в нем нет ни капли узнавания. это могло бы объяснить многие вещи. но лучше сначала поговорить с ним.
- надеюсь, он не такой паршивый, как матрас в моем номере, - ввязывает в разговор джона, прилагая все усилия, чтобы не выглядеть очень по-брюсовски: напряженно, сосредоточенно и равнодушно к окружающим. он мог бы улыбнуться, но слишком устал.

брюс охуеть как устал за эти месяцы, но все же он смог найти супермена.

0

27

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=85187#p85187

severus snape
[зельевар, пожиратель смерти, профессор в хогвартсе]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/449/791312.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/449/161002.gif
[matteo martari + alan rickman]

[indent] » j.k.rowling's wizarding world
Если бы ее, маленькую десятилетку, с россыпью веснушек, спросили: что для нее волшебство? Она бы вспомнила не ромашку на ладони, поющий чайник, когда проходишь мимо него, или тихий шелест ивы на берегу небольшого водоема, в их непримечательном Коукворте. Волшебство для Лили было в соседском мальчишке, худеньком и черноволосом, в растянутой, явно перешитой с маминого плеча, одежде.

В стянутых со стола, за завтраком, булочек, что пекла мама. Их тихих разговорах в шелестящих сухой травой полях, недалеко от скудной детской площадки, на которой еще пару лет назад проводила столько времени со старшей сестрой. В том, что моменты между ними были особенными, значимыми и волшебными. Как они сами. Ведь по словам мальчишки, они сами были особенными - волшебниками.

Волшебство для Лили было в темных, почти бездонных глазах и тех знаниях, которыми Северус делился по секрету; потому что у него мама была волшебницей и имела свою волшебную палочку. Северус говорил, что они с Лили тоже получат такие, когда будут поступать в школу. Пока волшебство получалось само по себе - спонтанно, что неимоверно бесило старшую сестру; временами пугало родителей - пока им не объяснили, что это норма. А еще старшую до невозможности раздражал соседский оборванец, что задорно смеялся над каждой ее неудачей.

Тогда, до школы, все казалось простым. Волшебным.

Если бы ее одиннадцатилетку, облаченную в школьную мантию, с гербом факультета на груди, спросили: что для нее волшебство? Лили бы ответила - Хогвартс. Тот самый, что был непостижимой мечтой, воздушным замком, который они строили гуляя по улочкам Коукворта. Представляя то, в какой дом они попадут, - в их мечтаниях они всегда были вместе. Лили тогда и подумать не могла, как же она будет совсем одна одинешенька в большой школе без своего друга.

Реальность оказывалась холодной каменной глыбой, продуваемой сквозняками в зимние месяцы, постоянно приходилось запасаться бодроперцовой настойкой и пользоваться согревающими чарами. Реальность была в опущенных плечах друга и скорых попытках скрыться подальше от ее персоны. Потому что как ты не понимаешь Лили, Слизеринцы и Гриффиндорцы не ладят. Между строками застывало, что для нее рожденной в семье магглов на факультете Слизерина есть более обидное прозвище, но его Северус не смел произносить. Потому что она все еще была его Лили, - девочкой, что видела его за мешковатой одеждой и тяжелым взглядом. Ей одиннадцатилетней было совершенно без разницы на факультет, потому что Северус ее друг. В какой-то момент оказалось, что только ей.

Если бы ее пятнадцатилетнюю спросили: что для нее дружба с Северусом? Она бы скривила губы в отвращении и громко фыркнула, - нет никакой дружбы и не будет больше. Потому что так легко перечеркнуть все волшебные моменты, что связывали вместе прочной нитью, одной неосторожной фразой брошенной в порыве злости, — где не нужна ему помощь такой как она. Грязнокровки. И Лили уверена, что все это дурное влияние его факультета; потому что, в глубине души, она знает, что Северус не думает о ней так. Ведь, правда, не думает? А глаза все еще красные и опухшие. А вокруг нее друзья с Гриффиндора, которые поддержат. Ведь правы они были, нечего ей якшаться со всякими змеями.

Вот, только, на деле, Лили Эванс совершенно фиговый друг, раз позволила всему этому случиться. Чужому мнению решать то, с кем ей дружить и как себя вести; подменить привитые ей с детства ценности. Неотправленное письмо все еще лежит на столе. Оно начинается с неизменно: Дорогой Северус, до меня все чаще доходят тревожные слухи <...> Ведь не может же быть ее друг замешан в столь гнусных делах. Заголовки пророка с каждым днем становятся все более мрачными.

///

Заявка на присутствие и диалог. Очень много разговоров, и на идеи с твоей стороны, так же. Я не вижу смысла расписывать знакомую всем биографию и не трогаю характер - потому что мое виденье оно будет отличаться от твоего или любого другого, - и это замечательно. На этот счет хорошо сказал крестник, что нам нужна глубина. Приблизительно та, в которую рухнешь и не достать дна. Не делайте из Северуса только одну сторону медали: он не хороший и не плохой - он серая зона с полутонами. А чего стоят его словесные пикировки - закачаешься же.

Северус сложный, совершенно непостижимый для людей, которые готовы судить поверхностно или вовсе разделяют мир только на плохое и хорошее. Он же не вписывающийся ни в какие рамки, постоянно выбивающийся углом темной мантии. Когда-то Лили видела его, понимала, не полностью, но стояла на пути к постижению, а потом позволила загнать себя в рамки ограниченного суждения. И, внезапно, Северус оказался по другую сторону баррикад. Готова ли она была к этому? Нет.

Нас тут как минимум двое, что будут рады Северусу - я и твой крестник Драко. Что нужно знать о том, что просит от крестного Малфой:

#p43650,Draco Malfoy написал(а):

Киношный Снейп отличается от книжного: он более мягкий, более контактный, более, не побоюсь этого слова, адекватный. Тем не менее, меня устроит любой вариант, и смешанный — тоже. Главное — глубина. Он не абсолютно белый и пушистый, "исправившийся" и вставший на путь добра человек, но и не абсолютный мудак, каким, безусловно, может показаться на первый взгляд. Хочется видеть его в игре таким же сложным и грамотно прописанным.
Внешность Алана Рикмана прекрасна, но её можно поменять, если захочется.
Мы планируем акцентироваться на дарковом сюжете, и я бы очень хотел видеть в нём Снейпа, но буду рад также любым АУ. От игрока прошу заглавные буквы (в постах; как вы общаетесь во флуде, мне всё равно), правильное наименование своего персонажа (пожалуйста, давайте без "Снегга") и умение писать без сорока ошибок в одном предложении.

и как по мне это самое главное, что тебе надо знать о характере желаемого нами Снейпа.
От себя же в пожеланиях могу добавить, что у нас слишком длинная и богатая на события история, чтобы мы перечеркнули ее одним не осторожным: грязнокровка! - сказанным в порыве злости и унижения. Я конечно рот с мылом тебе прополощу, когда перестану дуться. Давай вместе обсудим насколько пейринг будет работать на нас, насильно не потащу, мы можем разыграть карту друзей - потому что, в первую очередь, хотелось бы воссоздать динамику взаимоотношений. У нас тут собралась вполне приличная, по размерам, но не поведению, компания из мародеров, и не только, так что не заскучаешь ни в одном из поколений;
К внешности предложенной Драко, потому что Рикман в самом сердечке, предлагаю рассмотреть Мартари, просто приглядись к нему, потому что я слишком обожаю этот образ, чтобы не попытаться тебя на него уговорить.
С меня посты в третьем лице, среднем объёме 4-6к, "птичка" у меня присутствует, тебя ни к чему не принуждаю - никакого абюза в доме; подстраиваюсь по темпу и настроению, но хотелось бы заставить это работать подвижно и не ждать месяцами. Если есть тг и ты не скрываешься от лорда - здорово, там проще общаться, но и от лс-ок никто еще не умирал. С тебя желание развивать и развиваться, Снейп слишком шикарный персонаж, чтобы просто висеть на главной странице для галочки. Очень ждем, приходи скорее!

пример поста;

NB! пост старый, впоследствии будет заменен на местный.

это было началом конца. по правде, андромеде стоило понять это еще тогда, в пестрящей громкими заголовками статье, где пересчет смертей магглов давно перешел за десяток за последние недели, а отец мирно пил кофе, приговаривая, что лорд принесет в магический мир британии стабильность и положенное чистокровным семьям, по праву рождения,  могущество. у меды озноб бежал по позвоночнику, если процветание строилось на костях невинных, то этот мир был не для нее.

она закусывала щеку изнутри, до крови. тед писал о том, что участились нападения на магглорожденных волшебников — это переходило границы. аврорат сбивался с ног. люди боялись зависшей черной метки над крышей домов, уже заранее зная, что обнаружат там. меда малодушно боялась увидеть метку на предплечье кого-то из семьи или друзей. только потом понимая, что ее страхи были вполне себе обоснованы. за тихими разговорами светских раутов, что так любила аристократия, знакомых улыбках и привычных разговорах, там за масками знакомых, знаваемых и просто близких, скалились жестокие звери. загнанные и злобные, у которых была лишь одна правда, если ты не с ним — значит ты враг. и чистота крови тут уже не играла особой роли.

это было чертовой точкой не возврата. там, где рабастан, неосознанно вышибал твердую почву из под ног, словно в лицо бросая его правду. единственную верную в их окружении, ту самую от которой у самой девушки сводило внутренности, а к горлу подступала отвратительная горечь осознания, там где она отмахивалась от незнакомых имен жертв, палач зачастую был один единственный. тот самый человек, которому меда вполне могла бы доверить собственную жизнь, когда-то.

она даже не могла сказать, когда все это началось. спустя десятилетия ей казалось, что это чувство было с ней всегда. с самого детства, наполненного детским смехом, прятками в материнском саду, что в августе пестрил яркими красками и пьянил изобилием душных запахов цветов. тотальная уверенность в рабастане, та самая нерушимая, порой абсурдная и не требующая доказательств. свой собственный нерушимый остов, постоянная переменная в хаосе, что набирал обороты в обществе и безумии родной семьи, что со временем начинало казаться абсолютным для всех, кто носил древнейшую и благороднейшую фамилию. в какой-то момент андромеде становилось страшно за себя.

она воздух втягивает сквозь плотно сжатые зубы и давится этим, по детски наивным — пообещай не умирать никогда — это даже в мыслях ее выглядит жалко, что позволить себе совершенно не может. ее душит фраза, которую она так и не произнесет в тишине гостиной, потому что не имеет на это, собственно, никакого права, как и находиться в этой гостиной поздно ночью, когда давно должна была спать в собственной комнате; и уж точно не в праве она желать вцепиться холодными пальцами в ладонь, сдирая тонкую кожу ногтями, в попытке разодрать до крови, удержать любыми способами от глупостей, в которые ввязался. рабастан никогда не был глуп, но почему то сейчас опрометью с головой бросается в омут из которого не выплыть. ей пожалуй, впервые так страшно за кого-то другого. в конце концов хоронить лестрейнджа совершенно не хочется, как бы хорошо не смотрелся этот блядский черный цвет на ее фигуре.

андромеда морщится, за наигранным возмущением пряча болезненную рябь разочарования, что пробегает по лицу, растягивает губы на уголок в тихом фырчании, и, совершенно точно старается не отвернуться, жмурясь до белых точек перед глазами. потому что позорно разреветься, когда изнутри все пульсирует болезненным осознанием, словно крюками развороченная действительность — последнее, чего бы хотелось. особенно при нем.

она костяшками пальцев трет обжигающий след на щеке, стараясь игнорировать двусмысленность открывшейся реальности, где страх за состояние рабастана открыл для нее другую сторону его жизни, о которой совершенно не хотелось знать//думать. в таких случая блаженное неведение — самый идеальный вариант, даже если внутри скребет осознание, что знала до этого. — по крайней мере, теперь я знаю, что мы сможем обойтись без целителя и рудольфуса. — она растягивает имя старшего лестрейнджа почти по слогам,  кожей зная это покалывающее ощущение недовольства, которое обычно следует за упоминание старшего брата.  — если, конечно, ты перестанешь строить из себя героя и позволишь заняться раной.

первые пасы палочкой даются тяжело с дрожанием похолодевшей руки; меда взгляд отводит свой растерянный. она знает наверняка, как тяжело дается это его прости. вот только единственное чего дать андромеда не может — это прощения. это отражается затяжной болью на дне карих глаз, которую не вытравить даже спустя десятилетия.

— я просто не могу понять, зачем ты это делаешь? — брови ее темные сходятся на переносице, девушка щурится, рассматривая знакомые черты лица. кажется, ей знакомо все, уверенный спокойный взгляд и самый последний шрам, даже хмурая морщинка, которую хочется разгладить пальцами. это все еще  рабастан, с которым она гуляла в детстве в материнском саду, пряталась в комнатах поместья лестрейнджей, тихо переговаривалась в школьных коридорах, изредка сталкиваясь в факультетской гостиной — таких вот простых, жизненных, фрагментов в ее памяти, пожалуй, ровно столько же, как семейных хроник в старом омуте памяти, в доме блэков. - ты никогда не был жесток.

ей просто нужна была уверенность, переложенное на чужие плечи решение или молчаливый полный упрека взгляд, даже если осуждающий — плевать. что-то, что позволило бы удержаться там, где так невыносимо дышалось в последнее время. сейчас хотелось бежать, опрометчиво, боясь оглянуться и увязнуть в омуте бессмысленных смертей и войны за господство. решение, что позволило бы затянуть петлю на собственной шее еще сильнее, продолжив улыбаться, потому что это то, что хотели бы для нее родители. чистокровное долго и счастливо. что позволило бы запустить извечную траекторию движения по орбите, вокруг чего-то нерушимого. ее тотальная уверенность рассыпалась на собственных глазах, уродливой меткой, скотским клеймом на бледной коже.

возможно, в своих глазах они были последователями и революционерами. борцами за справедливость, в этом прогнившем мире. в ее глазах они были потерявшимися, отчасти, безумными, людьми. оттого больнее становилось видеть в рядах все больше знакомых лиц, дергаться в тиши, когда отвратительные слухи не дают уснуть, а сама ворочается с бока на бок, осознавая лишь одну простую истину. она так больше не может.

и уже совершенно не важно, зачем она сюда пришла. ее молчаливое прощание печет уголки глаз слезами, что никогда не будут пролиты. андромеда плечом ведет худым, поджимая тонкие губы. — это сейчас не так важно, считай, что хотела увидеть. впервые за долгое время ей больше нечего ему сказать. самый ее большой страх оживает в небольшой гостиной, на ее глазах. она должна была знать, что где-то здесь была точка не возврата, где на предплечье змеилась уродливая метка, которую так боялась увидеть на руке. особенно его.

0

28

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=79723#p79723

evan rosier
[ученик школы Хогвартс факультета Слизерин; лучший дуэлянт]

https://i.imgur.com/DAGCkKr.gif
[Bill Skarsgård]

  » j.k.rowling's wizarding world
Эван Розье - чистокровный маг и прекрасный волшебник. Слизнорт считает тебя одним из выдающихся учеников его факультета, да и всей школы в целом. Твое призвание - дуэли, здесь ты утрёшь нос кому угодно!
Я, Регулус и ты - элитная тройка факультета Слизерин. Регулус - лицо, я - мозг, а ты - сила. Идеальное комбо.
Ты знаешь про Джеймса и Рега, ты знаешь про многое и ты знаешь, что любишь. Кого? Вот этого мелкого мальчишку, что перескочил один год и попал с тобой на один курс. Привет, меня зовут Барти. И если Регулус мой лучший друг, то ты - поддержка во всем.
Ты точно знаешь чего хочешь, ты понимаешь свое предназначение и ты не переносишь моего отца. У тебя дружная семья (если хочешь, можно и не дружную), ты идёшь по стопам своего отца и уверен в себе, в своих силах и во мне. А вот я в себе нет. Я не сын пожирателя. Я сын политика, что против людей с метками. Ты хочешь метку и хочешь меня... На свою сторону, я имел в виду! Тебе нравиться мой ум и ты буквально можешь сходить с ума, когда я начинаю рассказывать какую-то новую информацию, что узнал из библиотеки.
Ты не тупой качок (пожалуйста не думай про Кребба или Гойла), ты одаренный волшебник, что помимо дуэлей на палочках, может заткнуть и словом. Ты любишь уколоть побольнее и добить сверху своим сарказмом. Мне нравится твой дух свободы, твое бережное отношение к семье и друзьям и твоя безжалостность к врагу.
Однако, ты хитёр. Настоящий Слизеринец. Ты готов втереться в доверие к другим, чтобы убрать их с дороги и навсегда забрать меня себе.
Чем я тебе так понравился? Почему ты начал опекать именно меня? Когда влюбился? Когда понял, что хочешь забрать меня от отца? От друзей? От всего мира?
Я ведь сделаю метку, если ты скажешь хоть слово... Твое влияние на меня очень велико и ты это не просто знаешь. Ты этим пользуешься.


дополнительно:
Я ищу себе персонажа в пару.
У меня очень много идей и у Рега тоже! Мы ждём на поиграть, попить чаёчку и просто на поговорить. Ты спокойно можешь быть шпионом у светлых для темных.
Нам нужен кто-то, кто будет перетягивать канат в сторону Темного Лорда и перетянет.
А мне - любящий человек, которому будет начхать на других, на правила и на порядки, на то, что можно и что нельзя.
Приходи пожалуйста.

пример поста;

Завтрак в Хогвартсе был как всегда - в изобилии различных блюд. Однако, совершенно не как всегда в большом зале многие толпились у стола факультета Слизерин. И не просто толпились, а в наглую раскрывали свои рты и вопрошали о домашней ситуации в семействе Блек.
Барти готов был послать очередного идиота уже по магловски, но едва сдерживался, ради репутации.
- Я серьезно, если ещё хоть кто-то подойдёт к тебе с этим вопросом, я кину в него непрастительное, - сквозь зубы процедил Бартемиус, отчаянно стараясь протереть дырку в хаффлпаффвце, что лез не в свое дело.
За несколько последних дней к его лучшему другу подошли уже столько раз, что одной руки не хватит на посчитать. Нет, они конечно элита Слизерина, однако они - ЭЛИТА СЛИЗЕРИНА. И по идее, этого факта должно быть достаточно, чтобы люди перестали доставать Эвана, Барти и Регулуса, но...
Ладно, Грифам простительно, ведь у них попросту нет мозгов, одно самопожертвование и безрассудство. Рейвенкловцы спросили всего дважды - видать там мозги действительно есть, но барсуки обнаглели в конец! Эти наглые полукровки, что мнят себя волшебниками и радуются каждому новому заклинанию, что они выучили. Серьезно? А пойти в библиотеку и прочитать о предстоящей новой теме и перестать задавать глупые вопросы? Кажется этим болеет весь Хогвартс, но Бартемиусу было на них плевать с высокой астрономической башни. Его волновали лишь те немногие люди, кого он уважал из всего остального сброда.
Уважение, ведь это что? Это почтительное отношение, признание способностей другого и его (или ее) достоинств.
Регулус был одним из тех самых "немногих", к кому Барти испытывал то самое "уважение". Вообще, надо сказать, что именно он и стал для Крауча младшего самым лучшим другом!
Бартемиус аккуратно положил себе в рот кусочек круассана, достаточно медленно его разжевал и продолжил:
- И они ещё нас называют "выскочками"! Фу, мерзость! Зато я - честный выскочка и знаю об этом, а они что? Делают вид, что такие все сердобольные и сочувствующие, а на самом деле? Лишь бы посплетничать. Отвратительно!
Взяв апельсиновый сок, парень сделал большой глоток.
- Мне даже есть здесь не хочется. Пойдем скорее в Хогсмит, там хотя бы будет больше воздуха, а то здесь он сегодня, через чур грязный.
Подождав, пока Рег доест, Барти встал и направился в гостиную их факультета, перестав открыто демонстрировать свое недовольство, что выливалось в ворчание, на другие факультеты. Достаточно быстро собрался и дождавшись друга у камина, они направились в Хогсмит.
Погода сегодня была отличная, не слишком холодно, но и не жарко. Умеренное солнце. Никакого моросящего снега, что так и норовит иногда залететь в нос. Лёгкий, однако, достаточно прохладный ветерок. В общем и целом - идеальное время для прогулки!
- Солнце сегодня такое, - Барти слегка запнулся, - словно в дымке, да?
Рега хотелось немного расшевелить. Слишком уж загрузился он в последнее время, но оно и понятно. Слишком много навалилось всяческих проблем.
Они конечно у всех есть, но было и то, что видел только Барти - глаза. У Регулуса был немного потухший взгляд, а то не есть хорошо. Но сегодня, Бартемиус обязательно раскачает его! И он даже решился попробовать алкоголь.
Просто Барти ведь никогда не пил до этого, но ещё вчера, перед сном, он решился и не собирался сегодня отступаться! Он часто видел, как другие ребята выпивали с его факультета, но он ведь был младше и учителя доверяли его слову, что пить он не будет.
Однако, ситуация вынуждает иногда менять свои решения. Или, как сказал бы Эван: "просто сегодня такие обстоятельства". В общем, Барти никому не планировал говорить, что это будет его первый "алкогольный" поход в Хогсмит. Никому, кроме Регулуса. А по приезду Эвана, они ему тоже расскажут. Хотя, отчего-то Крауч младший, в последнее время, частенько стесняется рассказывать Эвану про свои какие-то не очень подобающие для аристократа поступки. Все же Барти хочется выглядеть перед ним в самом лучшем свете.
Такие мысли конечно были в голове Бартемиуса, но стоило ему взглянуть на идущего рядом с ним младшего Блека и становилось немного стыдно, что мысли были направлены лишь на себя любимого. У его лучшего друга, практически брата, не по крови, но по факультету, сейчас проблемы, а он о чем думает? Стыдно быть таким. Необходимо срочно вспоминать вчерашний план действий для их сегодняшнего увеселительного путешествия!

0

29

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=89121#p89121

lucius malfoy II
[пожиратель смерти, венец коллекции профессора слизнорта, коллекционер темных артефактов, муж и отец года, сделавший неудачную ставку в мировом господстве]

https://i.imgur.com/IzvhFCH.gif
[otto seppalainen // eamon farren // cody fern (young) and jason isaacs or anyone else]

[indent] » rowling's wizarding world

to capture a predator you can't remain the prey
you have to become an equal in every way

было ли люциусу малфою так уж легко избавиться от кошмаров, в которых не трупы и кровь, но глаза чужие — цвета почти медового, со взглядом голодным? отречься от своего прошлого — все равно, что сущность свою располовинить, выгрызть темное, то немногое, что когда-то роднило с человеком, оказавшимся ближе отца родного — больше, чем любовники, но меньше, чем возлюбленные. взрастить чувства на чужой крови, удобряя их телами ничтожных людей — для антонина это все равно, что присыпать могучие корни горстью земли — все сотворенное ими не просто, а люциус умудряется выдрать из себя не только чувства, но кошмары о растерзанной в теле душе, о проведенных в забвении и удушающей тоске годах — воспоминания в нем не истлели, не истончились, их просто теперь для малфоя не существует и, черт подери его красивую мордашку, антонин им дьявольски гордится. они все еще ходят по замкнутому кругу, люциус шипит разозленной кошкой и драться пытается, долохов укротитель терпеливый и от когтей чужих да клыков ядовитых даже не уклоняется — знает, что заслужил, заставляя весь состав пожирателей лишь диву даваться, что малфой за свою наглость до сих пор в гроб не сыграл. антонину бы усмехнуться, да правда жалит похуже заклинаний аластора гребаного муди — даже сдери люциус с него кожу, долохов и слова не скажет, за мнимым спокойствием чувство вины пряча.

все начиналось так красиво и сказочно, когда в ярком свете свечей кружатся отражения в зеркалах в янтаре, а светские рауты представляют собой словесную перепалку — кто кого авторитетом быстрее придавит да за линию выступит — для юного люциуса малфоя антонин долохов становится другом нежданным, негаданным, с которым письмами перебрасывается лет с тринадцати, как и для многих наследников чистокровных семей, еще не знающих, что за человеческим лицом голодный зверь кроется. антонин, под неодобрительное ворчание абраксаса, в малфой-мэнор наведывается с завидной частотой, уча закрывать сознание от других, помогая совершенствовать будущие манипуляции и ложь, благополучно опуская такие качества, как честь и достоинство — совсем не то, чему стоило бы обучать наследника чистокровной семьи, но в нынешнем мире, в теперешней политической арене выживает лишь сильнейший. манерам мальчишку научат другие, как и привычке носить щегольские наряды, а иметь достаточно крепкую броню супротив чужих ядовитых клыков необходимо. всякая кость крошится, даже камни вода стачивает со временем — рухнули и барьеры люциуса, откликаясь на соблазны, которые сулила связь с князем долоховым. подростковый разум столь гибок и нежен — антонин эту конфету в свои когтистые лапы сцапал сразу же, нисколько не раздумывая, рискуя нарваться на гнев старого [ уже бывшего ] друга. от каждой последующей встречи, разворотившей затупившимся лезвием душу, у юного малфоя нервно руки потеют, а долохов ждет. антонин — прекрасный охотник и умеет загонять свою жертву в расставленные сети столь мастерски, что вот он — еще зеленый мальчишка, доверчиво льнущий к протянутой руке. и будь он проклят, если хоть раз пожалел о сделанном шаге навстречу.

то, что начиналось, как ученичество, продолжилось уже как интрижка (для долохова) и первые серьезные отношения (для люциуса). не за славой для рода и не за мнимыми ценностями пожирателей гнался малфой, а за человеком, которому всем сердцем желал стать равным — не срослось, обломилась тонкая веточка и потащила юнца на илистое дно черного озера — помолвка, к которой подталкивал не только отец, но и князь, первая ревность, первая ссора, первое убийство — антонин не может представить себе, насколько тяжело, больно было выгребать из этого дерьма, но люциус смог — долохов улыбается ему одними глазами, смотрит с гордостью — так, как никогда не смог бы абраксас. антонин знакомит с нужными людьми, дорожку перед малфоем золотыми слитками выкладывая, помогает строить будущее, в которым его — князя долохова — уже рядом не будет. люциус понимает это слишком поздно и обжигается: о внезапную смерть отца, об обязательства, о женитьбу и о реальность суровую, в которой британию лихорадит не по-детски. то, что начиналось, как юношеский максимализм, могло обернуться чудовищными последствиями для него и уже беременной нарциссы, если бы не перечеркнувший все хорошее долохов — антонин решает все сам, когда посылает предательское империо в спину отчаявшемуся малфою, когда вину чужую берет на себя, от тьмы азкабана спасая. князю терять уже нечего и жизнь не стоит ломаного гроша, а люциусу еще есть, за что бороться (за кого бороться). чужой расчет и вместе с тем абсолютная преданность оказываются хуже укуса ядовитой змеи. и даже благое намерение не отменит того, что удар был нанесен подло, в спину — то, чего люциус малфой своему наставнику не простит уже никогда.

///

so look in the mirror and tell me, who do you see?
is it still you? or is it me?

монета кружится в воздухе, бросает золотые отблески на деревянную поверхность стола, прежде чем падает на дно пустующего стакана. мужчина в отдалении скашивает на вошедшего взгляд, от знакомого силуэта ощутимо вздрагивая. «посмотрите, кого занесло в наши дебри» — ехидствует вшивая тварь-сивый, даже не подозревая, что в следующую секунду может лишиться пары зубов от небрежно пущенного заклинания. князю антонину долохову на воющую псину абсолютно насрать. а вот на лорда малфоя хер положить как-то не получается.


я хочу видеть здесь человека, готового хрустеть и ломать зубы об это стекло вместе со мной: люциус, как и его отец в прошлом, на долохове кактус сожрал и им же подавился — взаимоотношения, которые начались за здравие, окончились за упокой — здесь не стоит ждать хэппи энда и песен о великой любви — их история полна взаимного разрушения, полного крушения друг друга и грандиозного возрождения люциуса в новой эпохе, после падения лорда; антонин оказался, откровенно говоря, хуевым другом, любовью еще более дерьмовой, но хорошим наставником — он научил люциуса не просто приспосабливаться, он преподал малфою уроки выживания в экстремальных условиях, наградив своего ученика еще и возможностью сопротивляться заклятию империо; люциус смело шагал вперед за выбранным лидером, но долохов с этой ролью проебался, как и со всей своей жизнью — люциус заслуживает самого лучшего, заслуживает любви и верности, но антонин может дать лишь последнее
это нельзя назвать полноценным пейрингом, потому что ненависти со стороны малфоя (в зрелые годы), тут намешано гораздо больше, нежели любви, в конечном итоге, к возможному падению и раболепству перед темным лордом привел его именно антонин; эти отношения больные насквозь, тут впору откачивать друг друга после каждого поста, поэтому одна убедительная просьба — будьте достаточно стрессоустойчивыми, чтобы выдержать накал — будет тяжело, будет сложно, можете бить меня по лицу и орать о том, какая я сволочь мне в лс // телеграмм (опционально), но давайте оторвемся по полной программе, ведь страдать — это так весело
внешность не принципиальна, я не слишком большой фетешист на фейсы, но выбор свой прошу со мной все же согласовать (ибо как же тогда графику-то делать)

пример поста;

все мои стихи — угловатый крик,
что застрял внутри примитивных слов.
не хватает всех, ведь один твой смех
станет пищей для моих сладких снов.

в пабе до непривычного шумно — в висках стучит и антонин задумывается, что стоит все же почаще вылезать из той дыры, а еще чаще — взаимодействовать с миром не путем насилия и зеленых вспышек, не закапываясь в многочисленных отчетах их шпионов, заточая себя в четырех стенах.  малфой напротив на молчание собеседника глаза закатывает и долохов невольно цокает — годы идут, а этот мужчина совершенно не меняется. он бы находил в этом долю умиротворения — абраксас — единственное, что осталось от давно разрушенного прошлого, они встречаются в этом пабе из года в год, аккурат день в день, даже оказавшись втянутыми в гораздо большее, чем просто детские забавы. антонин курит за столом, глядя в окно, а рядом с ним словно и не человек — статный, замерзший, как статуя, постоянный в своих привязанностях потомок высших эльфов — раньше от чужой неземной красоты кружилась голова, ныне там, где было сердце, выжжена скорбь по давно ушедшему, ныне чужая безмятежность вызывает лишь глухое раздражение. и так легко представить, что происходит у абраксаса в голове — как статично перещелкиваются мысли подобно вспышкам фотоаппаратов, ловящими десятки кадров или же наоборот, подобно пленке все медленно проматывается к назначенной секунде. если лорд малфой — потомок высших эльфов, князь долохов — пресытившийся лев, отлично знающий, где под лапами земля топкая, зыбкая, а потому речь первым не заводит. за оконным витражом разливаются дождливые сумерки, от чего блики пламени в свечах кажутся маслянистыми, разбиваясь о поверхность деревянных столов, о бока пустующих стаканов. им приносят скотч — столь дешевый, столь дерьмовый, что даже во времена ушедшей юности они никогда не позволили бы себе пригубить нечто столько поганое. ныне их встречи сопровождает лишь эта убогая обстановка, да тишина в большинстве случаев, прерываемая лишь чужими разговорами. абраксасу тяжело отпустить прошлое, также, как и антонину, все еще слепо цеплявшемуся за несостоявшееся подобие счастья. малфой его стремлений больше не понимает, не разделяет, малфой его боится и долохов чувствует это, как гончая кровь во время охоты. они оба знают, что каждый из них хочет сказать, ведь все уж было произнесено давным давно — так почему из года в год, аккурат день в день, их тянет в этот проклятый паб, смотреть в пустые глаза друг друга?

- так странно, столько времени прошло, а постарел из нас двоих лишь я, - наконец нарушает воцарившееся молчание мужчина, затягиваясь и щуря глаза — как делает всегда, выстраивая очередную стену между ними. и объяснять не нужно ничего — среди них больше нет волшебников, мечтавших о возрождении былого величия семей, мечтавших о благородном и торжественном возвращении в мир, подобно чертовому фениксу, восставшему из самого пепла. пожиратель вскользь окидывает посетителей, по привычке, еще со времен работы, проверяя, не грозит ли опасность, хотя единственный, кто мог бы причинить мало мальский вред — как ребенок фыркает на дешевое пойло — единственное, что антонин мог ему дать.

- а я все думаю, что тебе следовало бы сменить сферу деятельности. лорд малфой, бегающий по катакомбам - с удовольствием понаблюдал бы за таким зрелищем, - в глазах антонина мелькает ореховый, янтарный блеск — почти озорной, напоминающий о годах задолго до расцвета теперешнего львиного величия и постыдной нищеты.

- насколько я знаю, слухи об отставке министра до сих пор ходят, так что где-то ты, малфой, все же разводишь пираний. или акул. можешь даже не отнекиваться, - добавляет долохов под тихий смешок, невольно вспоминая времена, когда несмотря на все богатство рода у них все также не было ничего — за спиной пустота и отцовские упреки, а перед лицом — такой же друг-подросток, товарищ по забавам и мечтатель с теми же стремлениями — свалить из этой гребаной, насквозь прогнившей страны, чтобы раскрыть черные крылья. эпохи меняют друг друга, но антонин дотошно помнит каждый момент, проведенный с этим человеком. воспоминания эти подобны смертельному яду, что отравляют носителя, выжигают на костях песнь о смертельной тоске — «не вспоминай» шепчет внутренний голос, но раз за разом дворец из цветных стекол заставляет оборачиваться, раня красочными осколками, впивающимися где-то за сердцем.   отбрасывая в сторону докуренную сигарету, антонин хмыкает, делает глоток скотча и даже не морщится, хотя во рту словно гоблин нассал.

- так странно, что мы все еще встречаемся здесь. хотя гораздо занятнее то, почему сюда приходишь ты, - их общая история впечатляла: свершенными глупостями, своим бессердечием и до странного родной наивностью — о чем еще могли мыслить мальчишки лет шестнадцати, когда в голове гуляет ветер, а в задницу стреляет беспощадный купидон? если бы у антонина еще хватало сил, он бы рассмеялся над тогдашней беспечностью — своей и чужой, но ныне им остался лишь поганый скотч и табуретки, которые под весом туши вот-вот сломаются, натужно скрипя. с момента их расставания и до сегодняшнего дня казалось, что реальность так и не встала на свое место. мужчина напротив в обстановку не вписывается — изящно покачивает ногой в остроносом ботинке, поглядывает на карманные часы, словно и ждет момента уйти, но на деле — о, антонин знает, чего хочет малфой. он мог бы дать ему это, мог бы подпустить его ближе и создать прелестную иллюзию, хотя бы из уважения к их общему прошлому — но вместо этого безжалостно топчет тлеющие угольки, не делая ни шага навстречу. из года в год, аккурат день в день.

сейчас абраксас наверняка встанет и потащит его в место поудачнее, в котором закажет кьянти, смахивая с мантии бусины попавших дождевых капель. запутается рукой в светлых волосах, аккуратно уложенных, как и всегда, изогнет губы в сухой улыбке и заведет обычную, совершенно отстраненную светскую беседу, от которой антонин предпочтет сбежать почти сразу, а может и только через час. после этого они разойдутся, словно ничего не было, будто бы весь благородный облик лорда малфоев не пропах дешевым табаком и пойлом. антонин снова вскочит на баррикады, ведя за собой проливать кровь, а абраксас вновь будет щеголять в светском обществе, сверкая подобно самому прекрасному бриллианту, но и он и антонин знают.. на их сердцах уж слишком долго копится пыль.

0

30

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=91474#p91474

clarice starling
[агент фбр]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/482/522832.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/482/484116.gif
[elizabeth olsen]

[indent] » hannibal
« Фемида недаром слепа, и весы ее колеблются постоянно. Вам придется вновь и вновь выпрашивать у судьбы это благословенное молчание. Потому что Вами движет чужая беда, Вы видите чужую беду – и это заставляет Вас действовать. Но чужие беды нескончаемы, они существуют вечно. »
у кларисы дорогая сумочка и дешевые туфли, свежий тонкий аромат лосьона, мягкие духи. свою привлекательность она прячет за строгой формой, за поджатыми губами, не выставляет напоказ красиво оформленную грудь, изящный изгиб шеи, стройные длинные ноги. клариса вся про инструкции и правила, соблюдение регламента, сдержанное восхищение своим великолепным начальником джеком кроуфордом. клариса - хитрая девица,  склонная ко лжи, если у нее есть оправдание. ооо, дорогая мисс старлинг, способна на манипулирование, если цель оправдывает средства, если жажда выслужиться перед высоким начальством сильнее принципов.

когда ганнибал смотрит на ее чуть дрожащие губы и твердый взгляд, то, пожалуй, на секунду даже верит в искренность обещаний. бродит возле прозрачного стекла своей клетки, вдыхает тонкий аромат геля для душа и лосьона для тела. доктор лектер знает что мисс старлинг ела на завтрак, чувствует запах паршивого растворимого кофе из закусочной и столь же паршивых сигарет одного из санитаров, что провожал до камер особо строгого содержания.

у кларисы по ночам в кошмарах отец, что уезжает бороться с мелким жульем. плач испуганных ягнят, жажда доказать что она нечто большее, чем отмытая деревенщина, что стремится выбиться в люди, взлететь выше к небу. ганнибал наблюдает за ней с тонкой улыбкой, неспешно листает папку с делами, смотрит с жадным, почти отвратительным, любопытством исследователя на то, как освежеваны жертвы психопата. доктор лектер видит сходство, понимает мотив, если заглянет поглубже в свой дворец памяти, то найдет карточку с именем и местом жительства, но куда приятнее ему наблюдать за потугами юного стажера отыскать свою славу. слава к мисс старлинг, разумеется придет, решает ганнибал, но выстрадать ее кларисе все же придется.

плаксивые звонкие крики в голове не смолкают, на записи крутится на повторе голос доктора лектера. ему интересно: станет ли звучать голос собственный в кошмарах кларисы? или время, с таким усердием потраченное на поиски чудовищ в темноте, превратят в чудовище именно старлинг.


дополнительно: да, персонаж кларисы не относится именно к сериалу, зато относится к книгам и фильмам, так что ради того чтобы не было путаницы, то все сюда. если знакомы с книгами - чудесно, если нет, то фильмов тоже будет достаточно, играть все равно будем не по тому и не по другому, а что-то свое.
персонаж не в пару, но мне он очень интересен, да и есть где развернуться. плюс никто не отменяет специфичных подарков, философских разговоров, ну и все тому подобное. детали уточним, вопросы разберем, скорости не требую, не пропадайте без предупреждения. в целом - жду.

пример поста;

солнце падает на землю, словно в ловушку. насаживается на ветвистые лапы деревьев, как человеческое тело на оленьи рога, - последний закатный жар расплывается по дороге. солнце лопается неправильно разбитым яйцом: желток вытекает (блюдо испорчено), блестящая дейтоплазма остается лежать в пожухшей траве.
в закате осень становится теплой, словно выписанная яичной темперой, с богатыми переливами желтого по трассе, ведущей прочь от балтимора. ненадолго, всего лишь на двенадцать минут, асфальт наполняется золотом, ярко блестят зеркала заднего вида, по лицу эбигейл проплывает солнечный зайчик; ганнибал цепляет взглядом ее белую кожу искоса, а потом снова обращает внимание к дороге.

чтобы вывести хоббс из города, потребовался простенький внедорожник с перебитыми номерами, пачка наличных и светлый парик. оставаться под носом у фбр ей было опасно, еще опаснее было вывозить девушку самому ганнибалу, но держать эбигейл в собственном подвале или в маленьком съемном домике на окраине было решением временным и непригодным. тем более теперь, когда в скором времени над уиллом должен был начаться суд, а неявные подозрения так и сыпались на доктора лектера, благодаря не полностью разрушенному доверию джека к своему специальному агенту. время утекало сквозь пальцы, игра набирала обороты, картина, творящаяся под носом у бюро расследований, обретала объем и наполнялась тенями - ганнибал не мог отпустить контроль, ему нужны были рычаги давления и влияния, ему нужна была алана, а вместе с ней и тысяча фальшивых улыбок для ближайшего окружения, вместе с, разумеется, незапятнанной репутацией. сейчас, пока рана от смерти эбигейл еще была свежа как никогда, несколько дней отсутствия, чтобы побыть наедине с собой, были логичны и объяснимы, понятны для всех, считавших что знают ганнибала и его отношение к суррогатной дочери. для них доктор тоже собирал маски из скорби, концентрировал горечь в уголках губ, чаще хмурился, зачесывал волосы так, чтобы седина бросалась в глаза. смерть эбигейл, вина уилла - почти библейский сюжет про грехи и предательства, что может быть лучше для кроуфорда, уставшего искать виноватых, но готового их карать?

[indent][indent] - ты можешь поспать, если хочешь, - мягко заметил лектер, немного приоткрыв водительское окно, чтобы свежий воздух хлынул в салон. - нам предстоит долгий путь.

и простое путешествие к берегу атлантического океана
было лишь его самой крохотной частью.

мимо абердинского испытательного полигона, по сороковой до уилмингтона, далее - к заказнику уинслоу. ганнибал планировал оказаться в близкой черте заповедника уортон до полуночи и там, среди заурядных пейзажей и дешевеньких придорожных отелей выбрать тот, что покажется наиболее чистым и презентабельным, с неболтливым персоналом и отсутствующей любовью к любым правоохранительным органам. подобным соединенные штаты могли похвастаться часто и все же лишняя перестраховка никогда не мешала: доктор лектер аккуратно избегал камер, выбирал объездные, тщательно соблюдал все правила передвижения, не нарушая скорости и наслаждаясь вивальди, пока встречные машины проносились мимо них в сторону филадельфии.
густонаселенная, подвижная и взбалмошная, америка была идеальным местом для охоты, но совершенно неидеальным для жизни. ганнибал все чаще вспоминал старый свет, много рассказывал эбигейл про понте-веккьо во флоренции, равно как и об узеньких улочках лиссабона с нагретой солнцем брусчаткой. позже, когда все дела будут завершены, он бы забрал эбигейл с собой в италию, показал ей галлерею уффици и базилику санта кроче не на глянцевых иллюстрациях книг в его домашней библиотеке, но вживую, так, чтобы историей великого города пах каждый ее шаг по флорентийским улицам, чтобы винный букет раскрывался под языком вместе с терпкостью тосканских виноградников, сырами из ломбардии, грушами в сиропе под шоколадным кремом. эбигейл, видевшая свою жизнь сквозь прицел, могла бы наблюдать ее совершенно иначе вместе с лектером и, может быть, тогда рядом с ними будет место и для уилла грэма. но не сейчас.

в одиннадцать сорок семь ганнибал наконец определяет нужный мотель, платит наличными, улыбается сухонькому старичку одними глазами и берет ключи от двухместного номера, на его инструкции о льдогенераторе и магазине с заправкой он только понятливо и послушно кивает. в одиннадцать пятьдесят пять сидит вместе с хоббс на пустующей слабоосвещенной площадке со столиками, наслаждаясь ночной тишиной и преддождевой прохладой. в полночь к мотелю подъезжает шумная компания и умиротворенное настроение меняется мгновенно.

[indent][indent] - ты когда-нибудь выбирала жертв сама, эбигейл? - ганнибал облизывает свои губы и склоняет голову к плечу, скрещивая ноги, словно бы они не посреди глуши, но на очередном домашнем приеме в его кабинете. - случалось ли тебе чувствовать близость охоты раньше, чем ты заметишь видимые ее признаки?

миннесотский сорокопут убивал девушек не руководствуясь фазами луны или выходными. в его критериях не было определенных чисел и знаменательных дат, болезненная одержимость существовала в нем вне зависимости от времени суток или погодных условий, она не ослабевала, но иногда, под воздействием внешних факторов, становилась невыносимой. равно как невыносимым был запах дешевого пива и перегара от компании молодых охотников, под их пропахшими табаком куртками тоже жила одержимость (иная и вполне предсказуемая), но даже с такого расстояния доктор лектер чувствовал шум их забурлившей крови, стоило им только взглянуть на девушку.

[indent][indent] - ощущала ли ты как будущее обретает определенность, быть может медленно и заранее, а быть может одним быстрым щелчком?

жертвы чесапикского потрошителя не были случайны, историю каждого ганнибал знал, позволял ей течь сквозь себя, чтобы обратиться вывернутым нутром, истинной сутью, проглядывающей меж обнаженных костей и натянутых в паутины жил. но не все те, чьи жизни отнял доктор лектер, становились искусством. некоторым, для того чтобы умереть, хватало лишь одного определяющего фактора - собственного рождения

0

31

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=95849#p95849

kaveh
[архитектор в сумеро; в долгах, как в шелках]

https://i.imgur.com/aoRRPoV.png
[prototype]

[indent] » genshin impact
лайла изучающие смотрит на кавеха, пока он рассказывает один из своих анекдотов. лайла видит не вооруженным глазом отличие от аль-хайтама:
любитель выпить, умеющий расположить к себе людей, видит под другим углом красоту пространства, выбирает цветы для своего дворца, романтичный и возможно даже ранимый. совершено не такой как аль-хайтам, с кавехом ей не нужно возвышать стены вокруг себя и держать себя серьезной.

лайла всегда напряжено смотрит на перепалку между этими двумя друзьями, а потом угощает кавеха чаем с мятой и молоком.

лайла по звездам смотрит его судьбу и говорит, что пока его материальное положение остается на прежнем месте. кавех приносит ей стихи и эскизы зданий, то ли на оценку, то ли зашифрованный знак внимания.

лайла видит в его глаза созвездия, отстраняется прикрывая волосами румянец поступивший на щеках.
лайла видит звезды затерявшиеся в его волосах, каждый раз хочет их освободить, но осекает себя, когда машинально тянется к нему.
лайла видит как они связаны нитью дружбы, только вот от нее она тянется красно - теплая, а от него обычная ( ? )


( да, я люблю персонажей о которых почти ничего не известно. это ли не дает нам право придумать многое? )
в пару с примесью стекла.
думаю, что не только я буду его ждать. поиграть найдется с кем. а от себя обещаю игру с темпом подстраивающиеся под соигрока, лапслок, любое лицо, не огромные посты, мемы и котики в личных сообщениях. так что очень жду в гостевой/лс

пример поста;

ЖДЁШЬ, ЧТОБЫ КТО-НИБУДЬ ВЫТАЩИЛ ИЗ БОЛОТА
И ТЫ СТАЛ БЫ ЖИВЫМ –                             
[indent]  [indent]  [indent] ПУСТЬ НЕМНОГО
ВСЕГО НА ТРЕТЬ



башне хотелось бы быть, как повешенный. руки скрещивать, да подбородок подпирать ими. взгляд иметь мудрый и пронзительные, устало веки опуская. БАШНЕ ХОТЕЛОСЬ БЫ ТИШИНУ ПОЙМАТЬ ВНУТРИ СЕБЯ


[indent]  [indent] но она снова
[indent]  [indent] и снова
[indent]  [indent] ЗАХЛЕБЫВАЕТСЯ ПЕРЕИЗБЫТКОМ ЧУВСТВ

[indent]  [indent]  [indent] ( трещины собирая )


башня волосы на голове вырывает, тонкими пальцами зарываясь — если повешенного нет рядом.
( а не иллюзия успокоения это? )


она голову опустить ему на плечо желает, пока он руки их сплетает. но у башни шторм грудную клетку разрывает


[indent]  [indent] башня понять не может
[indent]  [indent] что хуже
[indent]  [indent] когда он рядом или когда его нет

[indent]  [indent] ( оба варианта )


башня тело не чувствует своего, мысли ворохом кружат в голове. пытается понять — а надо ли идти в расклад
башня посмотреть в глаза повешенному боится. страх быть слабой сковывает, парализует.

башня МОЛЧА КРИЧИТ

давай просто останемся


а он словно мысли ее читая: остаться предлагает, нежно руку опуская


башня с грохотом на бетон садиться, клубы пыли поднимая. да, хребтом стены задевая.

— я просто. . .
( сил больше не имею )
[indent]  [indent]  [indent]  [indent] — в моей голове бардак

голову поднять и в глаза посмотреть не осмелиться

— я не могу с ним справиться, я не могу остановить свои мысли

башня виски с нажимом трет, да губы до крови кусает


[indent]  [indent] башня понять не может
[indent]  [indent] что хуже
[indent]  [indent] когда он рядом или когда его нет

[indent]  [indent] ( оба варианта )

0

32

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=2727#p2727

sam winchester
[охотник и любимый брат]

https://i.ibb.co/tm3DrSy/2.jpg https://i.ibb.co/t2CCSH5/image.jpg
[Jared Padalecki]

» supernatural


Будь здесь анкетный шот-лист, то в графу отношений помимо привычного "братья", я бы добавил "все сложно". Напиши мне лично, все, что ниже - треп для заявки, я хочу иного. Потому что иначе не может быть, и мне это откровенно по кайфу. Нравится разность переменных и составляющих между нами, начиная от лютой банальности вроде возраста, заканчивая чертам характера и взглядами на жизнь. Твоя правильность, с которой должны брать пример на небесах, протоколируя каждое слово и сверяясь с ним не меньше, чем с Писанием. Твои выглаженные носки /жеваный крот, да кто вообще кроме Сэма Винчестера в здравом уме будет гладить носки?!/ Твое фирменное высокопарное blablabla, на котором я примерно с третьей минуты начинаю видеть розовых пони и мечтается мне, не поверишь, слаще всего на свете под этот заумный трёп. Твои грязные пеленки, которые я в пять лет стирал в ледяной воде в речке и чуть не отморозил себе главное. Твои пасторальные девчоночьи фантазии на тему воздушных замков с белым заборчиком и обязательным барбекю по выходным в теплой компании какого-нибудь лающего шерстяного клубка и скучной женщины с оравой слюнявых детей, которых я заранее ненавижу. Потому что наша семья - это мы с тобой, Кас, Детка и Джек. И только попробуй сказать, что это не так - я лично прослежу, чтобы в твоем грядущем месячном меню вместо салатов была сушеная вобла, картоха и пивас прям с утра: чего бы не бахнуц для настроения?
А еще проблема в том, что в твоей этой идеальной выстроенной в воображении жизни не будет места ничему сверхъестественному. Тому, ради чего мы существуем, не смотря на твои попытки сбежать и откреститься. Сбегать, кстати, бесполезно: ты и сам это знаешь. Рано или поздно все возвращается на круги своя и ты вернешься под бок к своему придурку-брату, начнешь охотиться как мужик и прекратишь брить сиськи. Ну Сэмми, ну правда <З
Без игры я тебя не оставлю, дедлайны понимаю и принимаю - сам такой, постоянного флуда не требую и жду хотя бы вменяемой активности. Задумок для игры у меня в закромах достаточно начиная с тех пор, когда ты вылез из своих первых ползунков и попытался глазеть в хрустальный шар мадам Миссури, чуть не кокнув его. По шапке за это, как водится, получил я, но это уже совсем другая история, как и та куча хэдов, которые вывалю.


На ход ноги сразу предпочту обратить внимание в шапку темы нужных и автоматический выкуп вместе с необходимостью пообщаться, так сказать, прежде чем начинать строить дальнейшие планы на нашу счастливую жизнь. Для меня это важный пункт, поскольку родственная игра предполагает наличие определенного рода химии между персонажами, без учета которой она развалится к херам даже не начавшись. А мы с тобой те еще чук и гек, пупа и лупа, бонни и клайд ну и дальше можешь продолжить на свой вкус и предпочтения, и я буду требовательно стучать кулаком по столу и орать, чтобы мне выдали адекватного брата. Потому что Сэм - это про интеллект, глубину и внутреннюю силу. Отсутствие инфантилизма и взрослость, в том числе психологическую, про стабильность и верность. Поэтому любителей взять роль ради потестить во имя флуда и бросить, прошу на выход с вещами. Сам я играю без твинков одним персонажем, и хотя подобного требовать не стану, но понимать, насколько Сэм важен для канона игры и меня в частности, и насколько придется выкладываться - буду. И да, никакой демонячьей крови без моего на то позволения, иначе карцер нерукотворный наш в помощь и отцовский ремень вне зависимости от того, будет тебе двадцать пять или под сорокет. У нас в семье, как в армии: не сделал, что приказал высший по чину, пошел на мороз.
Контактов у меня пока нет, поэтому рекомендую зарегистрироваться и обчихать все тут в лс. На крайний случай сделаю аккаунт в дискорде, или куда там лазит молодежь нынче. Не на проно-сайты же тебя гонять, а то насмотришься, испугаешься и будешь задавать неудобные вопросы.
Из минимального жду заглавных букв в постах и желание понимать персонажа. Даже если опыт игры Сэмом впервые, мы сможем это наверстать.

пример поста;

чекай фор, их до жопы

0

33

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=111122#p111122

freya
[богиня любви, страсти, урожая, магии, воинской славы, мщения и все я устал]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/523/185779.gif
[Danielle Bisutti]

[indent] » god of war
‣ королева валькирий;
‣ замужем сменила не только фамилию, но и имя;
‣ ведьма всея Мидгарда;
‣ снимает хатку у черепахи в черепахе забыла оплатить коммуналку;
‣ хорошую вещь браком не назовут;
‣ хотела как лучше, а получилось как всегда;
‣ мать года по версии кого угодно, только не Бальдра;
‣ мамин пирожочек вырос в затвердевший тульский пряник, но для нее все еще булочка;
I will rain down every agony, every violation imaginable, upon you!
I forgot how good you look with wings... (с) Один;
I don't regret saving your life (с) Кратос;
‣ эти двое подерутся за тебя;
‣ если развод - то только через Рагнарёк;
‣ я хороший, воспитанный мальчик, вы от меня шуток о MILF не дождетесь.


Фрейя is badass, а еще очень глубоко и тесно связанный с нами персонаж, не говоря уже о том, что случилось после концовки. Тяжелые решения и действия, тут и правда есть куда развернуться только тарелки в семейных ссорах бейте аккуратней плиз. Я люблю пожрать стекло, но и от обычных приключений тоже не откажусь, в первой части прямо видно, как Фрейя проецирует на Атрее свою материнскую привязанность к Бальдру и такое я бы тоже отыграл. А еще папка по тебе скучает, он скоро в Мидгарде от одиночества вместе с Фенриром завоет, это надо срочно исправлять, а то ему станет скучно и он решит поделить на ноль еще какой-нибудь боговник. Один тоже здесь, рассылает своих воронов, можете обсудить все детали развода так сказать...
Об особенностях себя как игрока на этот раз не дублирую, всем и так понятно,  что я лентяй.

пример поста;

[indent] Холодные кусачие ветра остались позади, тонкими иголками под кожу закрадывающиеся, у него в воспоминаниях до полного изнеможения под порогом родного дома. У дома в его воспоминаниях в камине постоянно горел огонь, под треск поленьев и мамину тихую песню засыпать было так легко и просто, когда нежная тонкая рука касалась разгоряченного лба, убаюкивая и так уставшего ребенка, что калачиком сворачивался на своей кровати.
[indent] Для Атрея не было ничего более приятного, чем засыпать под эту тихую колыбельную, она приходила к нему во снах в минуты отчаяния, когда боль и обида душили, хватали за горло и как следует встряхивали. Он в эти моменты казался себе особенно маленьким и беспомощным, горьким привкусом оседая на языке, проходясь резкой болью по зубам. В своей слабости как в коконе завернутый, такой незначительный, такой бесполезный.
[indent]  [indent] У Локи с этим все намного проще.
[indent] Под мерный гул ветра и шум теплого соленого моря, что бился о скалы - шторма этого острова казались словно слабое ворчание по сравнению с буйными ветрами родного дома, где гром и молнии сходились в дикой пляске под резкие холодные порывы, сбавленные льдом и снегом. Долгая зима, казалось, шла не три года, а целую вечность, делая каждый день столь коротким, слабое и чахлое солнце, что пряталось за облака и тут же ныряло за острые пики.
[indent] И снег, хрустящий под ногами, крошащийся, рассыпающийся, следами наполовину заметенными, по которым он шел, пробираясь все глубже. Животным было точно так же страшно, они не понимали перемен такого знакомого мира, а некоторые из них только в таком вырастали и умирали. В его воспоминаниях Спекки и Свана, что жались друг к другу на морозе, свернувшись калачиком, наполовину снегом припорошенные, ослабшие и голодные - они к нему свои острые морды тянут, принюхиваются. Им бы зубы скалить, как и положено каждому хищнику, но слишком уж слабы, слишком уж оголодали. А в желтоватых глазах наполовину со смирением какая-то странная мысль.
[indent]  [indent] Ты свой.
[indent] Атрей понимал это на каком-то инстинктивном уровне, Локи же разобрался в более понятных логических материях, облекая свои чувства в оружие, в способность чуть ли не механического воздействия свартальхеймовских механизмов, что медленно ворочали свои массивные шестерни.
[indent] Он отряхивается от соленой морской воды, что успела осесть на плечи и волосы, на губах оставить соленый привкус. На этом острове все такое теплое, все такое другое, даже язык, который резкими разрубающими ударами отцовского Левиафана звучит в голове.
[indent]  [indent] Локи пришлось долго слушать, чтобы понять.
[indent] Языки Мидгарда хоть и отличались, но что-то общее все же было, оно где-то там, у самых корней пригрелось, тем самым ростком, от которого и разрослись все эти ветви, стоит только поглубже копнуть, пальцами в черную землю впиться. Локи рыжим волком пригревал уши - жители его боялись, кричали и хватались за серпы, прогоняя от своего порога и пришлось искать другие способы. А они же, такие другие, все темноволосые и темноглазые, тем не менее такие же смертные, тревогами и заботами похожие на тех, кого он оставил у отцовского порога, что смотрели на них, как на богов, за которыми пойдут.
[indent] Локи по взъерошенным волосам проводит, рыжие пряди пропуская меж огрубевших от оружия пальцев. Они его звали "гайдзин" и старались лишний раз не говорить, словно опасались, что вот сейчас совершит нечто ужасное. Чужаки в чужом краю видны за мили и он был тем самым, что шел слишком долго.
[indent] На поясе пригрелся мешок с жемчужинами, что сотней голосов переливались под напевы внутреннего голоса разума. Его народ в ладони помещался, круглой сферой с еле различимыми рунами, на которых были выбиты имена. Он по ночам сворачивался под корнями, рассматривая каждого из них, знакомясь словно в первый раз - Бергельмир, Гейррёд, Грунгнир, Менья, Ран, Суттунг, Соль, Фьяна... он их имена на языке вертит, так старается запомнить и где-то в голове бьется запертой птицей в клетке горечная мысль
[indent]  [indent] Как же мало...
[indent] — Необычно, да... — старый оценщик сидит прямо на полу, застеленном соломенными вязанками, в морщинистых дрожащих руках один из его вида - Хюмир сам вызвался стать образцом, Локи не просто знает, он это от него лично слышал в голове чужим шепотом. Перламутром отсвечивая на солнце, бликами словно волнами двигаясь вокруг высеченного имени и вновь утопая где-то в глубине. — Но в наших краях жемчуг намного меньше, не могу даже представить себе размеры того моллюска, из которого его вытянули.
[indent] — Это очень особенные жемчужины. — Локи принимает из чужих рук обратно душу ётуна и кладет в мешок с остальными, иногда они шумят достаточно громко, чтобы услышал даже кто-то другой, их шепот ему в путешествиях собственный голос перекрывает. — Они очень важны для меня.
[indent] — Ну... может какая-нибудь кицунэ приберегла для себя украшение. — Оценщик улыбается, словно хорошей шутке и тут же осознает, с кем говорит. Локи сидит напротив, скрестив ноги и пытается устроиться так, чтобы поудобней было, он привык спать на земле, но абсолютно ровный пол дискомфорт вызывает. — Есть у нас легенды, обычные сказки о духах и богах. Боюсь, что я мало чем вам помог...
[indent] Локи благодарит старика, хотя бы за то, что завел с ним разговор. Поднимаясь с пола он ощущает, как в коленях боль отдается от напряженных мышц. Он готов был сражаться с троллями и асами, но выдержать позу в одном положении оказалось чем-то невыносимым. Из чужого дома Локи выходит быстро, скользит между домами с тонкими стенами, улавливает отголоски чужих разговоров.
[indent]  [indent] И шаги.
[indent] Под тяжелой поступью земля отдается эхом до самых пяток, дрожит предсказанными опасениями, ухмылкой на лице тонущей до его шрамов на левой стороне лица. Локи под ногтями застывшую грязь пытается вычистить, сворачивая в очередной проулок, намного уже, намного темней. Он ведь знает, что когда ходишь с богатством на поясе, то не только глаза к тебе потянутся, но и руки, что захотят схватить покрепче, но проблема была в том, что то, что для смертных просто сокровище, для него бесценно и не имеет под собой стоимости. Жизнь, как она есть, что гудит сейчас голосами в унисон о том, что не стоит затягивать.
[indent] Он мамин Коготь за спиной оставляет, пусть лук станет оружием в другой битве, тем более, что эту он и битвой назвать не сможет, оборачиваясь к смертным. Они ему чем-то залы асовские напоминают, где медом все пропахло и сожженным мясом, где под крик и смех ломалась мебель и Тор на него дышал убийственной брагой, от которой вырубало сильнее, чем от его тяжелого кулака. Кто же знал, что воспоминания о доме ему принесут бандиты, которых он загнал в тупик.
[indent] — Какие вы все хмурые. — Локи улыбается. Атрей бы попытался их отговорить, но Атрей с отцом остался, среди покрытых снегом гор, а он же так устал от того, что раз за разом терпит неудачу, ему хочется, желается, на мгновение вспомнить как оно было раньше.
[indent]  [indent] Когда он отголоском бога войны был. Его прямым продолжением.

0

34

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=115426#p115426

jacob black
[лучший друг, персональное солнце, и то тепло, которое согревает меня всегда]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/571/718442.jpghttps://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/571/555555.jpghttps://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/571/895013.jpg
[taylor lautner]

[indent] » twilight saga
The pain comes crashing down on me…
Ладно, ладно, давай не о смысле жизни, лучше вообще ни о чём таком. Помню, как в детстве мы с тобой соревновались постоянно, а потом я обязательно что-нибудь себе выворачивала: опять рука или левая нога. Да ты же левая на обе, Белла! Смеёшься и у тебя такая белоснежная улыбка, что в свете теплоты я начинаю теряться и неловко переминаюсь на месте. Кажется, от недавнего вывиха уже и следа не осталось, пожалуй, в больницу точно не поедем, а то Чарли опять устроит мне домашний арест, а ты будешь бросать мелкие камушки в окно, чтобы привлечь моё внимание. Удивительно, но я такая недальновидная, друг мой, такая слепая к оберегающему свету, что бушует внутри тебя нестерпимым пламенем всё это время. Просто давай не будем всё портить, Джейк, отшучиваюсь я и крепко обнимаю на прощание, ощущая непроизвольно, каким может быть крепким и сильным на самом деле объятие. С тобой я неуклюжая в жестах, а ты со мной - в словах. Тебе так сложно было всё это время с самого детства подобрать правильные слова, хоть и всегда мы с тобой находили общий язык и чувствовали друг друга без лишних слов и объяснений. Ты прав, с тобой так же легко, как делать очередной вдох. Всё случается на автомате. Я приезжаю к тебе в резервацию, и ты с удовольствием хватаешься чинить очередной, годящийся лишь на свалку байк. Я восторженно наблюдаю, как ты перепачканными пальцами ковыряешься во всех этих неизведанных механизмах "железного коня", как хмуришь брови и как приятным тоном отливают твои темные, длинные волосы в лучах согревающего солнца. То в городе этом такая большая редкость, что как только оно появляется из-за туч, невольно начинаешь подмечать какие-то важные детали. Ты стал достаточно крепким, возмужал, плечи шире, осанка ровнее, а кожа отливает бронзой. Тёмные глаза смотрят так... преданно? Что мне начинает казаться, что я схожу с ума. Потому что такого не бывает, мы дружим едва ли не с пеленок, наши родители вместе пьют пиво, смотрят матч по телевизору, умудряются даже шутливо драться, отправляясь на очередную охоту на крупного зверя в лесах. А ты с каждым днём становишься более молчаливым, но и в тоже время точечно внимательным. Ощущаешь мою боль едва ли не эмпатически, а когда мне кажется, что я начинаю падать, падать так стремительно и остро, подхватываешь и не даёшь разбиться. Не брезгуешь крови от моего разбитого лба, хватаешь на руки и тащишь в дом, готовый остаться подле постели до самого утра. Ты заботишься, укутываешь собой и своим терпким запахом без остатка, а я... Слепая словно. Вижу в тебе своего лучшего друга так ярко, что за улыбкой твоей не замечаю боли неразделенных чувств, ты готов выть от отчаяния и воешь, когда понимаешь, что я всё равно выбираю Калленов, снова и снова, готовясь набить новые шишки и рисковать собственной жизнью. Ты воешь, злишься, пытаешься до меня достучаться и ты такой же упрямый, как и я, не оставляешь попыток стать чем-то большим, чем просто лучший друг из резервации оборотней, готовый положить к моим ногам весь мир, а мой мир... Джейк, прошу тебя, не ставь меня перед выбором.


https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/571/599867.gif
Как вы понимаете - данная заявка подразумевает треугольное взаимодействие или такие сложные взаимоотношения, которые нельзя назвать просто дружественными, как не крути и с какого бока не подходи. Здесь каждый хочет продавить свою истинную значимость и доказать, что именно он достоин, а я просто запутавшаяся девчонка, которой в своё время так сильно нужен был лучший друг, что и не заметила, признавать не хотела, как влюбилась. Привязалась, попытавшись перекрыть боль от пустоты тобой, и увлеклась, не замечая, что для тебя это всё не пластырь временный, а по-настоящему. Когда из твоей жизни непроизвольно уходит тот, в котором ты видишь всю себя без остатка растворяясь, пустоту в груди смог заполнить лишь ты. И как бы сильно я не прикрывалась нашей крепкой дружбой, ты на уровне волчьей чуйки знаешь, что всё далеко не так просто, как я показываю. Самообман кружит в воздухе дурманом твоего раскаленного тела, напористости, вязкости голоса с рычащими нотками. Я сделаю так, что ты попросишь. Кто из нас ещё более упрямый и упёртый, если честно, теряюсь в догадках. Но ты добиваешься своего, когда после первой неудачной попытки поцеловать я опять повреждаю руку, попытавшись тебя ударить, ты продолжаешь бороться за моё сердце и делаешь так, что в конечном счёте я сдаюсь. Проигрываю в этой неравной борьбе между сверхъестественными существами за свою хрупкую человеческую жизнь и... Поцелуй меня, Джейкоб. Сдаюсь под этим ярким солнцем, потому что знаю, других слов всё равно было бы не достаточно. Ты упрямец. В попытках добиться тоже действуешь не честно, идя напролом. Наплевав на ненавистного тебе Каллена, просто хочешь получить то, что я слишком долго обворачивала в теплые меха нашей дружбы. С годами ты становишься слишком требовательным и это соревнование за моё сердце выходит уже совсем на другой уровень. Джейк, пожалуйста, просто давай не будем всё усложнять. Но сети уже расставлены. Мы оба с пути давно сбились и у каждого из нас своё предназначение. Шепчу я и тону в твоих горячих губах и руках. Ты сильнее меня, мой друг, и я признаю, что не имею права на самую главную ошибку - разбить твоё преданное, волчье сердце. Не тогда, прошу тебя, не отталкивай меня, когда ты мне так нужен.  Расскажи мне о том, как постигший важное – одинок, как у загорелых улыбки белые, как чеснок, и про то, как первая сигарета сбивает с ног, если ее выкурить натощак. Говори со мной о простых вещах. Пожелания просты и банальны: любите волка горячо, меня любите, как бы эгоистично не звучало, приходите поиграть сумеречную сагу и прожить на собственной шкуре все взлёты и падения. Я очень тебя жду, мое персональное Солнце.

пример поста;

Жизнь любит тех, кто на неё не жалуется.

Переезд в Форкс из шумной, энергичной Аризоны стал для меня целой проблемой. Если не сказать катастрофой. Климатические условия здесь разительно отличались от тех, где я жила прежде. От плавного климата, морского воздуха и температуры в +16 градусов с осени до весны не осталось ничего, лишь искрометные воспоминания, где моя мама улыбается, прижимая к себе за плечи и говорит, что снова влюбилась, не давая мне тем самым никакого выбора. Слово солнце осталось лишь синонимом и тоскливым воспоминанием о тех ярких, тёплых днях, где мы с Рене могли часами лежать на каком-нибудь гамаке под цветастым зонтиком из тонких и длинных полос, скрывая темноволосые макушки под широкими шляпами. Погода здесь была... отвратительной. Бесконечный дождь и очень тёмное, давящее небо. Влажность была такая, что и без того непослушная копна волос постоянно пыталась завертеться в какие-нибудь завитушки, весело пружинящие при движении или повороте головы. Только вот мне было совсем не весело. Переезд к отцу больше напоминал встречу, которую словно очень ждут, но получив заветные ключи от дома, оставляют всё так, как есть. Не стараются, не пытаются что-то менять, а просто продолжают жить, только теперь заходя каждое утро в комнату, здороваясь, готовя завтрак и желая прекрасного дня. Я люблю Чарли искренне, вижу, как ему неловко начинать со мной какой-либо разговор и отдельно благодарю за главную черту, много для меня значимую - он ненавязчивый. Не лезет с лишними вопросами, не докучает излишним вниманием и ценит своё личное пространство не меньше, чем я. Подъезжая к кафе, где мы часто останавливались с отцом, я решаю провести время после школы сегодня здесь. Не потому, что возвращение к родному человеку аукалось в сердце болью их расставания, сколько потому что вопросов в голове было слишком много, а ответов нет. Как и солнца, синего неба и мягкого воздуха - тоже. Люди вокруг - хмурые, осуждающие, оценивающие лишь только внешний вид и то, на какой машине ты приезжаешь в новую для себя школу. Так удивительно, но в каждом штате люди непроизвольно копируют окружающую обстановку, или подстраиваются под неё, а может и вовсе группируются по своим желаниям и потребностям. Адаптируются. Как знакомо это слово с постоянными переездами, напряженной атмосферой в семье, какими-то бесконечными переменами, что стали для меня уже почти обыденностью с учётом вечно сменяющегося пейзажа за окнами. И окна были разные, то квартира, то дом, то автомобиль, несущий тебя в казалось бы новую жизнь. Только я себе её не выбирала, как и штат проживания, но любовь к родителям была сильнее, чем какие-то климатические предрассудки. И вот я здесь. Ведь если для меня дождь - это чавкающая влага в кроссовках, обязательно промокший капюшон у бежевой осенней парки, и испорченное настроение хмурыми мыслями, то для кого-то это период романтики, поцелуев под проливной стеной, возможность спрятать свои слёзы от чужих взоров и примерить новые резиновые сапоги из последней коллекции, как сказала мне сегодня Джессика после уроков, весело подмигнув.

Как она вообще может сохранять такой позитивный настрой, когда открываешь глаза утром под стук дождя по крыше и подоконнику, и закрывая их вечером, снова слышишь, как бьются ветви деревьев в оконную раму, предвещая очередной ливень? Закусочная выглядит так же привычно, как и отец, который приводит меня сюда и обязательно заказывает себе вредную пищу и пиво. Я непроизвольно выбираю самый дальний столик у окна, где мы проводим своё время в почти полной семье. Но сегодня моим компаньоном становится книга. "Грозовой перевал" мягко опускается на деревянную столешницу, а следом и я, с облегчением стягивая промокшую куртку. Корешки у одного из любимых произведений уже потрепались, но я продолжаю перечитывать снова и снова этот роман, в котором словно пытаюсь отыскать ответы на свои вопросы. Действие романа происходит на вересковых пустошах Западного Йоркшира и описывает драматические взаимоотношения двух семейств — Эрншо и Линтонов — с приёмышем Хитклиффом. Моя драма, кажется, тоже началась, как только я столкнулась взглядом со своим соседом по парте. Так презрительно на меня ещё никто не смотрел, даже с учётом того, на какой машине я приезжаю в школу каждый день. Что греха таить, старенький пикап Chevrolet произвёл оглушительный эффект своим появлением на местной парковке, чего нельзя было сказать обо мне. Упрямая, неуклюжая, без каких-либо выдающихся внешних форм, достаточно хрупкая и бледнокожая. Кажется, именно так всегда называл меня Джейк, шутливо скалясь. Я могла заинтересовать только местного говорливого журналиста, его напарницу фотографа, а ещё Джессику, которая увидела во мне прекрасную слушательницу, тренируя на мне свои ораторские умения. «Да что он вообще о себе возомнил?» Нет, это правда задевало. Я сильна в биологии, люблю читать, учусь достаточно прилежно и не пытаюсь выпячивать свои физиологические особенности тела, как это делают другие девушки, томно вздыхая при виде Эдварда на горизонте. Что они вообще все в нём нашли? Отстраненный, без каких-либо манер, не скрывающий в принципе своего отношения презрительного к окружающим.... «Я пришла сюда отвлечься от мыслей, а не наоборот. Пора перевернуть страницу.» Глава была прочитана, только вот во мне всё ещё что-то не унималось.

Возможность согреться и почитать в одиночестве прекрасна тем, что можно собрать по крупицам собственные доводы и мысли. Либо, наоборот, запутаться ещё больше - я не решила. Привычно заказав себе овощную пасту, я ковыряю вилкой по содержимому с какой-то неохотой, а строчки на листе книги начинают разбегаться, как только перед глазами снова возникает образ Эдварда Каллена, который по иронии судьбы стал соседом по парте в классе обучения биологическим искусствам. «Серьёзно...» Из наваждения выводит скрежет вилки по поверхности тарелки, я так увлеклась чтением и своими ощущениям в мыслях, что переусердствовала с трапезой. Звук такой же противный, как барабанящий дождь по подоконнику закусочной, заставляющей непроизвольно поёрзать на стуле и в который раз пожалеть, что вместо свитера с длинным горлом, я нацепила на себя серую водолазку с вырезом без рисунка в тон к тёмно-синим джинсам. Привычка носить более открытые и простые вещи ещё сохранилась за мной с учётом других климатических правил, и этот город выжимал из меня последние солнечные соки, хоть я и не славилась никогда загорелым тоном кожи. Кажется, переезд в Форкс подчеркнул мою излишнюю хрупкость при росте 163 см, и весе в 52 кг. Когда тарелка опустела, а взгляд стал блуждать по помещению закусочной в поисках официанта, я натыкаюсь взором на фигуру женщины, направляющейся в мою сторону. Наши взгляды пересекаются и я чувствую, что идут именно ко мне. Сложно не заметить уверенность походки и заинтересованность во взгляде незнакомки, которая прихватила с собой заказ и выглядит очень элегантно на фоне серого и такого дождливого общества.
— Тут уже свободно, если Вам нужен столик, я как раз собиралась уходить! — бормочу что-то себе под нос, скользнув взглядом дальше, с лоска подошедшей женщины, куда-то к барной стойке, пытаясь выхватить хоть какой-то силуэт сотрудников закусочной, чтобы расплатиться и снова вырваться в этот дождь, держа путь к дому. Тут всё же не читальный клуб, пора и честь знать. Не удивительно, но даже те, кто любят дождь, стремятся согреться и скоротать свое время под крышей, где пахнет стейками, выпивкой. Сегодня здесь нет свободных мест и посчитав, что подошедшая женщина просто любезно ждёт, когда я закончу читать, стала поспешно собираться, смахивая неуклюже в своей попытке уйти вилку и книжку со стола. «Боже, ну зачем я только так тороплюсь...» Дома ведь сейчас никто не ждёт, Чарли на дежурстве, а этот заинтересованный взгляд напротив начинает щекотать нервы. Почему она вообще на меня смотрит? Неужели, я снова перемазалась пастой?

0

35

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=101561#p101561

diluc ragnvindr
[бывший капитан ордо; не пьющий, но спаивающий винодел; завидный жених-богач-красавчик; ночами антистрессит ролевками в бэтмена]

https://i.imgur.com/eUlryn3.jpg https://i.imgur.com/fyTA4Ed.jpg
[original]

[indent] » genshin impact
— до смерти отца жил в комфортных условиях, мире доблести, рыцарей и принципов; отчего сначала потеря родителя, а после предательство, как это посчитал, названого брата (me) со всплывшей информацией о неслучайности кончины крепуса воспринялись особенно болезненно и радикально повлияли на личность юноши, ведь к душевной боли он прежде не привык;
— алкоголь — эффективное средство влияния и силы, а потому при всей нелюбви к выпивке таковая неизменно производится, монд благодарен и нетрезв;
— любит антиквариат и одежку дедов;
— внутри горит (не для вас), но вы об этом не узнаете и не увидите;
— не плохой человек, даже напротив, которому не очень повезло оказаться в мире среди не очень хороших;
— что вы знаете об экстремальных путешествиях, если не бывали в снежной и не заглядывали в плен к психопатам;
— бэтмен — лучшая сублимация и способ просто брать да бить другим лицо, ну и что вы сделаете;
— единственный человек, которому я хоть сколько-то доверяю, и оно взаимно;
— grumpy-face, но меня этим не проймёшь, знаю все 50 оттенков его горения и холодные руки зимами грею;
— я немного эмоциональный вампир, а дилюк вполне не против: симбиоз работает;
— в этой шараге он молчит и бьёт, а я разглагольствую и копаю-рою-зарываю;
— ревнивый и немного цундере, докажите обратное;
— когда-то признается, что подсел на стекло, втянулся в его секту и теперь никак не слезет. губа не дура, в общем.


— делаю акцент на сюжете, психологии, стекле [х2], павшей империи и, малясь, угаре;
— если мы сыграемся, то хоть в пару, хоть в могилу — вообще что угодно;
— пиши от 3 лица, на капс и вот это всё — плевать. просто пускай у тебя посты будут крутыми и стабильными, скажем, раз в неделю-две. ждать месяцами я не привык, и с дилюком непременно захотят сыграть другие тоже, потому от игрока требуется вменяемая активность — именно постовая;
не флужу (как на форуме, так и в привате) и не люблю общение за реал. ты можешь это дело любить или нет, но пускай оно не влияет на твоё желание писать мне посты. критически важный пункт;
— всегда за всякие аушки, модерны и прочее, если оно не скучное. если честно, ради аушек в основном и ищу, то с основной игрой всё предсказуемо и всеми 100500 раз (кроме будущего) отыграно, мне кажется. но ты можешь меня переубедить, я буду только рад.

пример поста;

Как бы это ни звучало, да-да-да, вот после всей предыстории и совместного прошлого, какой-то личной антипатии к Коллей капитан кавалерии не испытывал. Она, если честно, в принципе им не воспринималась как... человек, личность, отличный от иных объектов объект? Была угрозой и средством достижения поставленной задачи - отведённую роль отыграла - всё, конец. В том ничего личного, и на месте Коллей мог оказаться без преувеличения кто угодно. Та их прошлая история оказалась информативной, а когда речь шла об информации и знаниях, как и о безопасности, достижении целей - ни методы, ни средства, ни этические нормы не имели значения. Оно всё безличное, а чужая боль, негативные эмоции, манипуляции этим - не более, чем метод. Работавший безотказно и особенно капитаном любимый. Хорошо ли это для девчонки или плохо - без понятия. Однако факт сомнительной предыстории и её природы никуда не девался. Если потребуется, Кэйя будет жестким (жестоким) вновь. Если не потребуется - нет. Это исключительно технический момент; интересное и познавательное выжал в прошлый раз, а сейчас... едва ли осталось что-то от любопытства, интриги более не случится. Как и настроен Кэйя, если честно, на совершенно другое: сейчас его внимание было на Фатуи, а Коллей могла лишь быть или не быть связанным с ним элементом. Если бы не поведение девчонки, как и делегатов, капитан предположил бы связь. Однако не глупил поспешным выводом, учитывая прошлый опыт и изменившиеся обстоятельства. Совсем грубо выражаясь: даже хилличурлы временами бывали полезны, если располагались в подходившей локации, а Коллей - опаснее, но и разумнее хилличурлов. Как и имела болевые (всё, что трогало) точки, которыми можно выводить её в нужном направлении.

- Если это обезопасит жителей и поспособствует порядку в обще-благом смысле, мы можем и повториться. Скажем, ты по-прежнему способна на занимательные чудеса? - его манера поведения не меняется. Никакой прямой агрессии, пассивная также весьма условна: Кэйя ровный, настороженный и не скрывал того, на что способен. Девчонка знала, перед ней не имелось смысла. Поспособствует её более правильному поведению. Исходившие опаску и неуверенность капитан ни с чем не спутает, ведь подобные эмоции - его пища и профиль.

- Подозрения у меня в самом деле дурные, и лучше бы им не оправдаться. Видишь ли, Ордо сейчас не до внеочередных проблем: кучка таковых уже прибыла, м-м, только что, нам хватит. Что, кстати, достаточно интересное совпадение, ведь и ты здесь тоже... не находишь? - поведя плечом и едва наклонив голову, глядя прямо на Коллей. Дипломаты скрылись в здании, судя по шагам и утихшим голосам. Значит, несколько минут стоило посвятить ей безраздельно. В качестве предосторожности. Просто так девчонку теперь всё равно не отпустит, а попробует сбежать - сделает некоторые выводы не в пользу чужой удачи. - Какова цель твоего визита?

0

36

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=115263#p115263

bear-cub
[Медвежонок]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/569/t359983.png
[внешность на ваше усмотрение]

[indent] » hedgehog in the fog
Михаил, Миша, Мишутка, Медвежонок - но Медвежонком его называет только Снежана. Михаил - косая сажень в плечах, рост под два метра, играющее солнце в медных прядках и лукавые морщинки, разбегающиеся от уголков глаз. В хриплом басе проскальзывают озорные смешинки, Михаил курит трубку одна за другой, пахнет табаком и хвоей, аромат такой родной и ни с чем несравнимый  - аромат самых теплых объятий.
В прошлом - опасный хищник, в настоящем - лесной дух в обличии человеческом. Когда-то они с Ёжиком мечтали разделить жизнь одну на двоих, а теперь у них впереди целая вечность, и в вечности той обещание вечерних чаепитий, проведенных под треск костра и клубящегося от можжевеловых веточек дыма.
Михаил - живой и искренний во всех порывах своей чистой и непосредственной души. Михаил живет настоящим, и по прошлому не тоскует, но порой защемит в груди, там, меж ребер - когда Снежана ускользает от него, теряется в туманной дымке двух миров, призрачного и реального. Михаил ловит тонкие запястья, прижимает Снежану к груди и просит, зарываясь в густой шелк темных волос вернуться.
Если тебя нет - то и меня нет.


Желание взять Ёжика было спонтанным и порывистым, и потому игрок волен своего персонажа продумать так, как ему пожелается. Оставляю и выбор внешности на ваш откуп. За основу фендома взять мультфильм детства, но хочется вплести в него нотки славянского фольклора, а также русреала. Все остальное обсуждаемо.

пример поста;

По запросу.

0

37

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=115279#p115279

edward cullen
[бессмертный школьник-отличник, галантный вампир-вегетарианец, и истерический весь смысл моей жизни]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/571/835949.jpghttps://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/571/825900.jpghttps://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/571/482147.jpg
[Robert Pattinson]

[indent] » twilight saga
I should have let you go sooner, I know that I made this harder than it had to be.
У меня язык не повернётся назвать эти отношения с самого старта теми, что многие охарактеризовывают, как любовь с первого взгляда и конфетно-букетный в самом разгаре. Ты настоящий манипулятор, Эдвард Каллен, который пытался использовать на мне свои приёмчики очаровательной хитрости, чтобы я как наивная дура поверила в то, что обычный человек может остановить летящий на всех скоростях автомобиль голыми руками. Ты ударилась головой, Белла, и всё смешалось. Эдвард, ты применяешь ко мне самый настоящий газлайтинг. Если ты из другой эпохи, то погугли на досуге, что этот новый термин значит в человеческом обществе. Пытаешься настойчиво убедить меня, что был рядом со мной в момент аварии и именно поэтому смог быстро приблизиться и остановить машину. Но я прекрасно помню, сколько метров от меня до тебя было на парковке, когда в моих наушниках разрывался очередной трек в плей-листе. И нет, рядом с тобой мы никогда и не были, нас с первого моего появления в классе разделяла целая пропасть, в которой ты так надменно взглянул на меня и зажал нос рукой, словно я искупалась в помоях с отходами по самую макушку. В тот момент я реально задумалась, что дело могло быть во мне и в моем просроченном дезодоранте, но позже выяснилось, что я совсем не при делах. Всё дело тебе в тебе, Эдвард Каллен, и ты это прекрасно понимаешь. Далее очень уверенно рассказывал мне о каком-то там «выбросе адреналина», а в конце вообще заявлял, что мне никто не поверит. Когда мне откровенно в лицо бросают красную тряпку вызова, ухмыляясь, пройти мимо и сделать вид, что ничего не случилось - просто абсурд. Равноценно тому, если я пойду по улице и увижу, как малолетние выскочки будут пинать кота, и ничего не предприниму. Это просто на меня не похоже, возможно, гены шерифа отца или собственная проницательность, но я не поведусь на твои уловки и уж тем более не отступлю. Выставить меня сумасшедшей надумал, которая ударилась головой и придумала себе сказку, где красивый и загадочный принц, спасает героически от неминуемой гибели, просто выставив руку перед летящей машиной? Да за кого ты вообще меня принимаешь, Каллен?! Я не отступлюсь, буду идти до конца, заваливать вопросами, пытливо смотря в глаза, сама того не ведая, начиная влюбляться в этот взгляд, который...
Постой, твои глаза, они ведь были тёмными? Ты опять оправдываешься на ходу, жмуришься зачем-то, сжимая бледные пальцы в непроизвольный кулак и уходишь, оставляя меня с новыми вопросами и ещё большим интересом узнать тебя, изучить, как ты изучаешь меня своим взглядом, от которого липкие мурашки бегут по моей спине, забираясь под толстовку и щекочут низ живота... Стоп, Белла. Он же тот ещё ненормальный, следит за мной, его внимание становится навязчивым, я буквально чувствую его присутствие и просыпаюсь по ночам, вздрагивая на мокрой от пота подушке. Эдвард Каллен начинает мне мерещиться и это с одной стороны дико раздражает, с другой стороны вынуждает действовать - ловить любую информацию от давнего друга Джейкоба, шерстить интернет, наблюдать за ним пытливее. Чем дальше в лес, тем сильнее эмоциональные качели, на которых ты, Эдвард Каллен, раскачиваешь меня с таким усилием, что становится до настоящего тошного и нечем дышать. На перемены в твоём настроении у меня аллергия. Ты то приближаешь к себе историями и рассказами, то отдаляешь так резко и холодно, буквально выбивая почву у меня из-под ног. Ты держишь меня в стрессе, забавляешься, а я... Я не опускаю руки и уверена, что рано или поздно найду ту лазейку, схвачу ту ниточку, которую отпустить не смогу уже никогда. Скажи это, скажи это громче. Я рано или поздно стану той овечкой, в которую беспрекословно влюбится лев, попав в сети куда мощнее, чем оба могли себе только представить. Наши отношения нельзя назвать здоровыми, и ты это прекрасно знаешь. Это зависимость и мы с тобой, Эдвард, больные ублюдки. Хватит смотреть на меня так, словно ждал всю жизнь, просто прошу тебя, не оставляй меня больше.


https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/571/163637.gif
Как вы понимаете - данная заявка исключительно в пару. Причем, мы не будем играть только ванильное лежание на лугу в куче цветов под сиянием солнца и твоим мерцанием. Мы будем жевать хрустящее стекло, путаться, постоянно стоять на развилке выбора, ты будешь бросать меня в самый важный для меня момент, а я буду страдать, сидеть дома, искать адреналин на улицах с какими-нибудь байкерами, чтобы хоть как-то увидеть тебя сквозь мерцающие видения. Я буду ненавидеть тебя, Эдвард Каллен, искать замену в Джейкобе, в итоге обязательно по уши влюблюсь в двоих, как самая настоящая эгоистка и больная, а ты будешь совершать ошибку за ошибкой ровно до того момента, пока я не спасу тебя в Вольтерре от неминуемой казни на площади. Я буду ненавидеть тебя и любить, Эдвард Каллен, любить больше собственной, человеческой и хрупкой жизни, готовая на всё, чтобы ещё раз прикоснуться к твоим холодным губам. Мы будем качаться на качелях эмоций из стороны в сторону, страдать, ты будешь уверенно считать, что обращать меня в вампира - идея дерьмовая, а прожить со мной до глубокой старости - здорово, но я не согласна. А ты помнишь, Эдвард, что бывает, когда я не соглашаюсь. Упрямство будет душить любовь, а та в свою очередь лишать рассудка. Мы будем сиять не только в лучах восходящего солнца, но и в самой глубокой тьме. Главное приходи, Эдвард, ворвись в мою обыденную жизнь загадкой, стань смыслом, тем самым шифром, который мне нужно разгадать, а буду ключом к той самой старой книги в сейфе на дне океана, куда мы вместе заляжем на дно собственных, удушливых чувств. Мы будем зависимы, ты от меня, как от самого сильного наркотика, я от тебя, как от тайны, что станет смыслом жизни обрести и удержать. Мы станем больными друг другом и даже смерть излечить этот недуг не сможет. Мы однажды случимся и там за пеленой ненависти я увижу смысл в твоих глазах и самую главную цель - быть единственным на всю нашу вечность, которая обязательно будет, хочешь ты этого или нет.
Пожелания... Любить Эдварда, любить Паттисона, уметь красиво писать и ценить канон сериала, не извращая его настолько, чтобы падать совсем уж из крайности в крайность. Мне все равно читали Вы книги или нет (если да, то здорово), если нет - не беда, посмотрите фильмы, хотя бы первые две части, чтобы понимать о чём я тут расписалась на фигиллион символов с вдохновением. Я допускаю даже любовный треугольник с напряженкой между мной и Джейком, как и показано в сериале для увеличения стекла и его остроты, может со своими дополнениями и раскрытием того, что не показал сериал, но Вы должны любить этот каноничный пейринг, любить Эдварда и вампиров, как люблю его я и знать, что такое созависимость, которая по итогу в нашем случае рождает любовь через боль, страдания и отрицание. Приходи и мы всё обсудим, если загоришься тем, что преподношу тут я, если тебе близко то, о чём пишу я.

пример поста;

Жизнь любит тех, кто на неё не жалуется.

Переезд в Форкс из шумной, энергичной Аризоны стал для меня целой проблемой. Если не сказать катастрофой. Климатические условия здесь разительно отличались от тех, где я жила прежде. От плавного климата, морского воздуха и температуры в +16 градусов с осени до весны не осталось ничего, лишь искрометные воспоминания, где моя мама улыбается, прижимая к себе за плечи и говорит, что снова влюбилась, не давая мне тем самым никакого выбора. Слово солнце осталось лишь синонимом и тоскливым воспоминанием о тех ярких, тёплых днях, где мы с Рене могли часами лежать на каком-нибудь гамаке под цветастым зонтиком из тонких и длинных полос, скрывая темноволосые макушки под широкими шляпами. Погода здесь была... отвратительной. Бесконечный дождь и очень тёмное, давящее небо. Влажность была такая, что и без того непослушная копна волос постоянно пыталась завертеться в какие-нибудь завитушки, весело пружинящие при движении или повороте головы. Только вот мне было совсем не весело. Переезд к отцу больше напоминал встречу, которую словно очень ждут, но получив заветные ключи от дома, оставляют всё так, как есть. Не стараются, не пытаются что-то менять, а просто продолжают жить, только теперь заходя каждое утро в комнату, здороваясь, готовя завтрак и желая прекрасного дня. Я люблю Чарли искренне, вижу, как ему неловко начинать со мной какой-либо разговор и отдельно благодарю за главную черту, много для меня значимую - он ненавязчивый. Не лезет с лишними вопросами, не докучает излишним вниманием и ценит своё личное пространство не меньше, чем я. Подъезжая к кафе, где мы часто останавливались с отцом, я решаю провести время после школы сегодня здесь. Не потому, что возвращение к родному человеку аукалось в сердце болью их расставания, сколько потому что вопросов в голове было слишком много, а ответов нет. Как и солнца, синего неба и мягкого воздуха - тоже. Люди вокруг - хмурые, осуждающие, оценивающие лишь только внешний вид и то, на какой машине ты приезжаешь в новую для себя школу. Так удивительно, но в каждом штате люди непроизвольно копируют окружающую обстановку, или подстраиваются под неё, а может и вовсе группируются по своим желаниям и потребностям. Адаптируются. Как знакомо это слово с постоянными переездами, напряженной атмосферой в семье, какими-то бесконечными переменами, что стали для меня уже почти обыденностью с учётом вечно сменяющегося пейзажа за окнами. И окна были разные, то квартира, то дом, то автомобиль, несущий тебя в казалось бы новую жизнь. Только я себе её не выбирала, как и штат проживания, но любовь к родителям была сильнее, чем какие-то климатические предрассудки. И вот я здесь. Ведь если для меня дождь - это чавкающая влага в кроссовках, обязательно промокший капюшон у бежевой осенней парки, и испорченное настроение хмурыми мыслями, то для кого-то это период романтики, поцелуев под проливной стеной, возможность спрятать свои слёзы от чужих взоров и примерить новые резиновые сапоги из последней коллекции, как сказала мне сегодня Джессика после уроков, весело подмигнув.

Как она вообще может сохранять такой позитивный настрой, когда открываешь глаза утром под стук дождя по крыше и подоконнику, и закрывая их вечером, снова слышишь, как бьются ветви деревьев в оконную раму, предвещая очередной ливень? Закусочная выглядит так же привычно, как и отец, который приводит меня сюда и обязательно заказывает себе вредную пищу и пиво. Я непроизвольно выбираю самый дальний столик у окна, где мы проводим своё время в почти полной семье. Но сегодня моим компаньоном становится книга. "Грозовой перевал" мягко опускается на деревянную столешницу, а следом и я, с облегчением стягивая промокшую куртку. Корешки у одного из любимых произведений уже потрепались, но я продолжаю перечитывать снова и снова этот роман, в котором словно пытаюсь отыскать ответы на свои вопросы. Действие романа происходит на вересковых пустошах Западного Йоркшира и описывает драматические взаимоотношения двух семейств — Эрншо и Линтонов — с приёмышем Хитклиффом. Моя драма, кажется, тоже началась, как только я столкнулась взглядом со своим соседом по парте. Так презрительно на меня ещё никто не смотрел, даже с учётом того, на какой машине я приезжаю в школу каждый день. Что греха таить, старенький пикап Chevrolet произвёл оглушительный эффект своим появлением на местной парковке, чего нельзя было сказать обо мне. Упрямая, неуклюжая, без каких-либо выдающихся внешних форм, достаточно хрупкая и бледнокожая. Кажется, именно так всегда называл меня Джейк, шутливо скалясь. Я могла заинтересовать только местного говорливого журналиста, его напарницу фотографа, а ещё Джессику, которая увидела во мне прекрасную слушательницу, тренируя на мне свои ораторские умения. «Да что он вообще о себе возомнил?» Нет, это правда задевало. Я сильна в биологии, люблю читать, учусь достаточно прилежно и не пытаюсь выпячивать свои физиологические особенности тела, как это делают другие девушки, томно вздыхая при виде Эдварда на горизонте. Что они вообще все в нём нашли? Отстраненный, без каких-либо манер, не скрывающий в принципе своего отношения презрительного к окружающим.... «Я пришла сюда отвлечься от мыслей, а не наоборот. Пора перевернуть страницу.» Глава была прочитана, только вот во мне всё ещё что-то не унималось.

Возможность согреться и почитать в одиночестве прекрасна тем, что можно собрать по крупицам собственные доводы и мысли. Либо, наоборот, запутаться ещё больше - я не решила. Привычно заказав себе овощную пасту, я ковыряю вилкой по содержимому с какой-то неохотой, а строчки на листе книги начинают разбегаться, как только перед глазами снова возникает образ Эдварда Каллена, который по иронии судьбы стал соседом по парте в классе обучения биологическим искусствам. «Серьёзно...» Из наваждения выводит скрежет вилки по поверхности тарелки, я так увлеклась чтением и своими ощущениям в мыслях, что переусердствовала с трапезой. Звук такой же противный, как барабанящий дождь по подоконнику закусочной, заставляющей непроизвольно поёрзать на стуле и в который раз пожалеть, что вместо свитера с длинным горлом, я нацепила на себя серую водолазку с вырезом без рисунка в тон к тёмно-синим джинсам. Привычка носить более открытые и простые вещи ещё сохранилась за мной с учётом других климатических правил, и этот город выжимал из меня последние солнечные соки, хоть я и не славилась никогда загорелым тоном кожи. Кажется, переезд в Форкс подчеркнул мою излишнюю хрупкость при росте 163 см, и весе в 52 кг. Когда тарелка опустела, а взгляд стал блуждать по помещению закусочной в поисках официанта, я натыкаюсь взором на фигуру женщины, направляющейся в мою сторону. Наши взгляды пересекаются и я чувствую, что идут именно ко мне. Сложно не заметить уверенность походки и заинтересованность во взгляде незнакомки, которая прихватила с собой заказ и выглядит очень элегантно на фоне серого и такого дождливого общества.
— Тут уже свободно, если Вам нужен столик, я как раз собиралась уходить! — бормочу что-то себе под нос, скользнув взглядом дальше, с лоска подошедшей женщины, куда-то к барной стойке, пытаясь выхватить хоть какой-то силуэт сотрудников закусочной, чтобы расплатиться и снова вырваться в этот дождь, держа путь к дому. Тут всё же не читальный клуб, пора и честь знать. Не удивительно, но даже те, кто любят дождь, стремятся согреться и скоротать свое время под крышей, где пахнет стейками, выпивкой. Сегодня здесь нет свободных мест и посчитав, что подошедшая женщина просто любезно ждёт, когда я закончу читать, стала поспешно собираться, смахивая неуклюже в своей попытке уйти вилку и книжку со стола. «Боже, ну зачем я только так тороплюсь...» Дома ведь сейчас никто не ждёт, Чарли на дежурстве, а этот заинтересованный взгляд напротив начинает щекотать нервы. Почему она вообще на меня смотрит? Неужели, я снова перемазалась пастой?

0

38

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=122897#p122897

golden wolflord
[безымянный король разрыва; неоспоримый альфа всех волков бездны]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/180/801271.gif
[prototype/human (второе обсуждаемо)]

[indent] » genshin impact
Золотой Волчий Вожак не имеет личного имени — лишь название вида, Алфисол, которое он делит со своей верной стаей. Случайный эксперимент Рейндоттир, сбежавший в Бездну оживший чертёж, даже не получивший имя или номер образца, второе по размерам выжившее и разумное существо, вышедший из-под рук матери монстров. Волки и Щенки Разрыва безоговорочно признали его Альфой над Альфами и выполняют любые его приказы, служа его лапами, глазами и клыками в мире, который когда-нибудь станет его.
У него уже есть семья — его огромная стая, разбросанная по всему Тейвату. Однако он, как и любой из детей Рейндоттир, хочет услышать, что его присутствие в мире не случайно. Что он может быть собой. Что ему дозволено выбрать себе имя, а не выписывать его кровью на островах и континентах в надежде, что холодное Золото заметит и признает его.
Как и любым детям Рейндоттир, ему нужна свобода от неё.


Я буду очень рад увидеть Золотого Вожака хотя бы потому, что собрать воедино всех созданий Голд и пойти охотиться на нерадивую мать — это мечта моя и Альбедо. Более того, Вожак сможет найти её куда быстрее, чем даже тот же гигантский Дурин, поскольку все Волки и Щенки, где бы они ни были, не могут не повиноваться приказу Альфы над Альфами, а сами его подданные, если их организовать, могут сделать очень много хорошего, а не только рвать на части всех, кто подходит слишком близко. Ряды самих Волков из-за этого стремительно сокращаются, что вообще не комильфо.
Я не требую сразу любви-дружбы-жвачки. Логично, что Вожак не воспримет Альбедо и Дурина, «любимчиков», сразу, но вполне сможет найти общий язык с Нигредо. Я планирую несколько эпизодов с постепенным привыканием, с тем, что Альбедо и/или Вермилион даст Вожаку его человеческую форму, имя (как насчёт Вольфганг?), освободит от затмевающей разум Бездны и обучит общей речи, и точно достаточно длительный поход в Энканомию, поскольку пробраться туда через коррозию Вожака куда легче, чем заполнять бумаги для посещения в официальных структурах Инадзумы и Ватацуми. Запретных знаний и потасовки с вишапами не хотите ли?
Кроме боёвки и походов под землю и воду есть ещё вопрос налаживания отношений с братьями и отбившимся от лап стаями Волков в регионах. Ладно ещё в Инадзуме, они буквально едят энергию Татаригами, но в Сумеру Зоны Увядания негативно влияют на самих Алфисол. Хороший вожак своих не бросает, как-никак, а в процессе можно и попытаться осторожно, через братьев, сделать шаг к мирному сосуществованию с людьми и множеством других существ Тейвата.
Я хэдаю, что Вожак, как и многие Алфисол, неплохо так покороблен Бездной, но в потенциале к речи и разуму и в авторитете среди своих волков ни на йоту не уступает Андриусу. В мудрости — естественно, глупо сравнивать дух древнего бога и искусственное существо, — но в остальном нет. К тому же, Андриус не может поддерживать постоянно свою форму изо льда и ветра, в то время как Вожак не имеет таймера и лап. Альбедо не будет мешать им выяснять отношения, поэтому почему бы и не устроить мини-войну среди волков, или, наоборот, наладить дипломатию? Людей не любят оба, но жить с ними как-то надо, так что можно сойтись на этой почве.
Не хочется мириться и сосуществовать с людьми и братьями? Вообще не проблема, я приму и такое развитие событий. Можете сразу начать пытаться пожирать жизненную энергию братьев-гомункулов с целью доказать, что именно вы — лучшее создание Голд, и устроить гражданскую войну в рамках кхемической семьи. Можете присоединиться и оберегать мать исподтишка, посылая своих Волков ей на охрану, и предать братьев во время неизбежной встречи (или нет). Можете плюнуть на Голд и присоединиться к братьям, чтобы втереться всем в доверие и втихую набрать сил и подготовить очередное вторжение в Тейват. Вариантов быть плохишом столько, что скучно не будет.
Наконец, человеческая внешка полностью обсуждаема, и да, в отличии от оригинала, конечности у неё могут быть. У меня только одно главное условие: не берите внешность сладкого тонкого мальчика. Я вижу Вожака мужчиной в радиусе 25-35 лет, не подростком и не спичкой. Брюнет предпочтительнее, но это уже можно обговорить со мной.
В гостевой зовите меня или Дайна, на худой конец Нигредо. Прибегу и утащу обсуждать)

пример поста;

Альбедо не любил посещать бары: как и любые людные места, они быстро утомляли его, а если они ещё и были закрытыми, с накопленным густым запахом человеческих тел и глоток, витающим под крышей, то они автоматически сдвигались всё ниже и ниже по шкале его предпочтения. Более того, он мог употреблять алкоголь, но не мог опьянеть: его создательница пыталась создать не просто искусственную жизнь, но усовершенствованную. Ей было мало играть в богов, она хотела улучшить их работу — и ей это удалось.

Альбедо, проведя время в городе вина и песен, даже не жалел, что не может опьянеть. Алкоголь отуплял чувства и медленно, но верно убивал мозг. С первыми у него и так была проблема,а вторым он не был готов пожертвовать даже ради развития и поддержания таких хлопотных социальных связей. Он никогда не считал себя полноценной частью Мондштадта, и было бессмысленно надеяться, что он когда-то ей станет. До тех пор, пока Город Свободы давал ему всё необходимое, Альбедо отплачивал ему тем же и даже большим.

Тем не менее, сейчас алхимик смотрел на лицо человека напротив, опустив протянутую ладонь без какой-либо видимой и невидимой неловкости, и целую долгую секунду испытывал сожаление, что считал посещение баров глупой тратой драгоценного времени. Альбедо был внимательным и ничто не принимал, как должное. Он ставил под сомнение всё, чему не имел рационального объяснения: это был его главный принцип действий и жизни как учёного, алхимика, капитана следственной группы, наконец.

Он уже видел такую форму зрачка, относительно недавно и на женском лице, однако он ни с чем не перепутает её. Метка такой же формы украшала его шею, которой он рассеянно коснулся, прежде чем сдвинуть ладонь к подбородку, задумчиво обхватывая свой локоть другой рукой. Альбедо был уверен, что никто не заметил этого очевидного (для него) признака принадлежности к павшей безбожной нации: люди в Мондштадте были на удивление слепы, даже когда были трезвыми. Никто не задавал вопросов, никто не задерживался взглядом на неестественном зрачке капитана кавалерии или ярко-желтой звезде на шее главного алхимика.

Но Альбедо это дало некоторую надежду. Если Кэйя выжил и даже жил в Городе Свободы так спокойно, всю жизнь, если алхимик правильно помнил, значит, и его наставница могла выжить одна. Значит, у них ещё был шанс встретиться.

Всё это пронеслось в голове гомункула за то время, что хмельной капитан напротив приглашал его остаться. Альбедо чуть прищурился: ему будет очень интересно пообщаться с Кэйей, но позже. Капитан никуда не денется, и алхимик сможет получше подготовиться к разговору с ним. Сейчас неизвестный вор стоял выше на приоритетной лестнице, чем оказавшийся из Каэнри’ах коллега.

— Вот как? Что ж, рад за Вас, — всё так же спокойно и ровно произнёс гомункул, не улыбаясь более, но лишь потому, что он был задумчив. — Спасибо за щедрое приглашение, но, боюсь, мне придётся отказаться. Есть кое-что, что я ещё должен проверить. Не смею больше прерывать Ваш отдых, сэр Кэйя. Надеюсь, в следующий раз Вы позволите мне угостить Вас.

Альбедо всё же улыбнулся, и склонил вежливо голову, разворачиваясь и выходя из бара, направляясь к главным воротам и пересекая мост, но затем остановился. Осмотревшись, алхимик стянул перчатку, коснулся своего Глаза Бога и закрыл глаза, концентрируясь. Искать обычные улики было уже бесполезно: прошло слишком много времени. Следовательно, он обязан был попытаться найти хотя бы какие-то невидимые обычному человеку следы самозванца. Если на нём или на вещах, которые он нёс, были хотя бы отголоски элементальной энергии, Альбедо увидел бы их.

Элементальное зрение, доступное ему, по общему мнению, как и всякому аллогену, на деле было выведено матерью. Она не рассчитывала на то, что её творение будет иметь амбиции достаточно сильные, чтобы быть признанным богами, уничтожившими её родину и большинство «детей», поэтому наделила его талантом, который имела сама. Дарование ему таланта манипуляции Гео было злой иронией, но всё же только послужило усилению его зрения.

Алхимик открыл глаза, держа ладонь на неярко светящемся Глазе Бога, позволяя глазам секунду-другую привыкнуть к ярким и не очень цветам, которыми внезапно окрасилась ночь. Дендро от растений и остатков разрушенной телеги неподалёку, следы Анемо от шевелящего его волосы ветерка, догорающее Пиро — кто-то здесь сражался, и ещё сотни следов, мазков, точек и линий, оставленных живыми существами. Альбедо терпеливо осмотрел всё, что показалось ему хотя бы отдалённо интересным, покружил по местности, не отнимая руку от Глаза Бога, но в конце концов наткнулся лишь на то, что посчитал отголосками собственной искусственной энергии.

Крайдепринц разочарованно вздохнул, хмурясь и ненадолго закрывая глаза, возвращаясь после к обычному зрению, и наконец оглянулся. Бесплодные поиски привели его к развилке дороги за Спрингвейлом: прямо лежало ущелье, ведущее к винокурне, а к югу - обход, огибающий опасное место и поднимающийся так же к «Рассвету». Дальше дороги сливались и прерывались у озера рядом с виноградниками, откуда по побережью можно добраться до Ущелья Спящего Дракона и начать восхождение на Драконий Хребет. Слишком много территории. Даже если по невероятному совпадению обстоятельств и удачи самозванец ушёл на гору, найти его там ночью будет невозможно. Не говоря уже о том, что настолько очевидно подставляться алхимик пока не собирался.

Альбедо покачал головой, вздыхая, и поправил почти пустую сумку на плече. Нужно вернуться в Монд, принять душ, что-то поесть, переодеться в чистое, наконец. Вора он уже давно упустил и достаточно повеселил невольную компанию, бегая кругами, как курица без головы, сжимая Глаз на шее. Придется сказать Джин, чтобы достала ему копии поручений, соврать, что потерял их в бою с хиличурлами.

Но Бездна его побери, он не любил свидетелей своих ошибок.

— Вы заблудились, сэр Кэйя? — пассивно-саркастично заметил Альбедо, складывая руки на груди. Крио Глаз Бога был таким ослепляюще-белым пятном на картине, нарисованной гомункулу Элементальным зрением, что он должен был быть слепым, чтобы не заметить. Хотя обычным глазом каэнрийца было не заметно, и двигался он на удивление бесшумно, в этом ему не откажешь.

0

39

https://kakbicross.ru/viewtopic.php?pid=116516#p116516

david kostyk
[фабрикатор, член триумвирата]

https://data.whicdn.com/images/270258104/original.gif
[luke pasqualino]

[indent] » the grishaverse
  [indent]Что было когда-то? Давид молчит, никому не рассказывает, словно его жизнь началась в мастерских фабрикаторов, где высокие окна, где пляшут пылинки в солнечном свете, которые он не замечает, где в уголках крадутся тени, необходимые для некоторых алхимических таинств. Вся жизнь Давида переливается красками таинств, пахнет алхимическими соединениями, свивается привычными вещами // в них комфортно, в них совсем не страшно // в них можно думать о чем-то х о р о ш е м.
[indent] Когда ему Женя улыбается, он отводит взгляд, чтобы скрыть с м я т е н и е, в них читаемое. Сердце колотится так, что его могут услышат все вокруг // не слышат. Давид снова прячется в своей мастерской, но шаги и шорох белого кафтана с золотой вязью приносит за собой аромат духов. Солнце причудливо играет в рыжих прядях, под взглядом янтарных глаз не скрыться, но он не понимает пока что, что это его б у д у щ е е едва заметно касается его желаний.
[indent]  У нее жизнь в Большом дворце. У нее, говорят, какие-то свои привилегии. Она недостижима для него. Но жизнь меняется, одним махом сметая все, что выстроено на его доске жизни.
[indent]  Так п р о щ е: Давид это понимает, сжимая хрупкие плеч плачущей девушки. С нее слетает созданная ею красота, оставляет то, что ему милее. Он не видит жутких ран // подарок Дарклинга. Он и не знает, насколько чувства могут быть сильными // ненависть к тому, кто стал причиной слез его любимой. Давид учится видеть мир, слышать мир, пусть в большинстве случае он звучит голосом и смехом Жени, пахнет ее духами, ощущается ее прикосновениями. Он хочет подарить ей счастье, он хочет принести ей победу. Он стоит рядом с ней, когда все заканчивается - он говорит, что конец лишь начало чего-то нового.
[indent]  И снова теряется в бытовом мареве изобретений. Проводит время с Николаем и Надей в мастерских // Лазлайон прячется за туманами озера. Его жизнь состоит из новых открытий, за которыми, порой, сложно заметить тоску во всем облике Жени // она прячет ее, стоит ей заметить, что Давид на нее смотрит. Он запоздало понимает, что она не так счастлива, как кажется: ее мучают кошмары, и спать она может только рядом с Давидом, наверное, поэтому часто приходит в мастерскую и засыпает на старом продавленном диване. Давиду начинает казаться, что он не может // не в состоянии дать Жене то, чего она з а с л у ж и в а е т. Он пытается // выходит не всегда. Он обнимает ее, чтобы заставить ее улыбнуться, но ее боль неприятно саднит у него за ребрами.


[indent]В жизни Жени и Давида не все так гладко, как хотелось бы: Давид обладает социальными навыками весьма условными, и Женя его мостик с реальным миром. Но Женя ломается, ее душа покрыта трещинами и шрамами, пусть она этого не показывает. А брак это не легкая прогулка, это бесконечная работа над собой, чтобы прийти к "долго и счастливо". К тому же это Равка, тут ничего просто не бывает. Давид взрослеет, неожиданно для всех и самого себя становится кем-то, кто проявляет жесткость и нежность там, где никто не ждет // кроме Жени. Становится тем, кто решит ее проблемы с собой, с кошмарами, проблемы, созданные ей насилием со стороны Ланцова-старшего.
[indent]  Люка не менять, он очарователен, а это наше будущее, вы только посмотрите:

тык

[indent]  А еще у меня есть идеи для альтов: модерн ау, не модерн ау, жизнь, в которой Давид раньше заметил то, что царь Александр над Женей измывается, в общем, я тот еще фонтанчик идей, которые вам понравятся.

пример поста;

[indent] Все происходит слишком быстро. Настолько быстро, что решить, какие последствия ее ждут, Женя не успевает. Она просто смотрит, просто дрожит // не от холодного ветра, едва может дышать, когда встречается со взглядом Дарклинга.
[indent] Похоже, только что ее жизнь превратилась в пепел, который был подхвачен бесцеремонным холодным ветром, развеян над морской гладью.
[indent] Ведь все было так просто - служи Дарклингу и получишь желаемое. Женя хотела две вещи: красный кафтан и перестать быть изгоем. И эти две вещи открывали ей новые возможности, хотя не давали ей шанс на любовь Давида, но об этом она бы подумала потом. Годы в рабстве у капризной царицы и похотливого царя-насильника во имя светлого будущего, о котором ей рассказывал генерал, стоит только сомнения охватить хрупкие мысли маленькой портнихи, требовали завершения. Для чего должно было хватить п о с л у ш н о с т и и п о к о р н о с т и.
[indent] Что ей стоило в т о р о й раз предать Алину? Кто такая Алина? Всего лишь потерянный гриш, найденный случайно. Всего лишь бесценный камень в сокровищах Дарклинга. Всего лишь искренняя девушка, которая в самом деле не понимала, куда попала. Женю едва ли сомнения мучили, когда она не отсылала письма Старковой ее другу-следопыту. Женя легко убедила себя, что так будет лучше, и в первую очередь для Алины. Каждому гришу приходится отказываться от прошлого во имя будущего, кому-то раньше, кому-то позже, и Алина так же должна была принять подобный выбор. Женя только помогла, самую малость. Но что ж так трудно оказалось руководствоваться теми же мыслями, стоя перед Алиной уже в красно кафтане? Почему простые слова ранили так сильно? Почему не выстрелила?
[indent] Этот вопрос Женя задает себе на секунды раньше, чем он звучит голосом Дарклинга, вибрирует где-то в солнечном сплетении. Пальцы каленым железом впиваются в плечо, даже сквозь ткань кафтана обжигают. Женя не удивится, если раздевшись, обнаружит ожоги от соприкосновения со злостью Дарклинга // еще одни следы чужого гнева в довесок к следам чужой немощности //.
[indent] - Я не... не смогла, - выдыхает Сафина, но ветер так буянит, что ее слова могут в нем потеряться. Ветер дергает полы кафтана, дергают выбившиеся пряди волос из-под шпилек, но холода нет, есть изнуряющий жар страха. Он ее убьет. Убьет за то, что медлила, а Женя столько всего сделать не успела: извиниться перед Алиной, добить старого царя, поцеловать Давида.
[indent] Так много всего, чему не суждено сбыться. Потому, что ей не хватило ума нажать на курок.
[indent]  Дарклинг дергает ее, куда-то за собой тащит. Каким-то чудом Женя умудряется не упасть, пусть и спотыкается. Перед глазами пролетает вся жизнь, где-то слышится сочувственный возглас, на миг кажется, что это конец. А потом звуки замолкают. Нет ветра, нет чужого страха, остается только собственный страх в тиши каюты // чьей? Женя не может опознать //. Сафина отступает от Дарклинга, каждым шагом пытается увеличить дистанцию между ними, но она сокращается. Воздух тяжелеет, дышать почти невозможно, Женя хочет закричать, упасть в ноги генерала, своего повелителя, спросить, сколько от нее еще требуется жертв, когда она отдала почти что самое ценное, променяв все это на иллюзорную свободу, пропитанную ядом на собственной коже.
[indent] Сафина спиной о стол упирается, отступать дальше некуда. Пальцы, белеющие костяшками, впиваются в край столешницы, словно без этого Женя упадет. Она пытается дышать, лихорадочно ищет ответ на хлесткий вопрос. Вскидывает взгляд на Дарклинга, снова делает вдох. Голос дрожит, но она упрямо произносит:
[indent] - Мой пистолет заклинило.
[indent] Женя куда-то его отшвырнула, теперь и не найти, не доказать ее маленькую ложь. А может не ложь? Может, все дело не в непослушных пальцах портнихи, не в ее помутнении рассудка, а в том, что пистолет в самом деле был не рабочим? Голос неожиданно крепнет вместе с уверенностью:
[indent] - Порох, наверное, отсырел.
[indent] Это неизбежно, когда находишь в месте, где высокая влажность. Это неизбежно на корабле. Женя молится мысленно всем святым, чтобы после ее слов Дарклинг Давида не назначил виноватым за ее оплошность // ошибку.
[indent] - Прости меня, я... я не виновна. Но я искуплю свою оплошность, - тонкие бледные пальцы впиваются в темный кафтан Дарклинга, Женя, искушенная придворной жизнью, в атаку бросается: - Ты ранен. Могу я посмотреть?

0


Вы здесь » shadow souls » Партнерские узы » как б[ы] кросс


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно